Александр Невский
 

Глава 5. Тевтонский орден в Венгрии: неудачная попытка внедрения в центральную Европу

Еще при великом магистре Германе фон Зальца, когда казалось, что Тевтонский орден прочно обосновался на Святой земле, рыцарям представился случай утвердиться в Венгрии.

В 1211 г. король Венгрии Андрей II (1205—1235) предложил тевтонским рыцарям земли на юго-востоке Трансильвании и поручил им превратить эти земли в бастион защиты от языческого народа куманов, постоянно угрожающих своими набегами его королевству

Можно задать себе вопрос о причинах, побудивших короля Венгрии призвать именно орден тевтонских рыцарей, а не какой-либо другой военный орден. Госпитальеры, например, обосновались в Венгрии уже в 1147 г. Чтобы ответить на этот вопрос, следует в первую очередь вспомнить, что со времени создания венгерского государства королем Стефаном Святым (997—1038), венгерские правители привлекали колонистов для заселения своего обширного королевства и тем самым обеспечивали его защиту. Сам Стефан Святой был инициатором такой политики; не он ли написал в своем завещании наставление наследному принцу: «Королевство слабо и непрочно, если в нем будет господствовать только один язык и одни обычаи». Именно при одном из его преемников, Гезе II (1141—1162), обосновались в Верхней Венгрии (сегодня Словакия) и Трансильвании первые немецкие колонисты, там их называли саксонцами. Эта политика была продолжена и развита при Беле III (1172—1196). Обе стороны были в выгоде. Для Венгрии это была возможность заселить еще необитаемые горные регионы на периферии и добывать ископаемые минералы, коих было много: (горнорудное дело) золото, серебро, соль; для Священной Римской империи это была возможность бороться с перенаселением в сельских местностях, вызванным демографическим ростом, начавшимся еще в XII столетии.

В конкретном случае обращение к тевтонским рыцарям в начале XIII столетия было обусловлено многими причинами. Король Андрей II в 1206 г. женился на немецкой принцессе Гертруде из княжеской семьи Южного Тироля. При Гертруде немецкое влияние при Венгерском дворе особенно возросло, так как молодая королева привезла с собой свое немецкое окружение, состоящее в основном «из меранских жителей, т. е. жителей Восточных Альп». Король Андрей II, чья власть неоднократно ставилась под сомнение представителями аристократии, попытался опереться на окружение жены, поскольку благодаря им мог бы рассчитывать на поддержку папы Иннокентия III (1198—1216). Папа действительно благосклонно отнесся к сближению Венгрии и Священной Римской империи, ведь он пытался объединить христианский мир для нового крестового похода. Среди германцев, пользовавшихся королевской щедростью, следует упомянуть Бертольда — младшего брата королевы Гертруды, который при поддержке Андрея II был избран архиепископом Венгрии. Несколькими годами позже король Андрей II поручил архиепископу новую миссию, на этот раз политического характера, назначив его губернатором Далматии и Хорватии. Вскоре Бертольд становится воеводой Трансильваиии, т. е., по сути, представителем короля в этом регионе.

Другой брат королевы Гертруды, Эккерт, епископ Бамберга, также пользовался королевскими милостями и играл важную политическую роль при дворе. Именно он в 1211 г. устроил помолвку дочери Андрея II и Гертруды-Елизаветы, которой тогда было четыре года, с принцем Людовиком, сыном маркграфа Тюрингии Германа (1190—1217). Елизавета после смерти была канонизирована Церковью и известна как Св. Елизавета Венгерская (или Тюрингская). Эккерт и третий брат королевы, маркграф Генрих Истринский, нашли убежище в Венгрии в 1208 г. после изгнания из империи за участие в убийстве императора Филиппа. Во время ссылки оба пользовались королевской щедростью. По случаю помолвки Елизаветы папа добился от императора Отгона IV амнистии для них.

Этот союз с Тюрингским домом представлял для короля Венгрии дополнительное преимущество, особенно в конфликте с аристократией. Некоторые вельможи еще с 1210 г. прочили корону представителю младшей ветви династии. Кроме того, Тюрингский дом был близок к императору и пользовался поддержкой папы.

В обстановке внутренней политической борьбы под влиянием партии королевы король Андрей II решил привлечь тевтонских рыцарей для защиты границ Трансильвании. Связь Тюрингского дома и дома Тирольского (Меранского) с великим магистром тевтонского ордена Германом фон Зальца была тесной. Первое командорство ордена в Европе было основано в Тюрингии. Что касается Германа фон Зальца, как было сказано выше, он был потомком древнего рода министериалов, связанных с маркграфом Тюрингии.

Права тевтонских рыцарей в Трансильвании были изложены в королевской хартии от 1211 г. Этой хартией король Венгрии предоставлял ордену тевтонских рыцарей «право свободно и навечно распоряжаться... землей, под называнием Барца», т. е. территорией, известной под венгерским названием Барказар, которую немцы называли Бурцеланд. Площадь территории, переданной тевтонским рыцарям, составляла около 1500 км² и соответствовала примерно площади бывшего comitat (департамента) Брассы в границах 1876 г. Эта земля, уточняет хартия 1211 г., находится versus Cumanas, «напротив куманов», народа, который до сих пор оставался языческим; земля эта была, согласно хартии, deserta et inhabita, «пустынная и необитаемая» — выражение, которое не следует понимать буквально. По всей вероятности, на этой территории оставались островки, заселенные кочевниками тюрского происхождения, но обращенными в христианство, что обосновались там в конце XI столетия по велению королей Венгрии для обеспечения защиты этого пограничного района. Заметим, что земли, переданные тевтонским рыцарям, образовывали единое целое, тогда как до сих пор земли, которые дарил король другим военным или светским орденам, были разбросаны по всему королевству.

Тевтонские рыцари получали полную политическую самостоятельность на своих землях и не подчинялись воеводе Трансильвании; они пользовались правовыми привилегиями как для себя, так и для колонистов, которых вольны были пригласить; кроме того, они получили право избирать собственных судей. К этим политическим привилегиям добавлялись многочисленные экономические льготы. Тевтонские рыцари могли вести свободную торговлю, только они были вправе взимать любые налоги и пошлины; как и их колонисты, они были освобождены от королевских налогов и обязанностей принимать за свой счет воеводу Трансильвании и его свиту. В случае открытия месторождений золота или серебра на переданных им землях половина доходов оставалось за орденом, вторая же поступала в распоряжение Короны. Королевские сборщики денег не смели ступать на их территорию. Тевтонский орден даже получил королевскую привилегию чеканить собственные деньги. Эта последняя привилегия была предоставлена тевтонским рыцарям дополнительно хартией 1212 г, в которой упоминается некий Феодор как глава тевтонских рыцарей, обосновавшихся в Бурцеланде.

В силу обязанности защищать границы от возможных набегов куманов тевтонскому ордену было разрешено строить мощные стратегические опорные крепости, контролирующие ущелья, через которые куманы могли проникнуть в страну.

Религиозная организация Бурцеланда была уточнена хартией 1213 г., изданной епископом Трансильвании Вильгельмом. «Ввиду заслуг в борьбе против язычников» епископ Гильом освобождал тевтонский орден от церковной десятины, подлежащей выплате в Бурцеланде, за исключением десятины, выплачиваемой венгерскими колонистами и сикулами (Szekely) епископу Трансильвании. Это наводит на мысль, что наряду с немецкими колонистами, привлеченными тевтонским орденом, к колонистам венгерского происхождения присоединились сикулы, выходцы из Средней и Южной Италии, если только они не оказались здесь еще до того, как Бурцеланд был передан Тевтонскому ордену. Хартия 1213 г. предоставляет тевтонским рыцарям право самим выбирать священников для приходов, которые будут создаваться, но эти священники должны представляться епископу Трансильвании на утверждение. Таким образом, избранные священники оставались юридически в подчинении епископа Трансильвании и должны были принимать епископа, если тот надумает их посетить.

Даже если в религиозном плане власть Тевтонского ордена была несколько ограничена, в политическом орден получил все права суверенного государства. Вся политика ордена отныне была направлена на подтверждение и усиление своего суверенитета на землях Бурцеланда.

Вплоть до 1218 г. отношения между Андреем II и Тевтонским орденом были безоблачными. Тевтонские рыцари пользовались полной свободой на территориях, которые король им пожаловал. Они построили мощные, и не деревянные, как то приписывалось хартией 1211 г., а каменные крепости. Только в период между 1211 и 1222 гг. орден возвел четыре мощные каменные крепости для обеспечения защиты их главной крепости Кронштадт, расположенной на перекрестке путей сообщения.

Привлечение германских колонистов в Бурцеланд проводилось крайне активно. Хартия 1213 г. епископа Гильома ориентировала на это орден и намекала, что, помимо германских и венгерских колонистов, желательно привлечь сикулов и саксонцев из соседнего Альтланда. Большинство германских колонистов приходило в империю целыми группами, созданными по инициативе архиепископов Магдебурга и Бамберга. Позже появились колонисты из западных регионов империи, Фландрии и Прирейнских земель.

Вполне вероятно, что колонисты пользовались статусом, близким статусу ордена, принятого позже для германских колонистов в Пруссии. Эти колонисты были свободными людьми, владели равными земельными наделами, обеспечивающими их существование, за что выплачивали ордену земельную ренту натурой; они пользовались правом свободно охотиться и рыбачить на угодьях ордена; могли пользоваться лесами, лугами и пастбищами, а при необходимости, в случае военных конфликтов и строительстве защитных сооружений, обеспечивали рабочую силу. Во время войн крестьяне служили пехотинцами под командованием сельских старост; последние исполняли функции местных судей и сохраняли свои права в судопроизводстве.

Наряду с этим прекрасно организованным свободным населением в Бурцеланде имелось небольшое количество крепостных, то были куманы, захваченные в плен во время боев, которые вел орден на куманской земле. Как правило, их использовали в качестве пастухов.

Тевтонский орден поощрял торговлю на своих землях. Географическое расположение Бурцеланда оказалось удачным для торговли с западным миром, Латинской империей Константинополя и странами Востока. Излишки продуктов собственного производства продавались, что способствовало превращению Кронштадта в торговый центр.

В то время как Тевтонский орден укреплял свои позиции в Венгрии, король Андрей II боролся с бесконечными внутренними распрями. Вначале то был заговор бана Банко 28 сентября 1213 г., стоивший жизни королеве Гертруде, спровоцированный враждебностью аристократии к «пронемецкой» политике короля. Зато внешняя политика короля Андрея II была весьма активной. Сначала он поддержал Фридриха II в конфликте с его соперником Отгоном IV, что могло только положительно сказаться на отношениях с Тевтонским орденом, так как великий магистр ордена Герман фон Зальца поддерживал Фридриха II. Король Венгрии провел несколько военных операций в Галиции (с 1213 по 1217 г.) и сумел подчинить этот регион венгерской короне. Затем в 1215 г. своим браком с Иоландой де Куртеие, отцом которой был Пьер де Куртене, ставший в 1217 г. императором Константинополя, он недвусмысленно продемонстрировал свой интерес к Востоку, что и подтвердил в августе 1217 г., отправившись из Сналато (сегодня Сплит) в Святую землю, где пробыл несколько месяцев, принимая активное участие в осаде горы Табор. Провал крестового похода заставил его вернуться в Венгрию в конце января 1218 г. В Святой земле Андрей II встретился с Германом фон Зальца.

Вернувшись в Венгрию, Андрей II столкнулся с беспорядками в стране; королевская казна была разграблена. Он осознавал, что те, кого он приблизил к себе, злоупотребили своим положением. Скорее всего, именно тогда король одобрил политику экспансии, которую проводили тевтонские рыцари за пределами Бурцеланда, и пересмотрел все решения по отношению к ордену.

Тевтонский орден, который получил от папы подтверждение привилегий, полученных от короля, чувствовал себя защищенным от любой угрозы со стороны королевской власти. Однако в 1221 г. королевским указом предписывалось тевтонскому ордену вернуть Бурцеланд короне. Поводов для недовольства тевтонскими рыцарями было множество, епископ Трансильвании Вильгельм упрекал их в том, что они не соблюдают обязанностей, взятых ими в 1213 г. Король, со своей стороны, упрекал их в том, что они построили каменные крепости в нарушение хартии 1211 г., что переманили германских колонистов, уже устроенных в других районах Венгрии. Король потребовал ухода тевтонских рыцарей из королевства.

Этот первый конфликт был непродолжительным, и король даже увеличил с 1222 г. привилегии, предоставленные ордену. Справедливо и то, что в тот момент над Венгрией нависла угроза со стороны татар, и Андрей II осознавал необходимость объединить все силы, дабы обеспечить защиту королевства, тем более что куманы, находясь под постоянной и непосредственной угрозой со стороны татар, пытались укрыться в Венгрии. Папа Гонорий III (1216—1227) ратовал за компромисс, и в этом его поддерживали Герман фон Зальца и маркграф Тюрингии Людовик.

Новая королевская хартия от 7 мая 1222 г., в достоверности которой до сих пор сомневаются некоторые историки, примирила короля с Тевтонским орденом. Эта хартия подтверждала решения 1211 г., правда, с одним уточнением: отныне тевтонские рыцари получают право строить «каменные крепости и города» (castra et urbes lapideas). На самом деле это постановление только утвердило положение, существующее де факто, как и признание владения Тевтонским орденом горной зоной, расположенной на юге Бурцеланда, которой, по сути, они уже завладели. К тому же тевтонские рыцари получали новые привилегии относительно добычи соли и эксплуатации горных выработок в долине Олта и освобождались от таможенной пошлины при пересечении страны сикулов и «земли валахов». Наконец, новая хартия закрепляла за Тевтонским орденом право чеканить монеты.

Эти решения только и могли спровоцировать раздражение Церкви, так как ставили под вопрос, по крайней мере в Бурцеланде, финансовые привилегии архиепископа Эстергома, так как он контролировал эмиссию денег и получал процент за каждую серебряную марку, что составляло 1/48 доли каждой отчеканенной монеты; он взимал десятину с дохода от горнорудной добычи (urgura), выплачиваемого королю.

Через некоторое время после обнародовании хартии король под давлением аристократии был вынужден во время «Дня закона» предоставить своим подданным «Золотую буллу» — самую что ни есть конституцию, провозглашенную 29 мая 1222 г., которая ограничивала королевскую власть в пользу Парламента, образованного представителями дворянства и Церкви. В статье 31 «Золотая булла» признавала за крупными феодалами «право на восстание» в случае превышения королевской власти. Большая часть параграфов «Золотой буллы» была подсказана «Иерусалимскими ассизами», с которыми ознакомились венгерские крестоносцы, когда были с Андреем II в Святой земле в 1217 г.

«Право восстания», предусмотренное «Золотой буллой», встревожило тевтонских рыцарей, которым была прекрасно известна неприязнь к ним венгерских аристократов и Церкви. Великий магистр Герман фон Зальца посчитал разумным обратиться к папе для получения подтверждения привилегий ордена в Венгрии. Буллой от 19 декабря 1222 г. папа Гонорий III своей властью подтвердил владения и привилегии ордена. Герман фон Зальца попросил у папы подтверждения полной независимости ордена от епископа Трансильвании, в ведении которого находились земли Бурцеланда. В действительности то, о чем просил Тевтонский орден, означало, что папа должен назначить в Бурцеланд своего епископа, подчиняющегося непосредственно Риму, что лишало епископа Трансильвании права вмешиваться в дела ордена на его земле, тем самым укрепляя независимость ордена от Венгерского государства и его Церкви. Первый шаг в этом направлении был сделан папой, который своим посланием от 12 января 1223 г. поручал епископу Эгеру назначить «старейшиной Бурцеланда» достойного человека по выбору Тевтонского ордена, что вызвало гнев нового епископа Трансильвании Рейнальда. Он ответил требованием соблюдать условия хартии 1213 г., выданной его предшественником. Папа ответил новой буллой от 12 декабря 1223 г., в которой подтвердил независимость Церкви Бурцеланда от епископа Трансильвании и запретил последнему взимать десятину и решать юридические вопросы ордена. На следующий день он сообщил о своем решении епископу Эгеру, только что назначенному архиепископом Эстергома и примасом Венгрии.

Папа поддержал Тевтонский орден, тем более что орден был настроен перейти в непосредственное подчинение папскому престолу. Что и следует из папской хартии от 30 апреля 1224 г. «Магистр и братья попросили, чтобы мы соизволили взять под опеку Престола земли Бурцеланда... которые до недавних пор были безлюдными и пустынными из-за набегов язычников и которые наш возлюбленный во Христе брат Андрей, замечательнейший король Венгрии, в своей неимоверной щедрости им подарил и на которых после усмирения язычников ценой неисчислимых человеческих жертв они обосновались. К этому добавляется то, что верующие тем охотнее посещают эти земли, что они знают, что находятся под особым покровительством Святого Престола (sub speciale apostalicae sedis protectione). И эта земля, которую некому обработать... быстро заселится, и количество проживающих на ней увеличится к ужасу язычников и во имя безопасности верующих и во благо Святой земли. Соизволив удовлетворить доброжелательную и благую просьбу великого магистра и братьев его, мы берем под свое покровительство орден и заявляем, что на веки вечные берем их под защиту и особую заботу Святого Престола (in jus et propriatatem beati Petri)».

Подобная зависимость ордена от папы означала ежегодные отчисления в виде налога в размере двух золотых марок (duas marcas ami). Такое решение только и могло вызвать раздражение короля Венгрии. Он опасался образования в государстве государства под управлением Тевтонского ордена и Святого Престола, которое подчинит себе немецких колонистов, уже обосновавшихся в других регионах Венгрии. Поэтому Андрей II дал саксонцам Трансильвании дополнительные привилегии, дабы удержать их на своих землях. Эти привилегии перечислены в diploma Andreanum от 1224 г., который объединяет всех саксонцев Трансильвании в административную единицу во главе с королевским представителем (comes cebieniensis), назначаемым королем и независимым от воеводы Трансильвании. Жители саксонского графства пользовались широкой административной и правовой независимостью; освобождались от зависимости от местных сеньоров, но должны были платить годовой налог, а также выполнять воинскую повинность.

Защищая саксонских колонистов, но решительно выступая против создания Тевтонского государства в Трансильвании, Андрей II решился на изгнание тевтонских рыцарей, чтобы вновь завладеть Бурцеландом. Операция началась весной 1225 г. Королевская армия приступила к завоеванию территории. Тевтонский орден обратился к папе, который заверил его в своей поддержке и поздравил за столь решительное сопротивление, как это видно из письма, адресованного 10 июня Герману фон Зальца: «Вы не бросили эту землю, несмотря на угрозы и преследования». Гонорий III напомнил, что он писал королю Венгрии, «дабы вы сохранили эту землю... которая щедростью короля была вам передана во владение, что подтвердил Святой Престол». Кроме того, папа просил нунция Кинтиуса передать Андрею II папскую буллу, касающуюся тевтонских рыцарей и обязывающую выполнять ее решения.

Несмотря на неоднократные обращения, король Венгрии остался при своем мнении, и тевтонские рыцари были изгнаны из Венгрии, но колонисты, которых они сюда позвали, остались на месте и сохранили свой статус. Это доказывает, что политика Андрея II была направлена не против колонистов — diploma Andreanum уже доказала это раньше, — а против Тевтонского ордена в той мере, в которой последний попытался создать независимое государство на территории королевства. Этого король Венгрии при поддержке своего окружения, в частности сына и наследника принца Белы, в будущем Белы IV, и венгерской Церкви, которая всегда боролась за сохранение собственного авторитета, не мог допустить.

Следует также добавить, что опасность со стороны куманов, бывшая реальностью в 1211 г. и ставшая одной из причин привлечения Тевтонского ордена в Трансильванию, стала менее ощутимой для Венгрии в 1225 г. Куманы перед лицом татарского нашествия охотно обращались в христианство в обмен на защиту со стороны Венгрии, ибо в 1227 г. через два года после изгнания Тевтонского ордена куманский принц Барк и его народ приняли христианство и попросили защиты у короля Венгрии. С тех пор страна куманов присоединилась к королевству. Но перед опасностью со стороны татар куманам пришлось оставить свои земли и искать убежища в Венгрии.

Анекдотичной и бесперспективной на первый взгляд могла бы показаться попытка тевтонских рыцарей обосноваться в Трансильвании, но она тем не менее остается показательной, ибо уже тогда проявились основные черты политики колонизации в том виде, как ее понимал Тевтонский орден. Действительно, в Трансильвании Тевтонский орден попытался создать собственное государство, защищенное целым рядом крепостей и укреплений в стратегически важных точках, — государство, независимое от местного духовенства и находящееся под покровительством папы; орден проводил политику систематического заселения земель, призывая колонистов из Германии, которые по прибытии на место обретали статус свободных людей и получали участок земли, выплачивая лишь годовой налог и неся военную повинность. Этот неудачный опыт в Трансильвании вскоре повторится — на этот раз успешно — несколько лет спустя в Пруссии.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика