Александр Невский
 

2. Политические последствия акта 1054 г.

Выше было отмечено, что в «Повести временных лет» завещание Ярослава передано в сокращенном виде и обобщенной форме. Но даже помещенный в этом изводе текст «ряда» производит вполне определенное впечатление, что акт Ярослава предусматривал-таки передачу Киева по системе «от старшего брата к следующему по времени рождения», т. е. — «лествичного восхождения». Эта мысль подкрепляется свидетельством «Повести» о последних месяцах жизни Всеволода Ярославича, на что обратил внимание еще В.О. Ключевский.1 Летописец рассказывает, как перед смертью Ярослав велел позвать к нему любимого сына Всеволода и молвил ему: «Сыну мой! Благо тебе, яко слышю о тобе кротость, и радуюся, яко ты покоиши старость мою. Аще ти подасть Бог прияти власть стола моего по братьи своей, с правдою, а не с насильемь, то егда Бог отведеть тя от житья сего, да ляжеши, иде же аз лягу, у гроба моего, понеже люблю тя паче братьи твоее».2

Процитированные слова летописи можно, естественнее всего, толковать в том смысле, что именно Ярослав установил передачу власти от старшего брата к следующему по возрасту, т. е. старшему в роде, и что этот порядок киевский князь считал единственно законным. Знаменательно, что следить за соблюдением правила «лествичного восхождения» Ярослав поручил не непосредственному преемнику Изяслава, отличавшемуся буйным нравом и трудным характером Святославу, а спокойному и рассудительному Всеволоду. Дальновидный Ярослав Владимирович будто предусматривал смуту далекого 1073 г., когда Святослав при пассивной поддержке Всеволода выгонит Изяслава из Киева и, преступив завещание отца, усядется на главный русский престол. Прав был Л.В. Черепнин, написавший о «ряде» 1054 г.: «Это не моральное поучение главы семейства, а политическое завещание главы государства».3

В теоретическом плане передача власти по принципу родового старейшинства, от брата к брату, берет начало в родо-племенном обществе. Так могло быть и в восточнославянской среде во времена рождения государственности. Но древнерусские письменные источники не дают оснований для подобного утверждения. В государственную же практику Рюриковичей времен до Ярослава родовое старейшинство не вошло, судя по «Повести временных лет» и Новгородской первой летописи младшего извода.

Возможно, так случилось из-за физической его невозможности. Ведь Олег, Игорь и Святослав, если исходить из летописных рассказов о них, братьев не имели (в договоре с греками 944 г. упомянуты племянники, «нети» Игоря,4 но, скорее всего, то были дети его сестер);* братья Владимира Ярополк и Олег погибли в борьбе за киевский стол; то же случилось и с почти всеми братьями Ярослава. Его соглашение с Мстиславом 1026 г., когда южная Русская земля была разделена ими по Днепру, стало первым правовым документом, регулировавшим междукняжеские отношения на Руси. Поэтому остается признать, что лишь после смерти Ярослава родовой порядок наследования киевских и других столов («лествичное восхождение») вступил в силу, пусть даже этот князь и воспользовался известным ему древним обычаем.

Развитие политической жизни в государстве после кончины Ярослава сложилось не так, как предусматривал старый князь. Его новаторский в самом своем существе «ряд» не мог, вероятно, быть полностью понят и воспринят современниками. Святослав и Всеволод вовсе не считали, что Изяслав сможет заменить им отца в качестве верховного сюзерена, к чему призывало их завещание 1054 г.5 Судя по сравнительно хорошо отраженной в летописи биографии Изяслава и посмертному панегирику с подробной характеристикой князя, он не имел государственных способностей, которыми в достатке владели его отец и дед, был нерешительным человеком. Поэтому Изяслав и согласился на совместное с двумя младшими братьями управление Русью. Вероятно, из-за этого историки (среди них и А. Поппэ) post factum и решили, будто Ярослав в «ряде» 1054 г. не установил порядка единоличного замещения киевского стола. По моему мнению, как раз установил, и достаточно определенно, если учесть рассказ о предсмертных словах Ярослава Всеволоду, упомянутых в летописи под 1093 г. Другое дело, что у Изяслава не хватило решительности и политической воли настоять на выполнении братьями завещания отца.

Примечания

*. Сравним текст из Никоновской летописи под 6933 г.: «Волк же служа царю Мусулману с нетии своими, рекше с сестричи» (см.: Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка. Т. 2. СПб., 1895. Стлб. 433).

1. Ключевский В.О. Указ. соч. С. 183.

2. Повесть временных лет. С. 142.

3. Черепнин Л.В. Общественно-политические отношения... С. 172.

4. Повесть временных лет. С. 34.

5. Повесть временных лет. С. 108.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика