Александр Невский
 

Глава 12. Конец ордынского ига

Во второй половине XV в. в жизни Северо-Восточной Руси произошли серьезные изменения: созрели социально-экономические и политические предпосылки объединения русских земель в одно государство. Затяжная феодальная война закончилась полной победой великокняжеской власти, которая, по словам Ф. Энгельса, была «прогрессивным элементом», «представительницей порядка в беспорядке, представительницей образующейся нации в противовес раздробленности на мятежные вассальные государства»1. Противники централизации — удельные князья — были серьезно ослаблены. Началось присоединение к Московскому великому княжеству ранее самостоятельных феодальных княжеств. В 1463 г. под власть московского великого князя попало Ярославское княжество, в 1474 г. — Ростовское княжество, в 1478 г. — ликвидирована независимость Новгородской боярской республики, правители которой уже давно занимали враждебную по отношению к Москве позицию и вели переговоры о союзе с Литвой. Показательно, что в Куликовской битве новгородские полки вообще не участвовали, а во время феодальной войны второй четверти XV в. Новгород соблюдал дружеский нейтралитет с противниками великого князя. Походы Ивана III Васильевича на Новгород показали силу великокняжеского войска и его превосходство над ополчением и феодальными дружинами новгородского боярства.

Войско было предметом постоянной заботы великого князя Ивана III Васильевича. Ядром вооруженных сил был двор великого князя, в который входили отряды служилых феодалов — дворян и «детей боярских», полностью зависевших от своего повелителя. За свою службу дворяне и «дети боярские» получали от великого князя земельные пожалования.

Значительное по численности войско выставляли по приказу великого князя города, переживавшие в XV в. период подъема. Они присылали под знамена великого князя так называемые городовые полки, в которые входили ремесленники, торговцы и другой посадский люд. Особенно сильной и многочисленной была московская рать, набиравшаяся в случае военной опасности из торгово-ремесленного населения московского посада.

Однако воинов присылали в великокняжеское войско не только города. Усилившаяся великокняжеская власть организовывала набор ратников со всего населения страны. В рубленую или посошную рать набиралось определенное число воинов с каждой сохи («соха» — податная единица). Обычно «коня и воина в доспехе» набирали с четырех или с десяти сох. В случае военной опасности можно было довольно быстро собрать значительные военные силы.

Кроме того, к великокняжескому войску присоединялись со своими военными отрядами князья и бояре. Они считались предводителями своих отрядов, но должны были подчиняться великокняжеским воеводам. Этим обеспечивалось единство командования.

Постоянные военные столкновения с ордынцами потребовали создания постоянной сторожевой службы на южной границе. На пограничных реках Хопре, Дону, Быстрой и Тихой Сосне были поставлены казачьи «сторожи». В пограничных крепостях стояли гарнизоны городовых казаков. На засеках — укреплениях в лесах на возможных путях ордынских вторжений — была создана засечная стража, для службы в которой набирался один воин с 20 крестьянских дворов. Сама засечная черта позднее протянулась вдоль южной границы почти на тысячу километров. Она состояла из деревянных крепостей — острожков, соединенных лесными засеками, валами, рвами, частоколами. Засечная черта проходила от Козельска на Тулу, Серпухов, Коломну до Нижнего Новгорода. Именно здесь встречало русское войско ордынские вторжения.

В городах, прикрывавших дальние и ближние подступы к столице, уже в XVI в. строились каменные крепости, образовавшие мощное оборонительное кольцо. Каменные кремли строились в Волоке-Ламском, Можайске, Серпухове, Туле, Коломне, Городце, Владимире и других городах. Особенно сильно была укреплена Москва. При великом князе Иване III Васильевиче были заново отстроены каменные стены Московского Кремля, на стенах установлены пушки. Московский Кремль был неприступным, и это давало возможность, не беспокоясь об обороне столицы, собирать войско в удобном месте, смело маневрировать полками. Вообще русские военачальники при борьбе с внешними врагами умело опирались на систему крепостей.

Русское войско имело разнообразное и хорошее по тем временам вооружение. Русские воины были вооружены длинными ударными копьями, легкими метательными сулицами, мечами и саблями, палашами, широкими топорами-бердышами, кистенями, чеканами и шестоперами для ближнего боя. Многие имели луки и самострелы, отличавшиеся большой дальнобойностью. Тяжелые крепостные самострелы поражали стрелами ордынских военачальников, наблюдавших за штурмом издалека, с возвышенностей. При осаде ордынцами крепостей их защитники уже с XIV в. использовали огнестрельное оружие. Крепостная артиллерия составляла городовой наряд и стенобитный наряд. Кроме того, легкие пушки вывозились «в поле», сопровождая войско в походе (полковой наряд). Особенно успешно использовался полковой наряд при обороне бродов, переправ через реки. В конце XV в. часть русских воинов имела ручное огнестрельное оружие, известное по летописям под названиями: пищаль завесная (заспинная), самопал, ручница. Огнестрельное оружие того времени не отличалось скорострельностью и меткостью, но огонь и грохот выстрелов наводили панику на ордынскую конницу и часто обращали ее в бегство до рукопашной схватки.

Великокняжеские воины и дружинники имели крепкие и легкие кольчуги или дощатые доспехи (латы, кирасы), железные или медные шлемы, обтянутые кожей и обитые железом щиты. При массовом наборе воинов в городовые и посошные ополчения железных доспехов часто не хватало, несмотря на запасы великокняжеского двора, и немалая часть войска была одета в тегилеи2.

В результате политического объединения русских земель вокруг Москвы было установлено единое командование в войске. Во главе объединенной рати русских земель стоял великий московский князь или назначенный им «большой воевода»; воеводы остальных полков тоже назначались великим князем. В XV в. сохранялось традиционное разделение войска на сторожевой, большой, засадный полки и полки правой и левой руки. В составе войска были все известные в то время рода войск. Основной ударной силой была тяжеловооруженная конница, так называемая кованая рать, одетая в панцири, кольчуги и шлемы и имевшая длинные тяжелые копья. Удара кованой конницы ордынцы обычно не выдерживали. Отличительной особенностью русского войска было наличие в его составе сильной пехоты, городовых и посошных ратей.

Обычно в походах принимала участие и судовая рать. Русские воины совершали на судах длительные походы. Судовая рать неожиданно для противника высаживалась на берег и наносила удары. Особенно важную роль сыграла судовая рать во время неоднократных походов на Казанское ханство.

Русское войско имело большой военный опыт; возглавляли его умелые воеводы, которые хорошо знали военную тактику ордынцев, и литовцев, и немецких рыцарей. С XIII до середины XV в. русские полки сражались с внешними врагами более 160 раз. Монголо-татарская конница, считавшаяся непобедимой, не раз терпела сокрушительные поражения в битвах с русским войском. Теперь русским воинам предстояло свершить дело всемирно-исторического значения — свергнуть иноземное иго. Русь была готова к этому. Решающая схватка приближалась.

В середине 60-х годов XV в. власть в Большой Орде захватил хан Ахмед (русские летописцы называли его Ахматом). Он сумел на время объединить военные силы ордынцев и собрать большое войско. Ордынские дипломаты привлекли на свою сторону Польско-Литовского короля Казимира IV, который с беспокойством следил за усилением Москвы. С северо-запада границам Руси угрожал Ливонский орден, решивший воспользоваться удобным моментом для нападения на русские земли. Против великого князя Ивана III образовалась, таким образом, целая коалиция враждебных государств: Большая Орда хана Ахмеда, держава Казимира IV. Ливонский орден.

Поход хана Ахмеда (Ахмата) и его стопине на реке Угре

Готовясь к войне. Иван III показал себя искусным дипломатом. Зная о вражде и соперничестве между Крымским ханством п Большой Ордой, он сумел заключить союз с крымским ханом Менгли-Гиреем. Накануне похода хана Ахмеда на Русь крымский хан напал на южные владения Польши. Сильное войско короля Казимира IV. приготовленное в помощь ордынцам, было вынуждено повернуть на юг для защиты своих границ от крымского вторжения. Это был большой дипломатический успех великого московского князя.

Хан Большой Орды Ахмед начал поход на Русь летом 1480 г. Огромное ордынское войско двигалось медленно, осторожно, с частыми остановками. Хан Ахмед явно поджидал, когда подоспеют отряды из самых дальних улусов Большой Орды, чтобы напасть со всеми силами. Не было вестей и о выступлении на помощь ему полков короля Казимира IV. Ахмед выжидал.

Великий князь Иван III Васильевич готовился к обороне. Со всех городов и земель были собраны рати. Многочисленное войско выдвинулось к реке Оке, где великий князь решил дать отпор ордынцам. В Тарусе стал полк брата великого князя, Андрея Васильевича, в Серпухове — сына великого князя, Ивана Ивановича, «и с ним многие воеводы и бесчисленное воинство». Затем войско перешло в Коломну, преградив Ахмеду прямой путь, на Москву.

Но хан Большой Орды не решился на вторжение в глубь русских земель. По сообщению летописца, Ахмед узнал, что «на тех местах на всех, куда прийти ему, стоят против него с великими князьями многие люди», и сам «пошел в Литовскую землю, хотя обойти через Угру». Видимо, хан рассчитывал соединиться с польско-литовским войском и ударить с юго-запада, обойдя сильные укрепления на реке Оке. Великий князь Иван III Васильевич тоже передвинул свои полки. Из Коломны и из Тарусы русское войско подошло к реке Угре и остановилось на берегу против ордынского лагеря. Началось знаменитое «стояние на Угре», когда противники встали друг против друга на противоположных берегах реки, и ни один из них не решался первым начать наступление. Так продолжалось до октября. Сам хан Ахмед находился у города Воротынска, «ожидая к себе королевскую помощь, а король Казимир к нему не пришел и силы своей не привел, потому что были у него свои усобицы. Тогда же Менгли-Гирей, царь крымский, воевал королевскую Подольскую землю, дружа великому князю».

Приближалась зима. Стычки передовых отрядов русского и ордынского войск на речных переправах проходили с переменным успехом. По словам летописца, «татары начали стрелять наших», а «наши начали их стрелять из луков и из пищалей и многих татар побили, и от берега отбили, и много дней, сходясь, через реку бились». Русская оборона на берегах Угры была непреодолимой.

Начались морозы. Ордынцы страдали от холода, голодали — все окрестности были уже разграблены, пищи не хватало. Особенно тревожило хана Ахмеда состояние конницы. Сильные морозы лишили татарских коней подножного корма, начался падеж коней. Воины роптали на тяготы похода, среди ханов начались раздоры. Надо было на что-то решаться: или с позором отступать в степи, или переходить Угру и начинать решительное сражение.

Между тем русское войско, стоявшее на укрепленных позициях, все усиливалось. На Угру сходились дружины удельных князей, городские ополчения. Русское войско тоже страдало от холодов, но у него был надежный тыл, крепости с запасами продовольствия и корма для конницы. Убедившись что ордынцы не решаются перейти реку Угру, великий князь Иван III Васильевич отвел свои полки к Боровску и там укрепился. Этот маневр был полной неожиданностью для хана Ахмеда. Он решил, что русские намеренно отдают берег, чтобы заманить ордынское войско и самим перейти в наступление. Летописец так сообщал об этом эпизоде: «Отступили сыновья русские от берега, тогда татары, страхом одержимые, побежали, решив, что если берег отдает им Русь, то, значит, хочет с ними биться!».

Поход хана Ахмеда закончился полной неудачей. Правда, хан пытался представить это событие только временным отступлением и отправил великому князю Ивану III Васильевичу грамоту с требованием уплатить дань и признать власть Орды, но подкрепить свои требования реальной силой был уже не в состоянии. Неудача Ахмеда была тем толчком, который привел к новым усобицам в Орде. На Ахмеда напал хан Ногайской Орды, разгромил его улусы. Вскоре и сам Ахмед был убит в битве на реке Донце. Большая Орда после этого распалась на несколько частей и фактически перестала быть серьезной военной силой. Русь окончательно освободилась от власти монголо-татарских ханов. Иго было свергнуто.

Свержение монголо-татарского ига было результатом многовековой героической борьбы русского народа с завоевателями, борьбы, которая подточила могущество Золотой Орды, привела государство завоевателей на край гибели. Великий князь Иван III Васильевич завершил дело освобождения, начатое непокорными «вечниками» русских городов, продолженное Дмитрием Донским и другими московскими князьями. К. Маркс писал: «Иван освободил Москву от татарского ига не путем решительного удара, а посредством упорного, почти 20-летнего труда. Он не сломил его, а высвободился из-под него украдкой. Свержение ига поэтому больше похоже на естественно-исторический процесс, чем на дело рук человеческих»3. Далее К. Маркс подчеркивал огромное значение свержения иноземного ига, выводившего Русь на широкую дорогу мировой истории: «В начале своего княжения Иван III все еще был данником татар; власть его все еще оспаривалась другими удельными князьями; ...Польша, Литва стремились к завоеванию Москвы, а ливонские рыцари все еще не были сокрушены.

К концу своего княжения Иван становится совершенно независимым государем; женою его делается племянница последнего императора Византии. Казань лежит у его ног, и остатки Золотой Орды стремятся к его двору...

Изумленная Европа, которая в начале царствования Ивана III едва подозревала о существовании Московского государства, затиснутого между литовцами и татарами, вдруг была огорошена внезапным появлением колоссальной империи на ее восточных границах»4.

После свержения ордынского ига политическое объединение русских земель пошло ускоренными темпами. Под власть Москвы попадали одно за другим ранее самостоятельные княжества. В 1485 г. была ликвидирована независимость Твери. В 1510 г. была присоединена к Московскому великому княжеству Псковская земля. В 1521 г. признало власть великого московского князя Рязанское княжество. В начале великого княжения Ивана III Васильевича владения московских князей составляли примерно 430 тыс. кв. км, а в первой четверти XVI столетия Русское государство занимало территорию в 2,8 млн кв. км. В состав Русского государства уже входили земли, захваченные в период монголо-татарского ига Литвой. Были возвращены Северские (между реками Сожем и Десной) земли. В 1514 г. русское войско отвоевало старинный город Смоленск, захваченный литовскими феодалами.

Примечания

1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 411.

2. Тегилеи — суконная стеганая одежда с толстым слоем ваты, хорошо защищавшая от стрел.

3. К. Маркс. Секретная дипломатия. Цитирую по кн.: Е.Л. Разин. История военного искусства, т. 2. М., 1957, стр. 301—302.

4. Там же, стр. 299—300.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика