Александр Невский
 

Заключение

В первой четверти XI в. источники фиксируют на северо-востоке Руси существование классового общества. На протяжении 50 лет летопись дважды сообщает о восстаниях, вызванных интенсивной эксплуатацией и христианизацией народных масс. С конца XI в. Ростовская земля находилась во владениях дома Мономаховичей, которые и получали с нее дань. Налоговое обложение способствовало становлению государственных институтов. Но Мономаховичи не жили на северо-востоке постоянно. Поэтому классовая борьба и внешняя опасность от соседей (Новгород, Болгария Волжская, Рязань) заставляли местных бояр организовывать собственные государственные институты.

С начала деятельности Юрия Долгорукого (30—40-е гг. XII в.) на северо-востоке активизируется процесс создания государственных учреждений и коммунальных органов. Экономическое и политическое усиление региона привело его не только к фактической самостоятельности, выразившейся в перманентной борьбе за великое княжение, но и к новому политическому положению. Ростовская земля фактически стала самостоятельной. В то же время в стране росла феодальная оппозиция Юрию Долгорукому. Бесконечные войны ухудшали экономическое положение землевладельцев. Кроме того, боярство весьма окрепло политически. По логике развития любого общества периода феодальной раздробленности боярам был необходим «свой» князь, исполнявший их политические требования, с одной стороны, и служивший военной и полицейской силой для сдерживания внешних и внутренних (классовых) выступлений — с другой. Андрей Боголюбский казался идеалом подобного князя. Растущее «самосознание» и мощь феодальной корпорации проявились в выборах Андрея, в намеренном нарушении ряда — договора с его отцом. Это все ознаменовало новую ступень развития государственных учреждений на северо-востоке и выборность верховного главы — князя.

Андрей активно противодействовал Новгороду, Болгарии Волжской, по традиции боролся с югом — Рязанью и Киевом. Его политика привела к невиданным успехам. Он захватил Киев, посадил там своего вассала. Андрей получил титул великого князя, верховного сюзерена Руси. Город Владимир Залесский стал его резиденцией. Была сделана попытка создать из него не только государственный, но и идеологический центр. Здесь возникла самостоятельная епископия, которую Андрей пытался превратить в митрополию. Активная деятельность, огромный авторитет и личные качества государственного руководителя привели князя к политике «самовластия», к попытке пресечения центробежных сил, олицетворяемых местным Ростово-Суздальским боярством.

В период феодальной раздробленности конфликт боярства с княжеской властью должен был кончиться поражением последней. Гибель Андрея и последующая междоусобица были предрешены. Но государственность на северо-востоке сохранилась. Характерно, что ни одна из групп феодального общества не выступала против нее. Следовательно, сама идея государственности уже имела здесь очень глубокие корни. Последующая междоусобица и нашествие татар показали стабильность и прочность государственных институтов во Владимиро-Суздальской земле.

Огромную роль в политической жизни Владимиро-Суздальской Руси играло вече. Этот институт коммунальной и областной (волостной) власти был распространен почти во всех городах северо-востока. От его отношения к публичной власти зависели выбор князей и их политика. С полным основанием можно полагать, что реальная государственная власть базировалась не только на деятельности князя и его личной дружины, но и на политике веча крупнейших городов северо-востока Руси — Владимира, Ростова, Суздаля. Как в Новгороде, Киеве и других городах Руси, они состояли из лично-свободных людей — местных феодалов (бояр, дворян, «мужей»), купцов, представителей местного клира и ремесленников. Вече относилось весьма ревностно к своим правам, и вечевая самостоятельность, этот идеал свободного горожанина XII—XIII вв., оценивалась в высшей степени положительно («добро») местным летописцем.

К XII в. на северо-востоке формируется и крепнет низшая и средняя прослойка феодалов, это «мужи», «детские», «мечники», «младшая» дружина, «дворяне». Они кроме военной службы исполняли роль администраторов, управляющих, иногда судей и полицейских. Именно из них составлялась реальная опора княжеской власти. Дворяне награждались (наделялись) либо земельными пожалованиями — селами, либо деньгами и «кормлением» — натурой (кормом, питьем, оружием, конем и т. д.).

Возросший политический и экономический потенциал Владимиро-Суздальской земли привел к усилению и упрочению ее связей с Востоком и Западом. Торговля, обмен материальными и духовными ценностями способствовали не только упрочению ее международного положения, но и накоплению информации о мировых регионах. Все это не могло не сказаться на развитии и подъеме местной культуры, в том числе и письменной. Объем и интенсивность контактов были таковы, что Владимиро-Суздальскому княжеству, видимо, принадлежало одно из первых мест во внешнеполитических связях в XI—XIII вв. на севере Европы.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика