Александр Невский
 

Глава 17. Белгородская засечная черта

При создании новой линии обороны вдоль южной границы московское правительство учитывало основные направления походов степняков на русские «украины». Крымские татары в основном «наезжали» по Изюмскому и Калмиусскому шляхам, которые проходили между Доном и Северским Донцом, ногаи — восточнее, по Ногайскому шляху. Особенно опасен был Ногайский шлях, который вел в густонаселенные рязанские, ряжские, шацкие, мещерские и мордовские места. Именно на трех этих направлениях и было начато строительство новых и укрепление уже существующих городов. В течение 30-х годов XVII в. было построено 10 новых городов. Ногайский шлях прикрывали крепости Козлова, Тамбова, Верхней и Нижней Ломовы; Изюмский и Калмиусский шляхи — Усерд, Яблонов, Короча, Чернавск, Ефремов. Далеко вперед, за линию остальных городов, был выдвинут Чугуев. Заново были отстроены укрепления Орла, прикрывавшего дорогу в «заоцкие» уезды. Одновременно проводились интенсивные работы по возобновлению старой засечной черты, проходившей в районе Белева, Одоева, Тулы, Венева.

Строительство новой засечной черты было сопряжено с большими трудностями. Оно проходило в условиях непрекращающихся татарских набегов. Новые города ставились в большинстве своем на пустом месте, и очень остро стоял вопрос об их заселении. Правительство или «сводило» в новые города служилых людей из других городов, или призывало «вольных и охочих людей» для заселения степной «украины». При этом приходилось думать, чтобы «старых городов не запустошить». Ценой больших усилий это удалось сделать. Новые города быстро заселялись служилыми людьми. Так, в Козлове в 1636 г. предполагалось поселить 590 человек, а фактически «записалось в службу» 853 человека. В 1638 г. в Козлове было уже более 1300 служилых людей, а в 1645 г. — 2276. На окраины призывались «дети боярские и стрельцы, и казаки, и всякие служилые люди», которые в свое время покинули службу и «живут во крестьянах за разными помещиками и вотчинниками и за монастырями». Было принято постановление о «заказных городах», которым в южных уездах ограничивалось феодальное землевладение.

Энергичные меры по укреплению южной границы привели к перелому в московско-крымских отношениях. Во второй половине 40-х годов даже крупные отряды крымцев и ногаев не могли прорваться внутрь страны. Засечная черта хорошо охраняла пограничное население и постепенно отодвигала линию борьбы все дальше на юг. Белгородская засечная черта продолжала достраиваться и совершенствоваться. В течение 40-х годов было построено 18 новых городов. В частности, Калмиусский шлях был дополнительно укреплен городами Ольшанском, Верхсосенском и Новым Осколом; 7 новых городов было построено на Муравском шляхе. Города-крепости были соединены системой валов и надолб. Роспись укреплений, составленная в 1650 г., показала уже сплошную замкнутую черту от Белгорода до Дона. В 1651 г. князь Репнин досматривал «валовое дело» на всем протяжении от Дона до Карпова. По сметным книгам в городах Белгородской черты постоянно находилось только служилых людей более 10 тыс.

Засечные черты Русского государства в XVI—XVII вв.

В 1646 г. было введено новое расположение полков в «украинных городах», обеспечивающие более прочную оборону. Полки впервые были выдвинуты на передовую черту, чтобы давать крымцам и ногаям отпор раньше, чем они проникнут в пограничные уезды. Местом стоянки большого полка стали не приокские города, а Белгород. На старой засечной черте тоже стояли полки. Оборона южной границы стала более глубокой и надежной.

Наряду с широкими мероприятиями оборонительного характера московское правительство начало переходить к активным военным действиям против Крыма. В 1646 г. был организован первый поход со стороны Дона на крымцев и на улусы ногаев, которые участвовали в набегах на Русь. Кроме донских казаков, в походе участвовали «вольные и охочие люди украинных городов», число которых достигало 10 тыс. человек. Большая война, которую готовил крымский хан, так и не состоялась. Угроза с Дона заставила крымцев и ногаев думать не о походе на русское пограничье, а о том, «как бы себя уберечь». Хан Ислам-Гирей простоял все лето у Перекопа с 30-тысячным войском, охраняя Крым. На Перекопском перешейке спешно выкапывали ров. Крымские мурзы впервые почувствовали военную опасность у порога своего дома. В следующем году на Дон пришли русские военные отряды.

В 1647 г. 10-тысячное войско Караш-мурзы, состоявшее из ногаев и крымских татар, попробовало напасть на русское пограничье, но было отбито с большими потерями. Пленные татары сообщили о впечатлении, которое произвел на них повсеместный «крепкий отпор» на засечной черте: «Государева украина не по-старому, ныне-де укреплена накрепко, и городов поставлено много, и людьми наполнена многими, и впредь им ходить на Русь никак немочно, везде поделаны обозы, а по-русски крепости... Такой-де на них в те поры страх напал, чаяли того, что им и в Крыму не бывать. А и так немногие пришли, а то всех в Руси побили». Татары жаловались: «Таково-де ныне на Руси стало крепко. Да и во всех-де украинных в старых и в новых городах государевых ратных людей много. И впредь-де им и большими людьми на Русь ходить будет немочно, не только что малыми». И это не было преувеличением. Начиная с 1648 г. нет сведений о сколько-нибудь крупных татарских вторжениях в пределы русских земель. Крымский хан перенес свои походы на правобережную Украину. Русское государство отстояло свои южные границы от опасных врагов. Угроза татарских вторжений в центральные области Русского государства была предотвращена, началось прочное освоение плодородных, черноземных земель, включенных в новую Белгородскую черту.

Создание общегосударственной системы обороны южных границ потребовало огромных затрат. Масса наиболее трудоспособного населения была отвлечена от производительного труда для несения сторожевой службы на «украине». Затраты на строительство новых крепостей, на создание засечной черты, на содержание постоянных гарнизонов и сторожевых станиц поглощали немалую часть государственной казны. И это было бремя, которое нес на своих плечах русский народ столетиями.

Не поддаются никакому исчислению прямые убытки, приносимые татарскими наездами. Крымцы и ногаи сжигали села, деревни и городские посады, разоряли хозяйство, угоняли коней и скот. Еще меньше поддается учету колоссальный ущерб, наносимый хозяйству страны массовым уводом населения в полон. Захват полона был главной целью татарских набегов. Пограничные области не столько теряли население в боях, сколько пленными. Так, по росписи 1637 г. из 2280 человек, потерянных пограничными уездами, было убито только 37 человек, а остальные уведены в плен; в 1645 г. из 5750 человек было убито всего 20. Недаром московское правительство постоянно наказывало пограничным воеводам, чтобы они жили «с великим бережением», «себя и людей уберечь, и уезда воевать не дать, и православных христиан в плен и в расхищение не выдать». Русские полки, выступавшие против вторгнувшихся татар, старались прежде всего отбить обратно полон, и часто это удавалось сделать. Так, в 1632 г. воевода Вельяминов освободил в Новосильском уезде 2700 пленных; в 1636 г. под Мценском было отбито у татар 1500 пленных; в 1645 г. в Рыльском уезде — более 2700 пленных и т. д. Иногда полон удавалось освободить и из самих татарских улусов, по мирному договору. В 1619 г. из Большой Ногайской Орды было возвращено на Русь 15 тыс. пленных. Но количество пленных, которых не удавалось ни отбить в бою, ни освободить какими-нибудь другими способами, было, конечно, гораздо больше. По подсчетам А.А. Новосельского, только в первой половине XVII в. татарами было уведено в плен от 150 до 200 тыс. человек. Продажа пленных и выкуп за них приносили крымским и ногайским феодалам огромные суммы: средняя цена «полонянника» составляла примерно 50 рублей, а иногда за пленных приходилось давать выкуп в сотни рублей. Речь, таким образом, шла о многих миллионах рублей.

Большие суммы ежегодно утекали в Крым в качестве «поминок», расходов на содержание крымских послов и гонцов в Москве, на ответные посольства крымскому хану. Только за первую половину XVII в. таким образом из московской казны было израсходовано около миллиона рублей, т. е. в среднем по 26 тыс. рублей в год. По тем временам это была очень крупная сумма: на нее можно было построить 4 новых города.

Большие оборонительные мероприятия середины XVII в. преградили татарам путь в пределы Русского государства. Однако Крымское ханство просуществовало еще полтора столетия. Борьбу с ним затрудняло и выгодное стратегическое положение Крыма, расположенного на полуострове и отделенного от России широкой полосой необжитых степей, и постоянная поддержка, оказываемая крымским ханам Турцией. Русское правительство хорошо понимало, что за спиной крымского хана стоит турецкий султан, и решительная борьба с Крымом означала столкновение с Турцией. Поэтому в течение нескольких десятилетий Русское государство ограничивалось нанесением Крыму отдельных, правда довольно чувствительных, ударов в основном силами казаков.

Однако избежать военного столкновения с Турцией не удалось. Гетман Правобережной Украины Дорошенко перешел в турецкое подданство. Турецкий султан заявил о своих притязаниях на всю Украину, включая левобережье Днепра, незадолго до этого воссоединившиеся с Россией. Крымские татары приняли непосредственное участие в войне. Летом 1677 г. 120-тысячная турецко-татарская армия вторглась в пределы Украины. Осенью враги осадили Чигирин, но город отбил все их приступы. На помощь Чигирину пришли русские полки и в упорном бою под Бужином разбили турецко-татарское войско. Около 20 тыс. татар и турок было убито. Летом следующего года к Чигирину двинулась еще большая по численности турецко-татарская армия: в ней было до 200 тыс. человек. На этот раз туркам и татарам удалось взять Чигирин, но развить успех они не смогли. Встретив упорное сопротивление русских войск, турки отошли к Бугу. В 1681 г. в Бахчисарае было заключено перемирие на 20 лет. Все это значительно отсрочило решительное наступление на Крымское ханство. Мешало сосредоточить все силы на борьбе с Крымом и отсутствие мирного договора с Польшей, которая все еще не признавала присоединения к России Киева с округом. Только в 1686 г. был заключен «вечный мир» с Польшей, одним из условий которого был оборонительный и наступательный военный союз против Турции и Крыма.

В мае 1687 г. 150-тысячное русское войско двинулось в поход на Крым. К нему присоединились полки украинских казаков, насчитывавшие до 50 тыс. человек. Одновременно с флангов должны были нанести удары донские казаки и ратные люди с Днепра. Момент для похода был выбран удачно: основные турецкие силы были связаны войной с Польшей, Австрией и Венецией.

Поход был тяжелым. Русское войско двигалось к Перекопу по выжженной солнцем степи, не хватало корма для коней, воды и продовольствия. К тому же татары подожгли степь, трава выгорела на огромном пространстве от реки Конские Воды до Перекопа. В русском войске начались болезни, кони падали от бескормицы. Поход пришлось прервать. Только 30-тысячный казацкий отряд прошел в низовьях Днепра и напал на крымские владения.

Несмотря на неудачу, русское правительство начало подготовку к новому походу на Крым. На снаряжение войска со всего населения страны была собрана «десятая деньга», заново отстраивались крепости на южной границе. В феврале 1689 г. русское войско снова вышло в степи. Вместе с казаками оно насчитывало 112 тыс. человек. На этот раз русские военачальники двинули все свои силы прямо к Перекопу, рассчитывая решить исход войны одним ударом. Снова начался тяжелый переход через пустые степи, где не было ни городов, ни деревень. Все запасы продовольствия русское войско везло с собой.

Поход русского войска к Перекопу не был неожиданностью для крымского хана. Он собрал 150-тысячную армию и попытался преградить путь русскому войску в степях. Многочисленные отряды быстрой татарской конницы нападали со всех сторон на обозы, на походные колонны русского войска. Русские ратники изнемогали в неожиданных бесчисленных схватках. Войско все же дошло до укреплений Перекопа, сбив татарские заслоны, но вынуждено было остановиться. Для вторжения в Крым уже не оставалось сил. Русские воеводы начали отступление. Опыт крымских походов 1687 и 1689 гг. показал, что завоевание Крыма невозможно без создания опорной базы в непосредственной близости от владений крымского хана. Эту задачу решил Петр I в результате своих азовских походов.

Поход Петра I на Азов в 1695 г. был предпринят незначительными силами — немногим более 30 тыс. человек. Большое 120-тысячное войско пришлось послать в низовья Днепра, к крымским владениям, чтобы сковать главные силы крымского хана. Это войско захватило несколько укрепленных городков на нижнем Днепре, оставило там русские гарнизоны, угрожавшие Крыму, но основная цель похода не была достигнута: Азов на этот раз взять не удалось. В следующем году на Азов двинулась сильная армия, в которой насчитывалось 75 тыс. человек. Действия сухопутных войск поддерживал флот, в короткий срок построенный у Воронежа. Было построено 23 галеры, 4 брандера, 1300 стругов, 300 морских лодок, 100 плотов, которые плотно блокировали Азов с моря. Турецкая эскадра, на которой подвозились подкрепления в Азов, была разгромлена. Осажденный с суши и с моря, Азов сдался. Попытка 27-тысячного татарского отряда отбить обратно город не удалась. Русский гарнизон накрепко запер вход в реку Дон, угрожая Крыму с востока. По мирному договору, заключенному в 1700 г. в Константинополе, Азов закреплялся за Россией, унизительные «поминки» крымскому хану отменялись навечно, однако «днепровские городки», захваченные русским войском во время предыдущих походов, пришлось разрушить. Вскоре Русское государство вступило в затяжную Северную войну за выход к Балтийскому морю. Решительное наступление на Крымское ханство снова пришлось отложить.

В 1710 г. шведскому королю удалось вовлечь Турцию в войну с Россией; немалую роль в этом сыграл крымский хан, недовольный условиями Константинопольского договора 1700 г. Летом 1711 г. 127-тысячная турецко-татарская армия окружила русские полки на берегах реки Прут. Силы были неравны. Русское войско насчитывало немногим более 40 тыс. человек. Однако все атаки на русский лагерь были отбиты. Турецкие янычары, напуганные тяжелыми потерями, вышли из повиновения и отказались продолжать атаки. Русским дипломатам удалось заключить перемирие на сравнительно мягких условиях. Но Азов пришлось возвратить туркам. Крымский хан снова выступил с требованием дани. Снова начались грабительские набеги крымских татар на украинские земли, которые терроризировали население и мешали хозяйственному освоению плодородных, черноземных земель Причерноморья. Россия, занятая Северной войной, не могла пока выделить достаточных сил для активных военных действий на юге. Ликвидацию последышей Золотой Орды — крымских ханов — пришлось отложить на вторую половину XVIII столетия. Это можно было сделать, только вытеснив из Северного Причерноморья Турцию. Крымский вопрос решался в войнах с Турецкой империей.

Несмотря на неудачу Прутского похода, именно при Петре I были созданы условия для успешной борьбы с Крымским ханством и поддерживавшей его Турцией. Важнейшим из них было создание регулярной армии.

Регулярная армия, созданная Петром I, комплектовалась путем рекрутских наборов и имела стройную организацию, делилась на дивизии, бригады, полки. Старые неудобные и тяжелые пищали были заменены кремневыми ружьями с трехгранными штыками. Значительно усилилась артиллерия. За первую четверть XVIII в. русские оружейные заводы выпустили более 3500 пушек. Особенно важную роль в войнах с крымскими татарами играла многочисленная и хорошо вооруженная кавалерия. Кавалеристы русской армии имели укороченные ружья, пистолеты, палаши или сабли; в каждом кавалерийском полку была своя конная артиллерия.

Специально для борьбы с Крымским ханством была создана милиция из украинского населения, усилены казацкие полки. В 1725 г. общая численность армии достигала 320 тыс. человек, в том числе около 130 тыс. человек в полевой армии. Петровский «Устав воинский» определял тактику боя, обучение солдат проводилось в соответствии с тогдашним уровнем развития военной науки.

Все это обеспечивало русской армии важные преимущества в войнах с крымской конницей, вооруженной только холодным оружием и луками, и с турецкими войсками. Однако борьба с Крымом и Турцией была трудной и продолжительной.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика