Александр Невский
 

Путевые заметки. 2008 год*

Научные изыскания университетского преподавателя в идеале всегда должны иметь серьезную дополнительную цель — возможность применения полученных результатов на практике, а именно в учебном процессе. Для ученого-историка, помимо прочего, это означает необходимость прививать студенту навыки практического поиска, которые подразумевают осуществление научной работы не только вполне понятным — «кабинетным» — образом, т. е. в архивах, библиотеках и других хранилищах информации, но и посредством экспедиционных выездов. Разумеется, учебные планы исторического факультета (с 2013 г. — Институт истории) включали и включают в себя обязательные практики (археологическую, этнографическую), однако важно, чтобы студенты изначально понимали важность полевых исследований в исторических изысканиях вообще1.

На кафедре исторического регионоведения СПбГУ, на которой работают авторы настоящих строк, эти два начала — общетеоретическое и практическое — нашли вполне гармоничное сочетание: студентам здесь могут привить вкус и к занятиям «чистой» наукой (о чем свидетельствуют как регулярные студенческие конференции, так и многочисленные сборники публикаций начинающих авторов2), и к непосредственному, «полевому» изучению той или иной местности, города или целого региона. Наличие в учебном плане обязательных полевых практик, а также многочисленные внеучебные выезды студентов и преподавателей, не только выполняют «воспитательную» и «научно-познавательную» функции, но и дают возможность студентам «побывать в других регионах страны, познакомиться с жизнью в российской глубинке», приобщиться к «серьезному региональному исследованию», понять, насколько необходима их работа для научного развития местных культурно-просветительных организаций3. Ближние и дальние экскурсии, знакомство с экспозициями музеев Санкт-Петербурга и пригородов, изучение историко-культурного потенциала различных регионов России, — все это стало «нормой жизни» для преподавателей и студентов. Это является продолжением университетских традиций, заложенных еще в начале XX в. профессором И.М. Гревсом4 и его последователями, разрабатывавшими теоретические основы регионально-краеведческого движения и проводившими занятия со студентами на основе образовательных экскурсий5.

Конечно, студентам нравится путешествовать по историческим местам, но не меньший энтузиазм в этом направлении отличает и преподавателей кафедры исторического регионоведения. Их профессиональная мобильность вовсе не исчерпывается руководством практиками или обязательными поездками на научные конференции и т. п. мероприятия. В 2008 г. было положено начало новому для кафедры типу коллегиальных поездок. Условно его можно обозначить как «экспедиция-разведка»...

Всех участников той экспедиции объединило имя известнейшего деятеля отечественной истории (вскоре, как известно, названного «Именем России»6) — святого благоверного князя Александра Невского, легендарного победителя воинственных крестоносцев, хотя у каждого с ним была связана своя, личная история. Да и может ли не быть такой истории у живущих на Северо-Западе профессиональных исторических регионоведов?! Для Ю.В. Кривошеева и Р.А. Соколова, специалистов по русскому средневековью, это был главный герой их тогдашних и будущих научных изысканий, для А.А. Мещениной — и вовсе «виновник» поступления на Исторический факультет, ведь именно о его подвигах ей посчастливилось рассказывать на вступительных экзаменах, а в дальнейшем (уже после окончания того выезда) из-под ее пера выйдет не одна научная статья, посвященная Александру Невскому и исторической памяти о нем. Четвертому же участнику, В.Н. Кириллову, геологу по специальности, были равно интересны как сама личность князя, так и возможность собственными глазами увидеть место одного из самых знаменитых сражений в русской истории, известного любому ученику советской школы, и провести своего рода «разведку» этой территории.

Итак, экспедиция отправлялась на место легендарного Ледового побоища, где, несмотря на не столь уж большое от Санкт-Петербурга расстояние и весьма большую заинтересованность, никто из участников никогда не бывал7. В задачи поездки входили: осмотр территории, вблизи которой происходило сражение (как известно, примерное место битвы на Чудском озере было установлено в результате работы Комплексной экспедиции АН СССР по уточнению места Ледового побоища 1242 г., проводившейся еще в 1958—1962 гг. под руководством Г.Н. Караева8), фотофиксация имеющихся в окрестностях достопримечательностей, так или иначе связанных с битвой, а также изучение вопроса о создании здесь музея-заповедника «Ледовое побоище», выяснение конкретных возможностей для этого начинания и его перспектив в среде местных старожилов и представителей просвещенной общественности9.

20 августа 2008 г. участники экспедиции выехали из Санкт-Петербурга в направлении г. Кингисепп — на запад. При повороте с относительно благополучного Таллинского шоссе в сторону г. Сланцы нас ожидала первая неприятность: один из многочисленных летящих из-под колес камешков попал в тормозную колодку, и автомобиль с ужасным скрежетом застрял на пустынной дороге. Продолжить путь удалось спустя довольно продолжительное время и лишь благодаря бескорыстной помощи местных водителей. Миновав Сланцы, последний райцентр Ленинградской области, и переехав р. Плюссу, мы двинулись вдоль реки на юг, в сторону Гдова — районного центра уже соседней области, Псковской. Поскольку время было вечернее, то по прибытии в Гдов все силы были брошены на поиски гостиницы, где планировалось отдохнуть и переночевать. Увы! Никакого, даже самого скромного пристанища для приезжих мы не нашли, но зато на главной улице без всякого труда удалось обнаружить скромное здание с надписью «Гдовский музей истории края», куда, впрочем, попасть в тот день тоже не удалось. Гостиницы в городе не оказалось, но местные жители обнадежили: если собрать все оставшиеся силы и проехать всего 27 км в направлении Пскова (т. е. оказаться еще ближе к месту Ледового побоища!), то ужин и ночлег нам наверняка будут обеспечены.

Прямо на берегу Чудского озера расположена старинная деревня Спицино, практически уничтоженная в годы Великой Отечественной войны, но сегодня получающая все большую известность благодаря построенному здесь туристическому комплексу «Чудское подворье». Надо отметить, что в летний период все места в многочисленных уютных домиках, как правило, бронируются задолго до приезда гостей, но на этот раз нам повезло — небольшой коттедж на лесной опушке у чудесного песчаного пляжа приютил усталых путешественников, а суровая и величественная панорама бескрайних просторов российского пограничья окончательно примирила со всеми дорожными перипетиями.

На следующий день, 21 августа, простившись с гостеприимным кровом и его хозяевами, мы двинулись дальше. Подобраться к месту битвы как можно ближе — задача не из простых. Это становилось яснее буквально с каждым из 50 оставшихся километров. Если бы не полноценный отдых накануне и, как следствие, бодрое настроение с утра, то вряд ли наш экипаж добрался до конца целым и невредимым. Однако путь вдоль р. Желча, через которую мы вскоре переправились, оказался весьма живописным, и скорость нашего передвижения по песчано-каменистой дороге вполне позволяла наслаждаться заповедными окрестностями10. Картину дополняли памятники воинской славы, напоминающие о трагических страницах истории Гдовского района.

И вот, наконец, у очередного поворота мы не поверили своим глазам — среди совершенно безлюдного леса стоял весьма внушительный указатель, гласящий о том, что до места Ледового побоища осталось... всего 34 км! Еще более впечатлял перевод надписи на английский язык. Вздохнув поглубже и окончательно убедившись в правильности избранного пути, мы продолжили путешествие. Следующим ориентиром стала куда более неприметная табличка с таким манящим и долгожданным названием — «Кобылье Городище». Еще полтора километра — и цель, как нам казалось, была достигнута: издалека виден «Большой поклонный крест воинам, отстоявшим Русь во главе с дружиной Александра Невского». Если обойти эту достопримечательность, то можно обнаружить довольно пространную надпись, которую стоит здесь воспроизвести полностью:

«Дар жителям Псковщины в год 600-летия первого упоминания села Кобылье Городище в псковских летописях. Главный меценат проекта Остапенко А.В.

От группы "Балтийские стали" и общественности, объединенной рейд-экспедицией АВТОВЕЧЕ "Серебряное кольцо Александра Невского".

Памятный знак создан по подобию Новгородского Алексеевского креста.

Авторы проекта: А.А. Селезнев и др.

Архитекторы: Б.Г. Костыгов, С.И. Крюков.

Использованы фрагменты утраченного деревянного креста скульптора В.М. Рещикова (1992 г.)».

Тогда эта надпись оставила у нас некоторые вопросы, но впереди ждали новые впечатления.

Летописное сообщение о том, что битва Александра Невского с немецкими рыцарями произошла «на Чудском озере, на Узмени, у Воронея камени», позволяет считать, что это событие произошло ближе всего к селу Кобылье Городище, которое впервые упоминается в псковских летописях под 1462 г.: «В лето 6970-е. Заложиша псковичи новеи городеч на обидном месте над Великим озером при князе Псковском Володимире Ондреевиче и при посаднике степенном Максиме Ларивоновиче того же лета и свершиша его и церковь поставиша в ней святого Архангела Михаила и освещаша, а делаше его мастеры Псковскыи и с волощаны 60 человек псковских мастеров, а взяше от него тако же и от церкви, дела своего мзду оу всего Пскова 60 рублев, а по том придаше 30 рублев»11. Однако пограничную крепость, заложенную поблизости от устья р. Желчи, впадающей в Чудское озеро, ливонцы вскоре уничтожили, поскольку она давала русским возможность контролировать важные торговые пути, а вот удивительной красоты церковь Михаила Архангела чудом уцелела до настоящего времени.

Считается, что эта одноглавая, четырехстолпная с горизонтальными полуцилиндрическими сводами церковь была типичным культовым сооружением Псковской земли. При первом взгляде на нее очевидно, что придел Иоанна Предтечи и колокольня были построены много позднее, в середине XIX в. Еще позже, в 1877 г., придел был соединен с основным помещением с помощью... пролома в задней стене. Однако уникальность церкви Михаила Архангела заключается, разумеется, не в этих пристройках, а в сохранившемся в неприкосновенности восьмискатном покрытии традиционного псковского четверика. Когда-то подобных храмов в здешних местах было достаточно много, но большинство из них впоследствии стали четырехскатными. Во всех справочниках и путеводителях отмечается, что на сегодняшний день церковь в Кобыльем Городище — единственный памятник в Псковской области с восьмискатным покрытием, и она охраняется как всенародное достояние12.

Вокруг церкви, на месте древнего городища, расположено кладбище, а сама деревня, которая еще в XIX в. сохраняла статус уездного некогда городка Кобыла, пока далека от привычного облика современных дачных поселков — большинство домов здесь выстроено из дерева и выглядит вполне традиционно.

Еще одной достопримечательностью, появившейся в Кобыльем Городище относительно недавно, в 1992 г., стал, конечно же, памятник Александру Невскому. Его облик показался нам удивительно знакомым, что и немудрено, ведь автор бюста, Валентин Григорьевич Козенюк, хорошо известен своими скульптурными изображениями князя, установленными в Санкт-Петербурге, Усть-Ижоре и Пушкине.

Здесь же, у обелиска воинской славы, можно почтить и память других воинов, погибших уже в XX в.

Все памятные знаки в Кобыльем Городище сконцентрированы на совсем небольшой территории у берега Чудского озера. Но больше всего нас поразил сам берег — болотистый, поросший тростником, с хорошо просматривающимися островами. Около одного из этих островов и происходила знаменитая битва на льду. Вот только у какого именно? Вглядываясь в туманную даль озера со стороны суши, понять это невозможно...

Первая страница Дневника Ю.В. Кривошеева

Из беседы со встреченными по пути местными жителями выяснилось, что никто не расскажет нам о месте битвы и здешних памятниках лучше, чем человек, живущий на самой окраине Кобыльего Городища в небольшом деревянном домике. К нему-то мы и поспешили, уже не удивляясь тому, что зовут его Александром Александровичем Селезневым. Встреча с военным летчиком-испытателем, подполковником запаса, кандидатом технических наук, Президентом Ижорского Фонда молодежных и военно-исторических программ «КАЧУР» и его женой Ириной пролила свет на большинство возникших недоумений.

В ходе беседы выяснилось, что поисками места Ледового побоища увлечены отнюдь не только историки-регионоведы. Будучи на военной службе и выполняя государственные задачи, с высоты полета А.А. Селезнев пытался понять (или почувствовать?), где же находится тот самый Вороний камень, ушедший под воды Чудского озера, как можно его найти и главное, как привлечь к этому поиску внимание не только научного сообщества (как мы знаем, уже ответившего на этот вопрос), но и власть предержащих, «чтобы будущее сохранило память не просто о Ледовой сече, но и о тех, кто посвятил свою жизнь служению Отечеству»13. Когда А.А. Селезнев вышел в отставку, то, как человек инициативный и увлеченный, он сумел развить бурную общественную деятельность, связанную, прежде всего, с сохранением памяти о его любимом герое — Александре Невском. Так, в 2005 г. под его руководством состоялся автопробег под названием «Автовече-2005. Серебряное кольцо Александра Невского», участники которого, начав свое движение от площади Александра Невского в Петербурге, проехали по особому маршруту, связанному с жизнью и подвигами новгородского князя Александра Невского, общей протяженностью 1480 км, и завершили его в поселке Усть-Ижора Колпинского района Санкт-Петербурга. Помимо посещения старинных русских городов и крепостей, православных монастырей и храмов, в Кобыльем Городище «паломники провели работы по благоустройству территорий у памятника Александру Невскому, и у поклонного креста, здесь же была заложена часовня святого Александра Невского»14.

Прояснилась и ситуация с Памятным крестом, который был установлен в 1992 г. Во время урагана в 2005 г. он упал и хранится теперь при храме Михаила Архангела, а фрагменты его были использованы при сооружении нового, того, что встречал нас на въезде в Кобылье Городище.

Попрощавшись с радушными хозяевами, мы отправились дальше, тем более что путь приближался к конечной точке нашей экспедиции-разведки. В 2 км от Кобыльего Городища находится деревня Самолва, где в 1958—1962 гг. располагался штаб Комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. Однако здесь нас ждало разочарование. Никаких особых достопримечательностей обнаружить не удалось, кроме, пожалуй, главной: в небольшом одноэтажном здании, напоминающем столовую, красовалась удивительная табличка: «К-з им. А. Невского». Такого чуда мы никак не ожидали увидеть! Рыболовецкий колхоз в Самолве, организованный в ходе коллективизации и восстановленный после войны15, несмотря на все экономические преобразования в нашей стране, существует по сей день, правда, уже в виде сельскохозяйственного производственного кооператива, но зато с сохранением исторического названия «Колхоз имени Александра Невского». «Да, похоже, здесь в каждой деревне свои способы сохранения исторической памяти», — подумали мы и отправились еще дальше, к причалу, откуда когда-то отправлялся катер генерала Г.Н. Караева, также вдохновленного идеей найти загадочный Вороний камень. «Причал № 2» произвел крайне унылое впечатление забытого Богом и людьми места: несколько ветхих суденышек с табличкой «Стой! Впереди государственная граница», да выглядывающие из высокой травы малопонятные «предметы рыбацкого быта»16, и никаких следов ТОЙ экспедиции. Довершали картину все те же непроходимые заросли гигантского тростника, из-за которого острова вдали казались едва различимыми. Вот туда бы попасть... Совсем другое дело! Но надо было возвращаться домой — путь неблизкий.

На обратном пути снова огорчил замок на дверях Гдовского краеведческого музея. (Как выяснилось позднее, в том, что не удалось попасть в музей, были виноваты вовсе не сотрудники, а сами незадачливые посетители: вход в него находился чуть дальше той двери, на которой упорно висел замок, а соответствующего указателя никто не заметил.) Однако на этот раз мы твердо решили повнимательнее познакомиться с городом и осмотреть, по крайней мере, его главную достопримечательность — Гдовскую крепость, построенную в 1431 г.17

Пограничная твердыня, выдержавшая не одну осаду в XV—XVI вв. (в том числе и от войск польского короля Стефана Батория), в 1613—1614 гг. была взята шведами во главе с Густавом II Адольфом. Северная война привела к окончательному закреплению северо-западных территорий и Прибалтики за Россией, — и Гдов утратил значение пограничной крепости, превратившись в уездный центр Санкт-Петербургской (Ингерманландской) губернии. Административная принадлежность Гдова неоднократно менялась, но с 1944 г. он находится в составе Псковской области. В июле 1941 г. Гдов был оккупирован немецкими войсками и практически разрушен. 4 февраля 1944 г. в ходе Ленинградско-Новгородской операции войска Ленинградского фронта при активном содействии партизан освободили город от врага.

Сегодня, помимо частично восстановленных стен, в крепости можно увидеть Святодержавный Димитриевский собор, который возвели в 1990 г. на месте уничтоженного в 1944 г. древнего храма, и Дом причта, сооруженный в 2007 г. в память Православной миссии, действовавшей во время войны на Северо-Западе России.

Наша экспедиция подходила к концу. Мы увозили из этого удивительного края не только многочисленные фотографии18 и незабываемые впечатления, но и ни с чем не сравнимое, особое ощущение «памяти», той самой исторической памяти, которой действительно пропитаны эти места, несмотря на полное отсутствие артефактов. В Петербург мы приехали в твердой уверенности, что «разведка» удалась: острова Чудского озера, между которыми затерялся Вороний камень, — ждут своих исследователей...

Примечания

*. Данная глава подготовлена авторами совместно с А.А. Мещениной.

1. В 2004 г. А.Ю. Дворниченко, в то время декан исторического факультета СПбГУ, в связи с открытием новых кафедр (в том числе кафедры исторического регионоведения), отмечал, что концепция развития факультета «предусматривает гармоничное сочетание фундаментальных основ исторической науки с тем, что вызвано интересами сегодняшнего дня, востребовано обществом. Имеются в виду те или иные прикладные сферы знания. Подобное сочетание... сделает исторический факультет притягательным и для тех, кто стремится к занятиям наукой, и для тех, кто тяготеет к практической деятельности...» (Дворниченко А.Ю., Тихонов И.Л. Историческому факультету-70 лет // Исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. 1934—2004: Очерк истории / Отв. ред. А.Ю. Дворниченко. СПб., 2004. С. 24—25).

2. См., напр.: Всероссийская студенческая историко-регионоведческая конференция. Санкт-Петербург, 6—7 апреля 2006 г.: Доклады и сообщения / Под ред. А.Ю. Дворниченко, Ю.В. Кривошеева. СПб., 2007; Кафедра исторического регионоведения: Материалы студенческих конференций. 2007—2008 гг.: Сб. статей / Под ред. Ю.В. Кривошеева. СПб., 2008; Вторая всероссийская студенческая историко-регионоведческая конференция. Санкт-Петербург, 24—26 октября 2008 г.: Доклады и сообщения / Под общ. ред. А.Ю. Дворниченко, Ю.В. Кривошеева. СПб., 2009; Университетский историк: Альманах. Вып. 10. СПб., 2012. См. также статьи студентов и аспирантов кафедры исторического регионоведения в сборниках научных статей «Проблемы исторического регионоведения» (Вып. 2. СПб., 2009), «Петербургские исследования» (Вып. 2. СПб., 2010; Вып. 3. СПб., 2011), «Карельский перешеек в годы войны и мира» (СПб., 2010), и др.

3. Кривошеев Ю.В 1) Кафедра исторического регионоведения // Кривошеев Ю.В. Собранное. СПб., 2010. С. 266, 270 (см, также первую публикацию статьи: Исторический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. С. 151—158); 2) Кафедре исторического регионоведения СПбГУ — 5 лет // Там же. С. 277 (статья впервые опубликована в журнале «Санкт-Петербургский университет». 2007. № 16); 3) Пять лет кафедре исторического регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета // Первые всероссийские краеведческие чтения: История и перспективы развития краеведения и московедения (Москва, 15—17 апреля 2007 г.). М., 2009. С. 353; Пелина Е.И., Мещенина А.А., Соколов Р.А. Научный потенциал кафедры исторического регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета в стратегическом планировании развития отечественных музеев-заповедников // Первые Кремлевские чтения. Казань, 2010. С. 216.

Подробнее о содержательной части студенческих практик кафедры см.: Алексеева С.В., Соколов Р.А. Козельск. Полевая этнографическая практика кафедры исторического регионоведения // Международная научная конференция Полевая этнография-2006: Материалы конференции. СПб., 2007. С. 238—240; Пелина Е.И., Соколов Р.А. Музейный предмет как исторический источник в учебных дисциплинах кафедры исторического регионоведения Санкт-Петербургского государственного университета // Михайловская пушкиниана. Вып. 47. Сельцо Михайловское; Псков, 2008. С. 9—15; Меркулов И.В., Соколов Р.А. Экскурсионная составляющая практики кафедры исторического регионоведения в 2008 г. (по материалам экскурсионных выездов в Полотняный Завод и усадьбу Берново) // Петербургские исследования. Сб. науч. ст. Вып. 2. СПб., 2010. С. 93—98; Пелина Е.И., Наконечная Е.В., Сталева Ю.А. Методика составления экскурсионно-туристического маршрута «Последняя дуэль А.С. Пушкина: как это было» // Там же. С. 86—90; Соколов Р.А. Этнографическая практика на кафедре исторического регионоведения // Проблемы исторического регионоведения: Сб. научных статей. Вып. III: К 10-летию Кафедры исторического регионоведения / Отв. ред. Ю.В. Кривошеев. СПб., 2012. С. 62—72.

4. Иван Михайлович Гревс (1860—1941) — петербургский историк-медиевист, специалист по истории Римской империи. Активный участник краеведческого движения. В практической деятельности успешно использовал экскурсионный метод.

5. Кривошеев Ю.В. Кафедре исторического регионоведения СПбГУ — 5 лет. С. 277; Пелина Е.И., Мещенина А.А., Соколов Р.А. Научный потенциал кафедры исторического регионоведения... С. 212.

6. См. результаты голосования на сайте: Имя России: исторический выбор 2008. Режим доступа: http://www.nameofrussia.ru (дата обращения: 15.08.2011 г.)

7. Того же, впрочем, нельзя сказать о месте другой знаменитой битвы, связанной с именем князя Александра, — Невской. В поселке Усть-Ижора преподавателями кафедры не только регулярно проводились и проводятся экскурсии для студентов, но и была организована этнографическая практика (см.: Кафедра исторического регионоведения в 2002—2005 гг.: Документы и материалы // Проблемы исторического регионоведения. Сб. научных статей. Вып. III: К 10-летию Кафедры исторического регионоведения. С. 56; Соколов Р.А. Этнографическая практика на кафедре исторического регионоведения. С. 62; Кривошеев Ю.В., Соколов Р.А. Александр Невский: эпоха и память. Исторические очерки. Вклейка.

8. См.: Ледовое побоище 1242 г. Труды комплексной экспедиции по уточнению места Ледового побоища. М., 1966; Кривошеев Ю.В., Мещенина А.А., Соколов Р.А. Ледовое побоище: загадки экспедиций // Вестник Государственной Полярной академии. 2013. № 1 (16). С. 43—47, а также материалы настоящего издания.

9. Идея создания музея-заповедника возникла среди музейных и административных работников Гдовского района в начале 2000-х гг. Была разработана концепция музея, т. н. «Опорный план...», привлечено внимание депутатов Госдумы. Однако вокруг этого проекта разгорелось немало споров, а его инициаторы столкнулись с большими трудностями. См. подробнее: Кривошеев Ю.В., Мещенина А.А., Соколов Р.А. Историки СПбГУ: России нужен музей-заповедник «Ледовое побоище» // Санкт-Петербургский университет. 2013. № 9; Невский альманах. 2013. № 3. С. 44—45.

Сегодня заинтересованная общественность Гдова и Гдовского района продолжает бороться за «восстановление исторической справедливости», «по приданию месту "Ледового побоища" звания "Поля ратной славы № 1" и создания музея-заповедника федерального значения... на территории Самолвовской волости Гдовского района» (Лунев П.А. Сказание о земле Гдовской: Исторический очерк. Гдов, 2010. С. 60—61).

10. Путешествие проходило по территории Государственного природного зоологического заказника федерального значения «Ремдовский» (см.: Лунев П.А. Сказание о земле Гдовской... С. 31—32).

11. ПСРЛ. Т. 5. Вып. 2: Псковские летописи. М., 2000. С. 150.

12. См., напр.: Церковь Михаила Архангела // Режим доступа: http://www.pskovgrad.ru/pskovskaja_oblast/gdovskijj_rn/41378-cerkov-mihaila-rhangela.html (дата обращения: 15.08.2012 г.). Правда, в весьма подробном историческом путеводителе по Псковщине московского автора В.Г. Глушковой почему-то сообщается, что храм во имя Архангела Михаила находится «в прибрежном селении Самолва», что, на наш взгляд, весьма красноречиво свидетельствует о почти полной недосягаемости здешних достопримечательностей даже для заинтересованных специалистов (Глушкова В.Г. Псковская земля. История. Монастыри. Усадьбы. Люди. М., 2009. С. 166).

13. Селезнев А.А. Легенды Серебряного кольца Александра Невского. СПб., 2012. С. [3]. Автовече России стало в итоге постоянным проектом, а А.А. Селезнев его бессменным командором. Кроме того, в 2009 г. участниками была проведена реконструкция битвы на Чудском озере.

14. Под Петербургом финиширует «Автовече-2005» // РИА Новости. 2005. 24 июля. Режим доступа: http://ria.ru/politics/20050724/40961817.html (Дата обращения: 08.08.2011 г.).

15. См.: Лунев П.А. Сказание о земле Гдовской... С. 64, 83.

16. Летом 2008 г. в Самолве открылся замечательный Музей истории рыбацкого края, но попасть в него тогда не удалось. См.: Милька А. На какой ступе летала Баба-Яга // Псковская правда. 2008. 10 сентября. Режим доступа: http://culture.pskov.ru/ru/news/articles/event/3653 (дата обращения: 10.08.2011 г.).

17. Официальной датой основания Гдова всегда считался 1323 г. — год первого упоминания в Псковской летописи, но в последнее время общая тенденция удревнения своего города охватила и гдовичей: так, в 2012 г. было неожиданно отпраздновано его 1150-летие, что объясняется сообщением В.Н. Татищева о том, что Гдов ничуть не менее древний, чем Изборск. Эта идея активно поддерживается и в трудах местных краеведов, см., напр.: Лунев П.А. Сказание о земле Гдовской... С. 12, 49.

18. Часть фотографий, сделанных во время поездки, была напечатана в итоговой монографии двух ее участников (см.: Кривошеев Ю.В., Соколов Р.А. Александр Невский: эпоха и память. Исторические очерки. Вклейка).

 
© 2004—2018 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика