Александр Невский
 

На правах рекламы:

электрозамок купить киев, ibr

Бремя империи

Империя Чингисхана была столь велика, что кажется странным, что при столь неразвитой тогдашней инфраструктуре, при отсутствии экономических связей между ее частями она могла сохраниться как единое государство более полувека. Даже возникшие после ее распада новые государства были огромными. В Золотой Орде политической властью были объединены не просто многочисленные и разные народы и земли, но народы, живущие вдали друг от друга, независимой экономической и культурной жизнью.

Это были мусульмане-хорезмийцы, говорящие на фарси, живущие в низовьях Аму-Дарьи, испокон веков освоившие этот оазис в окружении пустынь и полупустынь. Народы Северного Кавказа и Крыма, говорящие на разных языках, пока еще в XIII—XIV вв. в своем большинстве христиане, но уже начавшие омусульманиваться. Севернее земледельцев Хорезма, Кавказа и Крыма в широкой полосе степей кочевали разные, но в своей основе тюркоязычные скотоводы — язычники, мусульмане, христиане и иудаисты. Далее на север за степью в лесостепи и лесах жили славяне, финно-угры, тюрки (булгары, чуваши, башкиры), балты. Они также не были конфессионально объединены, делясь на христиан, мусульман и язычников.

Все народы Золотой Орды в условиях господства натурального хозяйства были экономически самодостаточны, что для средневековья естественно. У них не было, столь характерной для современного мира, внутренней сильной потребности в обмене знаниями, продуктами производства, технологиями и культурными достижениями. Завоеватели объединили политически в одном государстве многие этносы, но сила и жизнеспособность империи объективно зависела от того, насколько эти самодостаточные регионы объединятся экономически, культурно, идеологически, насколько народы их населяющие станут двуязычными, говорящими как на своем родном языке, так и на общем для всех подданных империи.

Миссию ведущего системообразующего этноса должны были выполнить либо сами завоеватели, либо уступить ее другому, другим этносам. Завоеватели были кочевниками, имели свою специфическую культуру, созданную для специфического хозяйствования в суровых природных условиях — кочевого скотоводства, их образ жизни, культура и духовные представления во многом определялись спецификой хозяйства и имели ограничения, обусловленные типом хозяйствования. Во все времена кочевники были маргиналами цивилизационного развития, которое традиционно связывается с развитым земледелием, ремеслом, городской культурой.

В силу своей высокой территориальной мобильности, обусловленной производственной необходимостью, кочевники могли стать связующим информационным звеном в управлении империей и выполнять роль аппарата насилия в силу традиций степи, где каждый мужчина — воин. Но государство непрочно, если опирается на одно насилие. Устойчивое государство объективно требует не только развитой инфраструктуры, обмена, но и развитого производства. Чтобы быть устойчивым, государство должно быть необходимым, полезным обществу. Следовательно, завоеватели должны были создать систему управления и производства, которая бы удовлетворяла основные потребности общества в существовании, или опереться на уже созданное другими, как это было, когда кочевники завоевывали страны с оседлым населением и высокой традиционной культурой.

Обычная судьба завоевателей-кочевников — либо ассимиляция местным населением, либо изгнание из страны, либо отход в завоеванной стране на второстепенные социально-экономические роли, занятие какой-либо второстепенной социальной экологической ниши. Но в Золотой Орде ситуация была нетипичной. В империи не было компактного и этнически однородного населения. Управление огромным государством при неразвитости тогдашних путей сообщения могло осуществляться только из центральной части империи. Но там не на что было опереться управленческим структурам, не было местного оседлого населения, не было городов и ремесленного производства. Была степь с суровыми природными условиями, малопригодная в условиях средневековья, для земледелия и развития городов. Не случайно до образования великой монгольской империи в евразийской степи, за редкими исключениями, не было городов, развитого производства и земледелия.

Бремя империи требовало от завоевателей-кочевников, если не полностью, то в значительной степени превратиться в оседлое население — земледельцев и горожан-ремесленников, либо организовать земледелие и ремесленное производство из других народов, либо выбрать компромиссный вариант, и тогда в степи возник бы новый этнос, в создание которого вложили бы свою лепту все народы империи.

Ясно, что первый вариант (массово сесть на землю) не имеет отношения к реальной истории Золотой Орды. Лишние кочевники, только лишние, те, которые уже не могли кормиться от скотоводства, традиционно переходили к земледелию, но психологически этот переход для кочевников всегда был тяжел. «Как показывает исторический опыт, оседание происходило у беднейшей части кочевников, которая уже не могла прокормиться самостоятельно, ведя кочевой образ жизни. Попытки же насильственным путем заставить кочевников сесть на землю вызывали резко негативную реакцию, вплоть до вооруженных восстаний» (Федоров, с. 100). Свидетельств о массовых насильственных обращениях кочевников в земледельцев в истории Золотой Орды мы не знаем. Такие акции известны, например, для Крымского ханства, но более позднего времени.

По-видимому, в случае Золотой Орды речь может идти о втором или, скорее, о третьем варианте — создании нового этноса в степи, но вопрос этот требует специального изучения. Хотя известны слова Бату-хана о том, что мир можно завоевать сидя в седле, но нельзя управлять им с седла, неизвестно, насколько завоеватели-монголы, составившие верхушку правящего социального слоя, осознавали данную задачу. Скорее всего они решали текущие проблемы и в итоге действовали в направлении разрешения главной задачи.

Не случайно столица империи была равномерно удалена от основных районов плотного заселения как на севере, так и на юге, и этот выбор диктовался задачами управления. Сарай Ал-Джадид (Новый Сарай) был расположен почти точно в середине империи, если смотреть с севера на юг: на 48° параллели северной широты, и лишь немного сдвинут от середины к западу по долготе — 46° восточной долготы (географический центр Золотой Орды — 50° северной широты и 51° восточной долготы). Сдвиг на запад был обусловлен не только великой меридианальной магистралью Восточной Европы — Волгой, но и массой населения, которая тяготела к западу и северу государства.

Не случайно, столица государства первоначально создавалась трудом представителей покоренных народов — специально отобранных высоких (каждый в своей области) профессионалов, насильственно вывезенных на постоянное местожительство в степь.

Не случайно, в степи вдоль рек стало развиваться не только богарное, но и орошаемое земледелие и садоводство.

Урбанизация степи началась с одного города — столицы государства. Воздвигнуть на голом месте большой город невозможно без создания строительной индустрии, строительных материалов, в том числе и тех, которых не было в окружающей город степи. Деревья в степи встречаются редко и локально — в понижениях рельефа, чаще всего в долинах рек или руслах временных паводковых водотоков. Для строительства городов в нижнем и среднем течении Волги дерево сплавлялось с севера. Оно было необходимо тогда не только как непосредственно строительный материал, но для обжига кирпича, для отопления домов, для любого производства — от керамического до оружейного. «Город был не просто столицей государства, — пишет Вадим Егоров, — а крупнейшим центром ремесленного производства. Целые кварталы занимали ремесленники, специализировавшиеся на какой-то определенной отрасли (металлургической, керамической, ювелирной, стекольной, косторезной и т. д.» (Егоров, с. 75).

Для пропитания городского населения необходимы были зерновые, которые стали частью выращиваться вдоль Волги, частью доставлялись издалека. Само существование столицы, а затем растущих около нее поселков, городков требовало хозяйственных связей с провинциями. Эти связи были тем более необходимы, что центр империи географически находился в климатической зоне, не слишком благоприятной не только для градостроительства, но и жизни людей.

Историки знают, что городская цивилизация Золотой Орды возникла в зоне степей, там, где до того «гардарика» не возникала, биологи знают, почему не возникала. Их твердые знания основываются на хорошей изученности природной жизни степи. Только такие специальные, экспертные знания позволяют оценить масштаб, силу и значимость человеческих усилий, а последнее дает возможность историку классифицировать Золотую Орду не как варварское, а высокоцивилизованное государство. Приводимое ниже описание степи может показаться читателю чрезмерно подробным, но не является излишним: жизнь степи приводится далеко не во всем ее разнообразии, а затрагиваются только те аспекты, которые необходимы для социально-экологического анализа. Общее описание, собранное в одном месте, позволяет в дальнейшем анализе не обращаться неоднократно к одним и тем же аргументам.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика