Александр Невский
 

Заключение

В работах классиков марксизма-ленинизма отмечалось, что пришедшее на смену старой родовой организации территориальное разделение подданных государства лишь «кажется естественным». Новая территориальная организация возникла не сразу: «...потребовалась упорная и длительная борьба, пока она могла утвердиться... на место старой организации по родам»1.

Историко-географическое исследование Черниговской земли показывает, что зарождение основной территории Черниговского княжества относится ко времени образования территориального и политического ядра Древнерусского государства — «Русской земли». Эта территория на левобережье Днепра не совпадала с племенными границами, включая в себя земли как левобережных полян, так и западных северян.

В X — середине XI в. эта новая, государственная территориальная единица сосуществовала с территориальными единицами Древнерусского государства, сохранявшими этнические границы (радимичи, вятичи)2.

Ликвидация этих границ завершалась постепенно, в разное время, но победа новой феодальной организации территории относится ко времени второй половины XI — середины XII в., когда были окончательно освоены Черниговским княжеством земли вятичей, когда формировались волости за пределами территориального ядра земли.

Таким представляется в схематическом изложении длительный процесс формирования Черниговской земли, в котором нельзя не видеть борьбу господствующего феодального класса за расширение власти и доходов, процесс феодализации рассматриваемой территории.

С образованием территориального ядра будущей Черниговской земли дальнейшее формирование территории княжества шло главным образом в северном (радимичи) и северо-восточном направлениях (вятичи), причем важная роль принадлежала Сновской тысяче.

Государственное освоение «племенных» территорий было не одноактным событием, а длительным процессом. В том можно отметить два основных этапа: первый — распространение дани (сначала эпизодической, затем регулярной), второй — распространение княжеского суда, точнее, государственной администрации (несомненно характеризует завершение этого этапа посадничество по городам). Промежуточные этапы (например: повоз, погосты и т. п.) прослеживаются плохо. Следует заметить, что нахождение части территорий вятичей и радимичей за пределами Черниговской земли, а также наблюдения за территорией «Вятичи» XII в. позволяют считать, что завершающий этап государственного освоения бывших территорий восточнославянских племенных союзов не наступал одновременно для всей территории вятичей или радимичей. Очевидно, что освоение южных территорий вятичей было завершено ранее, нежели освоение «Вятичей» бассейна Жиздры и нижнего течения Угры.

Для понимания положения в государстве территорий племенных союзов вятичей и радимичей, плативших в X — начале XI в. (подобно древлянам до 945 г.) лишь дань киевским князьям и эпизодически участвовавших в их крупных военных предприятиях, важно учесть замечание В.И. Ленина о том, что функции насилия применяются государственным аппаратом систематически3. Этого нельзя увидеть на первом этапе государственного освоения названных территорий. Их еще нельзя считать государственной территорией в собственном смысле слова, но они уже перестали быть и племенными. Это — государственные территории в процессе становления.

Основным фактом формирования государственной территории Черниговского княжества было подчинение государственной, княжеской власти населения «племенных» территорий в интересах формирующегося господствующего класса «Русской земли» и в первую очередь знати ее северо-восточной части. Однако необходимо учитывать и факт встречного процесса — классообразование в подчиненных землях, без чего картина формирования государственной территории была бы неверна.

Подчинение значительных территорий, даннический по преимуществу способ изъятия части прибавочного продукта — все это вызывало необходимость существования относительно единой политической организации подчинения киевским князьям, отражавшей общность экономических интересов складывающегося класса феодалов.

При распространении княжеского суда и дани границы племенных союзов постепенно ликвидировались. Сопоставление государственных границ Черниговской земли с границами летописных племен подтверждает этот хорошо известный факт. Однако могли сохраняться участки границы, опирающиеся на естественные рубежи, но они в корне меняли свою природу.

С завершением, в основном, государственного освоения Черниговской земли, осуществлявшемся уже силами обособившегося в середине XI в. Черниговского княжества, основным содержанием развития государственной территории стало формирование феодальных административных территорий земли — ее волостей. Укрепление политических связей между этими территориальными единицами несомненно препятствовало отделению территорий от Черниговского княжества. В этот период (вторая половина XI—XII в.) и следующий (до середины XIII в.), когда в волостях Черниговской земли установились княжеские столы, процесс формирования волостей, а затем и их окняжение, превращение их в отчинные наделы, вероятно, следует связать с процессом формирования феодальной земельной собственности, а именно с ростом и расширением вотчинной собственности, присущей начавшемуся периоду развитого феодализма, с переходом большей части непосредственных производителей в число домениальных смердов.

В связи с завершением государственного освоения внутренних пространств Черниговской земли совершенствуется и политическая организация ее управления в виде феодальной иерархии, связанной отношениями вассалитета-сюзеренитета. В орбиту этих связей в борьбе за перераспределение феодальной ренты попадают и соседние Черниговской земле территории, что было показано на примере отношений с Полоцкой землей.

В феодальных войнах второй половины XII в. — первой половины XIII в. черниговские князья, благодаря своему единству, выступают как одна из важнейших по своему могуществу группировок, претендующая на общерусское политическое господство.

Появление территориальных претензий Черниговского княжества вовне было закономерным результатом завершения формирования Черниговской земли как феодальной государственной территории. Дальнейшее закономерное развитие было прервано монгольским вторжением.

Распад политического единства Черниговской земли в значительной степени был результатом активной политики Орды.

* * *

Черниговская земля образовалась не в результате раздела по «завещанию» Ярослава. История ее образования начинается с формирования территориального и политического ядра почти за столетие до возникновения Черниговского княжества. Основные же ее границы сложились почти век спустя после смерти Ярослава Мудрого, когда черниговские дань и суд встретились с распространением дани и суда, идущим из других древнерусских центров. В итоге Черниговская земля включила в себя обширные части территорий ряда бывших восточнославянских племенных союзов. Наряду со стабилизацией внешних границ земли шел внутренний процесс становлений структуры государственной территории, процесс формирования феодальных административно-территориальных единиц — волостей. Таким представляется длительный путь формирования Черниговской земли как государственной территории в собственном смысле слова. Этот классовый по своей природе процесс был важной чертой проявления феодализации одной из крупнейших областей Древней Руси. Именно из феодальных территориальных единиц — волостей и складывались в конце XII—XIII в. удельные княжества Черниговской земли.

Примечания

1. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства в связи с исследованиями Льюиса Г. Моргана // Маркс К., Энгельс Ф. Соч Т. 21. С. 170. См. также: Ленин В.И. Государство и революция // Ленин В.И. Полное собрание сочинений Т. 33. С. 8.

2. Можно напомнить справедливое замечание Б.А. Рыбакова о том, что территории «племен» были первоначальными административными единицами Древнерусского государства (Рыбаков Б.А. Спорные вопросы. С. 25) и мнение А.Н. Насонова о том, что государство первоначально поддерживало выработанные жизнью нормы (Насонов А.Н. История русского летописания... С. 78).

3. Ленин В.И. Государство и революция. С. 68; Кучкин В.А. Основные этапы и особенности формирования государственной территории Северо-Восточной Руси (X—XIV вв.) // Материалы к семинару-совещанию по преподаванию исторической географии в высшей школе. М., 1974. С. 152.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика