Александр Невский
 

Глава 7. Тевтонское государство и его соседи

С конца XIII столетия положение Тевтонского ордена в Пруссии и Ливонии значительно упрочилось. Местное население, пострадавшее от репрессий, выпавших на его долю вследствие восстаний, поднятых ливами и пруссами в разное время, худо-бедно смирилось со своей долей; население некоторых деревень ассимилировалось среди немцев, в частности, так было в Пруссии. Всевозрастающее количество немецких колонистов благоприятствовало ассимиляции и в то же время позволяло ордену укрепиться в сельских местностях. Кроме того, города и крепости, которые по мере своего продвижения по завоеванным территориям строили тевтонцы, в принципе, обеспечивали защиту и безопасность владений ордена.

Однако вокруг территорий, захваченных орденом, жили народы или целые государства, более или менее враждебно настроенные к ордену, что создавало определенную угрозу, перед лицом которой великим магистрам приходилось держать армию в постоянной боеготовности.

* * *

Соседом ордена на западе было враждебное ему княжество Восточная Померания, иногда называемое Померелией, которое занимало западную территорию долины Вислы. Померелия была заселена славянами, обращенными в христианство еще в XII столетии, довольно близкими по духу и языку поляками. Несколько раз в течение XIII столетия, как мы уже неоднократно говорили, князь Померелии Святополк докучал тевтонским рыцарям, провоцируя или подогревая восстания старопрусских подданных ордена. Сын и наследник Святополка, Мествин (1261—1295), был менее агрессивно настроен к ордену, чем его отец. Однако после его смерти страсти, разыгравшиеся в Померелии вокруг княжеской короны, спровоцировали серьезные осложнения в отношениях между Тевтонским орденом и польскими князьями. Князь Мествин не оставил после себя прямого наследника и завещал свои владения королю Великой Польши Пшемыславу II. Поляки заняли Померелию, не посчитавшись с маркграфами Брандебургскими, Отгоном и Конрадом. Последние, опираясь на акт императора Фридриха II, утверждали, что Померелия является леном Брандебургского дома, и поэтому считали, что являются законными наследниками короны Померелии.

В 1307 г. маркграфская армия изгнала поляков из Померелии, но ей не удалось занять Данциг (Гданьск) и округ Меве, которой был подвластен Тевтонскому ордену. Поляки в то время еще поддерживали хорошие отношения с орденом и попросили его о помощи, чтобы изгнать захватчиков. Орден согласился, но при условии крупного вознаграждения. Тевтонские рыцари вошли в Померелию и заставили маркграфов сиять осаду Данцига. Очевидно, что Померелия представляла для Тевтонского ордена большой интерес, так как обеспечивала им свободный выход к Балтийскому морю.

Под предлогом того, что поляки не выплатили обещанного вознаграждения, тевтонцы заняли Данциг в 1308 г. Захватив порт Данциг, тевтонские рыцари получили возможность контролировать все торговые потоки, проходящие по Висле. Поскольку поляки не выполнили своих обязательств, Тевтонский орден, заинтересованный в Померелии, искал возможность договориться с новым маркграфом Брандебургским — Вальдемаром. Договором от 6 сентября 1309 г. великий магистр Пруссии Фридрих фон Плоцк предложил купить города Данциг, Диршау, Штеттин и прилегающие к ним земли за десять тысяч серебряных марок при условии согласия папы и императора на их продажу. Вместе с территориями, которые орден приобрел в мае того же года, он занимал отныне значительную площадь в Померелии. Великий магистр Зигфрид фон Фейхтвангер (1303—1311) ратифицировал договор, подписанный Вальдемаром, который утвердил факт продажи территорий ордену, добавив новые территории, что раздвинуло границы владений ордена до Эльбы. Императорское благоволение к факту продажи городов, высказанное в 1311 г. и подтвержденное официальным указом императора Генриха VII, по сути, передавало в расположение ордена всю Померелию. В очередной раз император Священной Римской империи выступил союзником Тевтонского ордена. Отныне орден распространял свое влияние на земли по обе стороны Вислы; Данциг был важным портом, обслуживающим генуэзских купцов; он контролировал и облагал налогами всю торговлю, связанную с доставкой речным путем товаров из Данцига до самых удаленных провинций Польши.

Создавшееся положение не могло не затрагивать интересов польских князей. По их мнению, Тевтонский орден стал неудобным соседом. Его политика, направленная на постоянное расширение собственных территорий, могла в конечном итоге поставить под вопрос само существование польского государства, позиции которого и так были шаткими из-за внутренних распрей. Присутствие Тевтонского ордена в Данциге отнимало на ближайшее время какую-либо, даже самую ничтожную, надежду на выход к морю и обрекало Польшу на статус континентального государства. Безусловно, Польша не представляла опасности для ордена, поскольку государство было разделено на враждующие между собой княжества и у него не было короля с, конца XI столетия. Однако поляки предприняли несколько попыток завоевать Померелию и Данциг, благополучие ордена вызывало у них зависть. Первые стычки произошли в 1316 г. и касались выплаты десятины в Померелии, которая с 1311 г. взималась в пользу Тевтонского ордена. Архиепископ Гнездно, примас Польши, при поддержке польских епископов решил предъявить свои права и провозгласил отлучение Тевтонского ордена от Церкви за незаконное взимание десятины в Померелии. Орден тут же опротестовал это решение, опираясь на буллу Cum dilecti 1218 г., выданную Гонорием III и утвержденную Урбаном IV в 1226 г.; согласно булле, нельзя отлучить Тевтонский орден от Церкви без согласия Святого Престола. Дело было направлено в Рим на рассмотрение. Польских епископов поддержал князь Великой Польши Владислав, который чуть позднее, в январе 1320 г., будет провозглашен королем Польши. Со своей стороны, Тевтонский орден мог рассчитывать на поддержку короля Богемии Иоанна Люксембургского, сына Генриха VII. Дело, носящее на первых порах чисто религиозный характер, быстро переросло в политический конфликт, когда польский король потребовал от Тевтонского ордена вернуть ему всю Померелию.

Поскольку решение папы задерживалось, польские епископы воспользовались проблемами, создаваемыми литовцами, которые Тевтонский орден был вынужден решать незамедлительно и на месте. 10 февраля 1322 г. Церковный собор повторно отлучил от Церкви ранее уже отлученный орден и потребовал выплаты тридцати тысяч серебряных марок в качестве компенсации за незаконно полученную десятину. Тевтонский орден посчитал решение собора недействительным и принял решение дождаться буллы понтифика, при этом он сопротивлялся всем попыткам поляков вторгнуться в Померелию. Дабы добиться своего, поляки не погнушались заключить союз с язычниками-литовцами и православными русскими. Стычки переросли в откровенные боевые действия в 1328 г. В открытом месте тевтонские рыцари часто терпели поражение, тогда как хорошо оснащенные язычники противостояли всем вражеским атакам. В конфликте между Польшей и Тевтонским орденом решающую роль сыграла борьба за польскую корону. Против короля Владислава выступил король Богемии Иоанн Люксембургский, который от имени своей жены Елизаветы предъявил права на корону Польши. Король Богемии поддерживал политически Тевтонский орден, которому подарил в безраздельную собственность, свободную от любого налога или поборов, всю Померелию на основании дарственной, подписанной в Торне 12 марта 1329 г.; другим актом, подписанным в Меце 16 мая 1330 г. Иоанн Люксембургский продал Тевтонскому ордену земли Добжина.

Военные действия временно прекратились с восшествием на трон нового короля Польши — Казимира III (1333—1370); он страстно желал в первую очередь урегулировать конфликт, в котором оспаривались его права на наследование короны Польши в пользу короля Богемии. Казимир III заплатил двадцать тысяч марок серебром Иоанну Люксембургскому за отказ от своих прав на польское наследство. Что касается спорного вопроса о правах Тевтонского ордена на Померанию, обе стороны единодушно решили обратиться к помощи королей Богемии и Венгрии. Во время встречи в Визеграде 26 ноября 1335 г. Иоанн Богемкий и Карл-Роберт Венгерский, прямой потомок Карла Анжуйского, брата Людовика Святого, объявили свое решение: Померелия передавалась Тевтонскому ордену, но за это орден должен был отказаться от Куявии. Обе стороны согласились с таким решением, но с оговоркой, что Сейм Польши его ратифицирует. Мир оказался непродолжительным. В то время как тевтонские рыцари в очередной раз разбирались с литовцами, поляки вошли в Пруссию и добрались до Померании. Новый великий магистр Дитрих фон Альтенбург обратился к посредникам, которые навязали сторонам перемирие на один год (июнь 1336 — июнь 1337). Тем временем польский Сейм отказался ратифицировать Визеградское соглашение и потребовал возврата Польше не только Померании, но и Кульмерланда; Сейм отправил епископа Кракова к папе Бенедикту XII, дабы защитить польские интересы. Папа назначил комиссию легатов для рассмотрения разногласий, которые возникли между Польшей и тевтонскими рыцарями, и буллой от 4 мая 1338 г. потребовал от ордена предстать перед папскими легатами под угрозой лишить его привилегий в случае отказа. Правда, что с некоторых пор добрые чувства папы к Тевтонскому ордену несколько поостыли. С 1309 г. папа вынужден был переехать в Авиньон («Авиньонское пленение»), а следовательно, он оказался во власти и под влиянием короля Франции. Со своей стороны, император Людвиг V запретил великому магистру Тевтонского ордена подчиниться юрисдикции папского престола, поскольку территории, являющиеся предметом тяжбы, были вотчинами империи.

Конфликт между тевтонскими рыцарями и Польшей обретал теперь совсем иной характер, и создавалось впечатление, что вновь разгорелось извечное противостояние между духовенством и империей, которое омрачило в свое время правление Фридриха II. Легаты епископального суда не приняли в расчет решение Сената империи; они вызвали на суд представителей ордена, а также всех командоров, которые принимали участие в боевых действиях против Польши. Магистр Дитрих фон Альтенбург ограничился тем, что послал брата-священника Жака д'Арнувиля сообщить всем, что орден не признает компетенцию суда легатов и выносит дело на рассмотрение папы. Что не помешало суду продолжить свою работу и вынести решение 15 сентября 1339 г.: магистр и все те, кто принимал участие в войне против Польши, были отлучены от Церкви, правда, оставалась надежда, что папа их простит, но, главное, орден должен был вернуть Польше Померелию, Кульмерландию, земли Добжина, а также Куявию, которые он контролировал, не считая выплаты восьмидесяти четырех тысяч пятисот серебряных марок, к которым надлежало добавить затраты на ведение процесса. Между тем папа, чья власть оспаривалась частью христианского мира, высказался за компромиссное решение и отказался ратифицировать решение, вынесенное Сеймом. Осторожная позиция Бенедикта XII, поддержанная его преемником Климентом VII, вынудила короля Польши изменить отношение к ордену. В очередной раз короли Богемии и Венгрии были привлечены в качестве третейских судей. Летом 1343 г. был найден приемлемый компромисс, известный под названием Калишского мира. Соглашение было торжественно ратифицировано королем Казимиром III, затем новым великим магистром Рудольфом фон Вейзефом, который первым поклялся на кресте в верности короне. Этот договор ничего нового не принес, разве что он устанавливал «вечный мир» между Польшей и Тевтонским орденом, но было подтверждено право ордена на владение Померелией и всеми былыми уступками и землями, переданными польским правителями. Длительный и бесполезный конфликт, который в течение полувека длился между Польшей — вчерашней союзницей — и Тевтонским орденом, разрешился в пользу ордена, который сохранил Померелию с Данцигом и порт на Висле, что добавлялись к прусским владениям. Но война оставила неизгладимые следы, и нельзя сказать, что Польша с радостью отказалась — по крайней мере пока — от региона, который обеспечивал ей единственную возможность непосредственного выхода к Балтийскому морю.

Война с Польшей была не единственной трудностью, с которой столкнулся Тевтонский орден в XIV столетии. Намного серьезнее оказалась постоянная опасность со стороны литовцев, которые грозили тевтонским учреждениям в Пруссии и Ливонии, где орден сталкивался, помимо прочего, с амбициями архиепископа Риги, желавшего вершить правосудие в тевтонских владениях, вопреки епископским и императорским привилегиям, которыми пользовался орден.

Литовцы представляли реальную угрозу для владений ордена, усугублявшуюся тем, что они зачастую действовали заодно с поляками и русскими, а порою и с татарами, против тевтонских рыцарей в регионе. Литовцы, вопреки своему, более политическому нежели искреннему, обращению в христианство великим князем Миндовгом, по сути своей оставались язычниками. После смерти Миндовга в 1262 г. язычество вновь возродилось, и редкими были те крещеные литовцы, которые остались верными своей новой религии. Литовские племена регулярно грабили соседей и совершали набеги на земли Тевтонского ордена, в ответ на это следовали жесткие репрессии.

В начале XIV в. конфликт между орденом и литовцами усугубился. Кампании, проводимые на литовской территории великим командором Генрихом фон Плотцке с 1311 по 1316 г., позволили ордену сохранить свои позиции. Но приход к власти великого князя литовского Гедимина, родоначальника Ягеллонов, привел к усилению напряжения. В начале 1320 г. Гедимин начал широкое общее наступление на орден; победа, которую он одержал над рыцарями 27 июля при Меденике в Жемайтии, поставила точку на амбициях ордена в этом регионе. Во время сражения магистр ордена Генрих фон Плоцке погиб, как и многие его рыцари. Окрыленные победой, литовцы жестоко расправились с пленными: так, Герхард фон Руден, попавший им в руки, был сожжен живьем вместе с конем во время церемонии жертвоприношения во славу языческих идолов. В многочисленных исторических трудах тевтонские рыцари — и только они — представлены как жестокие воины, уничтожавшие иноверцев огнем и мечом, но справедливости ради следует напомнить, что и противники были не лучше и также жестоко обходились со своими врагами.

После неудачной кампании 1320 г. Тевтонский орден запросил помощи в Германии и Богемии, и тогда был организован очередной крестовый поход. Великий князь Гедимин посчитал разумным вернуться к политике, проводимой его предшественником Миндовгом. Он принял христианство и выдал замуж свою дочь Альдону за сына короля Польши Владислава IV, тогда как тот враждовал с Тевтонским орденом. Своим обращением в христианство литовский князь снимал с себя всякую вину за крестовый поход, направленный против язычников. Война возобновилась в 1322 г. Тевтонские рыцари благодаря подкреплению, полученному из Германии, разорили страну, однако в следующем году языческие племена Жемайтии возобновили свои набеги и захватили Мемель, затем опустошили Мазовию и Добжин, в то время как в Ливонии литовцы напали на Ревель, разрушив и ограбив все церкви и монастыри, которые встретили на своем пути, что ясно доказывало чистую формальность крещения Гедиманаса. В польской Мазовии литовцы разрушили Пулаву, опустошили все земли, сожгли церкви и убили священников и верующих. В 1320—1321 гг. еще далеко было до союзнического договора с Польшей. Но так как поляки не оставили надежды отвоевать Померелию у тевтонских рыцарей, они в 1325 г. возобновили добрые отношения с Гедиминасом.

После состоявшегося брака дочери Гедиманаса с наследным принцем Польши эта союзническая попытка явилась новым этапом сближения между Польшей и Великим княжеством Литовским, к которому стремились и тот и другой, обеспокоенные растущей мощью Тевтонского ордена. Однако в ближайшем будущем о длительном и искреннем союзе между ними, ввиду разрыва между Польшей, глубоко христианской, и Литвой, население которой в своем большинстве оставалось традиционно языческим, говорить не приходилось.

Восточные амбиции Гедимина, направленные на Русь и Черное море, а также постепенное восстановление нормальных отношений между Тевтонским орденом и Польшей вернули видимость мира в отдаленных владениях Тевтонского ордена и Литвы. Тем более что магистр Дитрих фон Альтенбург, который только что получил от императора Людвига V инвеституру на все земли во владении литовцев, одержал над ними победу 15 августа 1338 г. в решающей битве на равнине Даблавкене (Галелукен), недалеко от Мекденика, где восемнадцать лет тому назад были разбиты тевтонские рыцари. Война продолжалась еще некоторое время. Тевтонская армия выдвинулась на литовскую территорию, но не смогла захватить крепость Влиона. Защищая эту позицию, Гедимин погиб в 1341 г. Оба его сына, Ольгерд и Кейстут, поделили между собой наследство, первый из Вильнюса правил Восточной Литвой, в то время как его брат из Каунаса правил Западной Литвой и Жемайтией.

В 1343 г. после двух лет относительного мира возобновилась война. Литовцы атаковали Ливонию, где вспыхнуло восстание литов и эстов против немцев и датчан, они потопили в крови и сожгли эту землю. Герцогу Ливонии благодаря подкреплению, прибывшему из Пруссии, удалось освободить Ревель, осажденный восставшими эстонскими крестьянами. Одновременно литовцы захватили Самбию и Земгалию и разгромили Митаву, затем разбрелись по окрестностям Риги. Тевтонский орден обратился к своим традиционным союзникам, королям Богемии и Венгрии, маркграфу Моравии, к которым присоединились многочисленные немецкие и голландские принцы. К несчастью, теплая зима 1344—1345 гг. не позволила ордену и его союзникам перебраться через реки и преодолеть болота, которые создавали для литовцев превосходную естественную защиту. Каждый остался на своих позициях.

Помощь, предоставленная королю Дании Тевтонским орденом, не была бескорыстной. В 1346 г. король Дании Вальдемар IV продал ордену за девятнадцати тысяч серебряных марок все свои владения в Эстонии, т. е. округа Харжумаа и Вирумаа с городами Ревель (Таллин), Пернов (Пярну) и Нарву, а также остров Эзель (Сааремаа). Договор передачи был торжественно подписан 24 июня 1347 г. в резиденции великого магистра в Мариенбурге, и Тевтонский орден вошел во владение этими территориями 2 ноября 1347 г. Отныне он осуществлял свою власть над единой территорией, которая простиралась от низовий Вислы до Чудского озера и Финского залива.

Литовская угроза не исчезла, несмотря на непрочный мир, который был заключен в 1344 г. Новый великий магистр Генрих Дуземер фон Арффберг (1345—1351), как только был избран, решил напасть на Литву. С армией в сорок тысяч человек он захватил литовские земли в начале января 1348 г. Ольгерд собрал мощную армию, состоящую из литовцев и русских. Встреча двух армий произошла 2 февраля 1348 г. на равнине Анкен (Укаим). Потери с обеих сторон были весьма значительными, но преимущество осталось за Тевтонским орденом, который следующим летом возобновил военные действия, опустошил запад Литвы, захватил богатые трофеи и взял в плен большое количество воинов, которых тут же отпустил, так как они согласились креститься. Нельзя забывать, что, по крайней мере тогда, тевтонские рыцари помнили, что, кроме воинских обязанностей, на них была возложена и религиозная миссия, которая заключалась в обращение в христианство языческих народов.

В 1349 г. пришел черед литовцев и русских вторгнуться в Пруссию и Вармию. Магистр быстро восполнил потери своей армии, отбросил врагов и разбил армию Ольгерда на Стребе (Стебниц). Орден во время сражения потерял пятьдесят рыцарей и четыре тысячи пеших воинов, в то время как русские и литовцы потеряли на поле брани тысячи людей.

После короткого затишья война возобновилась в 1353 г. Узнав, что литовцы готовятся к нападению, новый магистр их опередил. В начале зимы 1353—1354 гг. он вторгся на литовскую территорию, но ранняя оттепель помешала ему продолжить поход. Как только грянули морозы, литовцы контратаковали тевтонцев, преодолели Куршский залив, схваченный льдом, и опустошили Вармию. Командору Генриху фон Шиндекопу удалось отбросить их, но весной литовцы снова атаковали, уже со стороны Ресселя, и взяли в плен многих рыцарей, Ольгерд приказал их убить, чтобы облегчить себе отступление.

Война на литовской земле практически никогда не прекращалась. За постоянными набегами литовцев неизменно следовали карательные операции, проводимые тевтонскими рыцарями. Зимняя кампания 1370 г. была особенно кровопролитной. Во время сражения при Рудау, где 13 февраля армия магистра фон Винриха фон Книпроде сошлась с огромной армией численностью семьдесят тысяч человек — цифра, вероятно, преувеличенная историками ордена, дабы более ярко описать победу тевтонских рыцарей, — состоящей из литовцев, жемайтов, русских и татар, тевтонские рыцари одержали победу Их противники потеряли более десяти тысяч человек убитыми, не считая тысяч раненых, которых оставили, отступая. Потери со стороны ордена на первый взгляд ограничились двадцатью шестью командорами, среди которых был магистр Пруссии, двухстами рыцарями и множеством командиров. Потери весьма не велики в абсолютных цифрах, но значительны по отношению к человеческому потенциалу ордена. Впрочем, в этом было слабое место Тевтонского ордена: число рыцарей всегда было ограничено, и эти рыцари постоянно находились под угрозой полного уничтожения. Учитывая их ограниченную численность, которую восполнить становилось все труднее и труднее.

Однако положение радикально изменилось. В 1386 г. сын Ольгерда Ягайло понял все выгоды сближения с Польшей для противостояния Тевтонскому ордену и обратился в христианство, дабы тем самым получить возможность сочетаться браком с королевой Ядвигой, дочерью и наследницей короля Польши Людовика. В день свадьбы, состоявшейся в Кракове 17 февраля 1386 г. Ягайло крестился и принял христианское имя Владислав, под которым он правил рядом со своей супругой в качестве короля Польши. Ягайло начал тотчас обращать своих литовских подданных в христианство: только жемайты остались верными своим языческим верованиям.

Тевтонский орден отрицательно отнесся к этому новому политическому раскладу Польско-литовский союз представлялся ему весьма нежелательным.

После долгих споров, но без каких-либо конкретных результатов Тевтонский орден был вынужден принять свершившийся факт. Польско-литовский союз стал реальностью, с которой орден должен был считаться. Орден принял предложение о проведении переговоров, сделанное Ягайло в 1403 г. В следующем году, 22 мая 1404 г. новый «вечный мир» был заключен между Ягайло и великим магистром ордена Конрадом фон Юнгингеном (1394—1407). На конгрессе новый король Польши сделал жест доброй воли в сторону Тевтонского ордена: Жемайтия, которая спровоцировала столько столкновений между орденом и литовцами, уступалась Тевтонскому ордену, который с этого момента располагался широким коридором, соединяющим Пруссию с Ливонией. Взамен орден отказывался от своих притязаний на Добжин, от всех своих предыдущих завоеваний в Литве. Резекнекское соглашение подтверждало суверенитет ордена от Бранденбургского Союза, территория ордена растянулась от Одера до Померелии, включала города Лансберг, Дрезден и Золинген и протянулась вдоль северо-западной границы польского королевства.

Тевтонскому ордену в начале XV столетия удалось добиться той цели, которую в свое время поставил перед ним Герман фон Зальца, а именно: создать мощное, территориально целостное государство под управлением великих магистров, одновременно монахов и воинов.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика