Александр Невский
 

Грецкие орехи

Еще одну категорию южного импорта, хронологическое распределение которой аналогично двум предыдущим, составляют находки в новгородских слоях скорлупы грецких орехов. Как и обломки амфор, они отличаются такой же и даже еще большей объективностью в отражении колебаний импорта, поскольку орехи никак не могли быть предназначены для длительного хранения и их скорлупа попадала в землю незамедлительно после доставки очередной партии.

Начавшийся в конце X в. (рис. 2) ввоз в Новгород грецких орехов очень быстро растет и к середине XI в. достигает наибольшего подъема, который сохраняется на протяжении XII в.

Так же, как и в предшествующих случаях, резкое уменьшение их количества приходится на 21—22 ярусы, датированные 1076—1116 гг., что, несомненно, связано с сокращением ввоза грецких орехов в это время.

В первой половине XIII в. кривая распространения грецких орехов затухает. Следует учесть, что если прекращение импорта шиферных пряслиц в первой половине XIII в. связано с ликвидацией их производства в результате разрушения овручских мастерских, то прекращение ввоза грецких орехов, не связанных с производством, служит еще одним доказательством того, что после монголо-татарского нашествия движение товаров по днепровскому пути значительно сокращается и практически теряет свое значение.

Принципиальное совпадение участков трех рассмотренных графиков (рис. 2) и особенно в той их части, которая касается рубежа XI—XII вв., показывает, что в действительности при доставке в Новгород шиферных пряслиц имел место не перерыв в их производстве, как предполагалось, а перерыв в их транзите, как и в транзите других южных предметов.

Подобные закономерности отмечены и для импорта стеклянных изделий в Новгород в домонгольское время.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика