Александр Невский
 

О малоизвестных поселениях Подмосковья первой трети XIII в. (Голубино, Волочок и Уполозы)

Статья опубликована в сборнике «Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования». М., 1989.

Историко-географический аспект исследования проблем феодальной раздробленности в Северо-Восточной Руси является одним из важнейших и сложных в изучении формирования русской народности и ее государства, консолидировавшегося вокруг Москвы. При этом значительное место принадлежит вопросам локализации древних населенных пунктов, так как определение границ древнерусских княжеств исходит в первую очередь из «привязки» географической номенклатуры наших древнейших письменных источников к археологическим памятникам путем определения района нахождения древнего поселения и посредством выявления основных промежуточных звеньев этой связи по поздним источникам, несущим достаточную географическую информацию. Юго-западная половина современной Московской области в XII — первой трети XIII в. была местом соприкосновения крупнейших государственных образований Руси: Ростово-Суздальской, Новгородской, Смоленской, Черниговской земель, а также менее сильного Рязанского княжества. Границы были в основном определены отечественными историками уже к концу XIX в., не вызывали значительных сомнений и в несколько уточненном виде были отражены в фундаментальном исследовании А.Н. Насонова1. Положение изменилось с конца 60-х годов, когда началась работа над академическим Атласом истории СССР. Выяснилось, что принимавшиеся прежде локализации были сделаны без достаточно строгой методики, нередко лишь по внешнему созвучию названий. К их ревизии обязывал исследователей и значительный опыт изучения древнерусских поселений, накопленный советской археологией. Изображение на исторических картах XII—XIII вв. указанного стыка границ стало проблематичным, так как более половины локализаций древнерусских поселений на его территории вызывает ныне разноречивые суждения (Добрятине), Доброчков, Бобровницы, Путтин, Беницы — 1136 г., Лопасна, Сверилеск — 1175 г.)2. В связи с этим следует обратиться к локализации поселений, которые не привлекали достаточного внимания: Голубино, Волочок — 1209 г., Уполозы — 1231 г.

Под 6717 (1209) г. Московский летописный свод 1479 года рассказывает, как, воспользовавшись отсутствием сыновей Всеволода Большое Гнездо, ушедших в поход на новгородцев, рязанские князья Изяслав Владимирович и Михаил Всеволодович пришли к Москве. Не зная, что Всеволодовичи уже вернулись, рязанцы стали «воевати села около Москвы». Всеволод срочно («вборзѣ») послал против них сына Юрия. «Пришедшу же ему на Голубино вечеръ и посла сторожи пытати рати; и бысть ему вѣсть, оже Изяславъ стоитъ на Мерьскѣ, а Кюръ Михаилъ на Литовѣ...» Юрий пошел «черес ночь противу Изяславу на Мерьску, тои бѣ ему напреди, и бывъ на Волочцѣ и оттолѣ ряди сторожевыи полкъ за рѣку Клязму. ...И в раньню зорю срѣтошяся сторожеве их, и погнаша Юрьевы сторожи Изяславлих...» Юрий, следуя за ними, «приде к рѣцѣ Дрозьднѣ и ту удари на Изяслава, онъ же побѣже... чрес рѣку, и многа дружина истопоша около его». Сражение произошло 26 марта 1209 г. Узнав о нем, бежал и Михаил Всеволодович со своим полком3.

Из географических ориентиров похода Юрия Всеволодовича хорошо известны: отправной пункт — Владимир, промежуточный — р. Клязьма и цель похода — окрестности Москвы. Мерьска, дважды до этого упоминавшаяся летописью и неоднократно в источниках последующего времени, надежно отождествляется с левым притоком р. Москвы — р. Нерской4. Между Клязьмой и верховьем Нерской, почти параллельно последнему (в 17—20 км) течет р. Дрезна, известная по писцовым книгам как Дрозна5. По незначительной величине Дрезны нужно полагать, что сражение, в котором рязанцы «истопоша» в реке, происходило в ее низовье, где-то около современного г. Дрезны. Принимая во внимание время года (конец марта) и суток (с вечера до утра), расстояние марша от Голубина до р. Дрозьдны должно быть не менее 25 км и не более 50 км (вполне очевидно, поход был конным). Так как Дрозьдна по отношению к летописным Волочку и Голубину находилась за Клязьмой, последний пункт следует искать на карте между дугами, проведенными из пуансона г. Дрезны в левобережье Клязьмы с радиусами в 25 и 50 км.

В отмеченном районе известна по сотнице с Переяславских книг 1562 г. в Борисоглебском стане Марининской волости «деревня Голубино на реке на Шередаре», купля Благовещенского Киржацкого монастыря6. Уже в книгах 1592—1593 гг. — это пустошь сельца Халино, и таковой она фигурирует в последующее время (1599—1764 гг.) до упразднения монастыря. Халино (Холино) располагалось на р. Утроке (Утрепке), нижнем правом притоке р. Шередарь (левый приток р. Киржач), в 10 верстах к юго-востоку от Киржацкого монастыря7. К сожалению, в археологическом отношении Шередарь не изучена. Точное археологическое обнаружение Голубина возможно с привлечением материалов Генерального межевания. По этим данным пустошь Голубино находилась на правом берегу Шередари. Примечателен факт, что ее название сохранилось до настоящего времени как название урочища, хорошо известное жителям близлежащих сел Холино и Хмелёво (Киржацкий район Владимирской области)8.

Расположенный на пути из Голубина к Дрозьдне Волочок обнаруживается в дворцовой волости Кунья. Это с. Волочок-Зуев, старое название левобережной части современного г. Орехово-Зуево (на р. Клязьме)9. Учитывая положение села в месте, где отсутствует потребность в волоке (т.е. транспортировке судов по водоразделу), название его, вероятно, следует связывать со словом «волок» — вид невода (ср.: «волочище» — место, где ловят рыбу волоком10). В черте города, на левом берегу известны древнерусские курганы, а к юго-западу близ него — поселение того времени11. При редком характере названия локализация Волочка представляется надежной.

Зная, что Михаил Всеволодович находился далее от Голубина, чем Изяслав («той бе ему напреди»), можно теперь ограничить район поиска неизвестного урочища или реки Литовы. Для этого, принимая условно окрестности современной ст. Куровское за местонахождение Изяслава на Нерской, нужно от Голубина провести дугу радиусом до Куровского. Таким образом, Литову следует искать в полосе около 60 км шириной, идущей по Москве-реке от Москвы почти до устья р. Северки. Надежные топонимические ориентиры пока не обнаружены12.

На то, что Голубино и Волочок следует искать на левом берегу Клязьмы, верно указали Н.И. Надеждин и К.А. Неволин в дополнениях к «Розысканиям о городах и пределах русских княжеств» М.П. Погодина. Последний, однако, отождествлял Голубино с подмосковным с. Голубино13 (ныне в черте Москвы, Голубинская ул. в Ясеневе). Выявляя чернигово-суздальский рубеж, А.Н. Насонов предложил иное — с. Голубино на р. Выдре, правом притоке Северки (Домодедовский район)14. Как от того, так и от другого пункта до низовья Дрезны по прямой свыше 80 км. После дневного перехода такой ночной марш в условиях весенней слякоти или гололеда маловероятен. Итак, локализация Голубина не может служить уточнению суздальской границы.

Вместе с тем рассмотренные известия могут служить для определения района восточного пограничья территории, тянувшей в начале XIII в. непосредственно к Москве. Мы знаем, что Изяслав Владимирович и Михаил Всеволодович «воевали волость Всеволожю... около Москвы», следовательно, район р. Дрозьдны (Дрезны), где стоял Изяслав, относился к московской волости. Судя по характеру действий Юрия Всеволодовича в районе Голубина и Волочка (начало военных действий — высылка сторожи, а затем и сторожевого полка), указанные пункты находились в пограничье земель Москвы и, очевидно, Переяславля-Залесского и Владимира.

Очевидно, близ чернигово-суздальских рубежей находились Уполозы, упомянутые Лаврентьевской летописью при описании осеннего похода 1231 г. в «Черниговскую волость» Юрия и Ярослава Всеволодовичей с ростовскими князьями и новгородцами: «поиде князь великыи Гюрги к Сереньску и стоявъ станом на Уполозех и възвратися в Володимерь». Ярослав же с союзниками «идоша к Сереньску», сожгли его и возвратились после осады Мосальска15. Поход к Серенску (городок XII—XVI вв. на Серене, левом притоке Жиздры) шел, очевидно, через броды на нижней Угре. Участие в нем новгородцев заставляет предполагать, что войска шли путем, связывавшим Торжок (через Волок Ламский) с бассейном средней Десны и верхней Оки. Это маршруты Михаила Всеволодовича Черниговского в марте 1229 г, Ростислава Михайловича 1230 г., Святослава Трубчевского 1232 г.16 Южный предел района нахождения Уполоз формально определяется минимальным расстоянием дневного перехода, дугой радиусом в 30 км к северо-востоку от Серенска. С севера он ограничивается полосой сообщения Москвы и Волоколамска, включая в себя почти весь юго-западный сектор Московской области и северную треть Калужской. Тождественные топонимы сохранились в писцовых книгах — их два. Первый (погост Уполозы на Клязьме, в волости Вохна, восточнее современного г. Павловский Посад) находится восточнее района поиска17. В нем обнаруживается другое название — «с. Уполозы на р. Москве» (часть его принадлежала А.И. Уполотцкому) в Горетовском стане. Ныне это усадьба-музей Архангельское, где известны следы древнерусского поселения18. В ином случае подобные данные были бы достаточны для надежной локализации, но обширность ориентировочного района нахождения обязывает обратиться к топонимическому анализу.

Бесспорные однокоренные параллели есть неподалеку от района поиска, в Смоленской и на юге Калужской областей. На р. Воре, в 37 км от Гжати (ныне г. Гагарин) встречаем «с. Выполозы, Уполозы тож»19, а в Брянском уезде (1595 г.) — р. Уполозну (Полозну), левый приток Рес-сеты20. Следовательно, нельзя исключить возможность трансформации летописных Уполозов через Выполозы или Полозы в Выползово — Полозове. В нашем районе нахождения по источникам XVI в. обнаруживаются с. Полозове на р. Молодильне (левый приток Москвы, Рузский район) и пустошь Выползова на р. Рудице (правый приток Малгуши, Истринский район)21. По данным же XIX в. известны упомянутая д. Летова-Выползово (по писцовым — Летова, Глухово, Численное), с. Выползово (ныне в черте г. Подольска) и Якшино-Выползово на р. Ячейке (левый приток Оки) в 5 км от Калуги22. По археологическим публикациям в этих пунктах древнерусские поселения не обнаружены. Поэтому локализацию летописного селения Уполозы на левом берегу Москвы-реки (Архангельское) можно считать верной. По близости к Москве следует считать Уполозы поселением Ростово-Суздальского княжества23.

Подводя итоги предпринятых локализаций Волочка (на Клязьме), Голубина (на Шередари) и Уполозов (на р. Москве), необходимо заметить, кроме указанных выше ошибочных сопоставлений, и некоторые другие, встречающиеся в указателях к изданиям летописей.

Вполне очевидна ошибочность сопоставления Волочка с Волоком-Ламским и Уполозов с новгородскими Уполозами под Порховом24. Менее очевидна ошибка, связанная с упомянутой выше Дрозьдной.

В Ермолинской летописи, протограф который имел общий со Сводом 1479 г. источник — общерусский свод около 1474—1477 гг.25, рассказ о событиях 1209 г., как и многие другие, сокращен, причем единственное сохранившееся географическое название было искажено. В Ермолинской летописи и соответственно в сводах 1497 и 1518 гг., Львовской летописи, Тверском сборнике и в некоторых других летописях Дрозьдна названа Тростной. В результате издатели спутали Дрозьдну 1209 г. с р. Тростной (левый приток Нары), упомянутой в связи с нападением Ольгерда на Москву 1368 г.26

Конкретизируя наши представления о юго-западной части Ростово-Суздальской земли, предложенные здесь локализации приближают к завершению карту ее поселений, упомянутых до вторжения Батыя. На этой карте не нашел своего места лишь небольшой городок Петров, в котором Всеволодом Большое Гнездо были заключены рязанские князья (1207 г.)27.

Примечания

1. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование территории Древнерусского государства. М., 1951. Вклейки между с. 64 и 65, 160 и 161, 184 и 185.

2. Древнерусские княжеские уставы XI—XV вв. / Изд. подгот. Я.Н. Щапов. М., 1976. С. 142; ПСРЛ. М., 1962. Т. 2. Стб. 602; ср.: Алексеев Л.В. Устав Ростислава Смоленского 1136 г. и процесс феодализации Смоленской земли // Słowianie w dziejach Europy. Posnań, 1974. Вклейка между с. 104—105; Он же. Смоленская земля в IX—XIII вв. М., 1980. С. 41 (Рис. 4), 44—46, 52, 60—62; Седов В.В. Смоленская земля и Древнерусские княжества X—XIII вв. М., 1975. С. 250—251, 255—257; Кучкин В.А. Ростово-Суздальская земля в X — первой трети XIII в.: (центры и границы) // ИСССР. 1969. № 2. С. 64, 78, 92; Зайцев А.К. Черниговское княжество // Древнерусские княжества... Вклейка между с. 80—81; Юшко А.А. О некоторых волостях и волостных центрах Московской земли XIV в. // Древняя Русь и славяне. М., 1978. С. 282—284.

3. ПСРЛ. М.; Л., 1949. Т. 25. С. 107—108 (ср.: Там же. Л., 1926. Т. 1. Вып. 1. Стб. 434); Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 101. Восходя к великокняжескому владимирскому летописанию Юрия Всеволодовича, статья 1209 г. имела в основе современную событиям запись либо устные сообщения очевидца (Насонов А.Н. История русского летописания XI — начала XVIII в. М., 1969. С. 217—218).

4. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 379, 433 (ср.: Т. 25. С. 86, 106); ДДГ. М.; Л., 1950. С. 7—9 и др.; ПКМГ. СПб., 1872. Ч. 1. Отд. 1. С. 480, 501; Насонов А.Н. «Русская земля»... С. 183—184; Смолицкая Г.П. Гидронимия бассейна Оки: (Список рек и озер). М., 1976. С. 110.

5. ПКМГ Ч. 1, отд. 1. С. 88, 89, 91, 254, 289; Насонов А.Н. «Русская земля»... С. 183, 184; Смолицкая Г.П. Гидронимия бассейна Оки. С. 225.

6. Токмаков И.Ф. Историко-статистическое описание города Киржача (Владимирской губернии). М., 1884. С. 108; Шумаков С. Обзор «Грамот Коллегии экономии». М., 1917. Вып. 4. С. 557 (№ 8927).

7. ПКМГ. Ч. 1. Отд. 1. С. 838; Токмаков И.Ф. Историко-статистическое описание города Киржача. С. 119, 130, 275; Шумаков С.[А.] Обзор «Грамот Коллегии экономии». Вып. 4. С. 464, 551 (№ 1283, 1521); Смирнов М.И. Прошлое Переяславль-Залесской деревни. Феодальные владения Троице-Сергиева монастыря в Переяславль-Залесском уезде XV—XVIII вв. // Тр. Переяславль-Залесского историко-художественного и краеведного музея. Переяславль-Залесский, 1928. Вып. 6/7. С. 46—152.

8. Был составлен «Геометрический специальный план Борисоглебского стана» (11 июня 1774 г., межевал капитан Ф. Квашнин-Самарин) (Токмаков И.Ф. Историко-статистическое описание города Киржача. С. 313—314; ЦГАДА. Ф. 1355. № 54. Л. 31). В 1980 г. вместе с владимирским археологом В.П. Глазовым автор осмотрел это урочище. Пустошь почти полностью заросла лесом, а прибрежная ее часть повреждена сельскохозяйственными работами. Поэтому археологических следов летописного Голубика обнаружить не удалось.

9. Московский и Серпуховской уезды XVI—XVII вв. по писцовым книгам: Карта / Сост. С.Б. Веселовский и В.Н. Перцов // Архив АН СССР. Ф. 620.

10. Словарь русского языка XI—XVII вв. М., 1976. Вып. 3. С. 6, 12.

11. Успенская А.В., Фехнер М.В. Указатель к карте «Поселения и курганные могильники Северо-Западной и Северо-Восточной Руси X—XIII вв.» // Очерки по истории русской деревни X—XIII вв. М., 1956. (Труды ГИМ. Вып. 32.) С. 179 (№ 179-а), 236 (№ 1041).

12. Обнаружена лишь д. Летова (она же Выползово, Глухово, Численное) в 25 км к югу от Москвы, близ старой Калужской дороги, к востоку от р. Ликова (Лекова, Титова), но, возможно, это лишь случайное созвучие.

13. Погодин М.П. Исследования, замечания и лекции. М., 1850. Т. 4. С. 285—286.

14. Насонов А.Н. «Русская земля»... С. 184.

15. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 459; Т. 25. С. 125; ср.: НПЛ. М.; Л., 1950. С. 71, 280; Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. С. 108.

16. НПЛ. С. 67, 274; 70, 278; 71, 278; 76, 288.

17. ПКМГ. СПб., 1877. Ч. 1, ОТД. II. С. 89, 288.

18. Там же. С. 141; Подмосковье: Памятные места в истории русской культуры XIV—XIX вв. М., 1962. С. 248; Все Подмосковье: Географический словарь Московской области. М., 1967. С. 14.

19. Списки населенных мест Российской империи. СПб., 1868. Т. XI. Смоленская губерния. № 4034.

20. Шумаков С.[А.] Сотницы, грамоты и выписи. М., 1902. Вып. 1. С. 192, 194; Смолицкая Г.П. Гидронимия бассейна Оки. С. 33.

21. ДДГ. С. 386; ПКМГ. Ч. 1, отд. I. С. 103.

22. Списки населенных мест... СПб., 1862. Т. 24. Московская губерния. № 4690, 4795; СПб., 1863. Т. 25. Калужская губерния. № 36.

23. Более подробно локализация Уполозов рассмотрена мной в статье «Подмосковные Уполозы 1231 г.» // Проблемы исторической географии России. М., 1982. Вып. 1: Формирование государственной территории России. С. 31—44. Ротапр.

24. ПСРЛ. Т. 25. С. 432, 446.

25. Насонов А.Н. История русского летописания. С. 261, 264—265, 268—274; Лурье Я.С. Общерусские летописи XIV—XV вв. Л., 1976. С. 156—165.

26. ПСРЛ. СПб., 1910. Т. 23. С. 62, 115, 237; М., 1963. Т. 28. С. 45, 75, 202, 237, 396; СПб., 1910. Т. 20, ч. 1. С. 146, 192; Пг., 1914. Ч. 2. С. 678; ср.: Т. 25. С. 445; Клосс Б.М. Никоновский свод и русские летописи XVI—XVII вв. М., 1980. С. 149—150.

27. Когда данный сборник находился в издательстве, вышла в свет статья А.А. Юшко «О междукняжеских границах в бассейне р. Москвы в середине XII — начале XIII в.» (СА. 1987. № 3. С. 86—97), где автор, применяя несколько иную методику, предлагает локализацию Голубина, близкую к рассмотренной выше, а Волочек верно отождествляет с Волочком-Зуевом. В статье Юшко отмечается особо значительная для Подмосковья концентрация древнерусских поселений к югу от Москвы, т. е. как раз в том районе, где фиксируется указанный выше топоним «Летова» (см. примеч. 12). Несомненно, этот район был наиболее привлекателен для грабительского похода рязанцев 1209 г. Поэтому «Летова» представляется теперь надежным ориентиром поиска летописной Литовы.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика