Александр Невский
 

Летописи

Эпоха феодальной раздробленности с ее отделением одного княжества от другого, с образованием в каждом своей княжеской династии и своего чиновничьего аппарата вела к обособлению и других сторон жизни, к стремлению отдельного фиксирования событий своего княжества, к региональному летописанию. Раньше всего оно возникло в крупнейших центрах Руси — Киеве, Новгороде, Переяславле; позднее, по-видимому, в Полоцкой, Смоленской и Ростово-Суздальской землях.

Вопрос о смоленском летописании. Полоцкая и смоленская летописи до нас не дошли, но они были в руках В.Н. Татищева1, традиционное недоверие к которому теперь оставлено2.

Дошедшие до нас фрагменты смоленской летописи очень важны и были недавно изучены. В 1897 г. Н.И. Петров опубликовал запись Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве, где говорилось о Ростиславе Смоленском и воздавалась хвала его деятельности. В 1909 г. смоленский историк И.И. Орловский напечатал весьма близкий к этой записи текст, который был списан с оригинала в XVI в. для Н.П. Румянцева и с ошибками, в частности, как оказалось потом, даже в дате (1142 г.). В 1956 г. М.Н. Тихомиров опубликовал еще один фрагмент из так называемого Краткого летописца (Уваровский сборник) XV в.3 Все эти источники заинтересовали в наше время Н.Н. Воронина и Я.Н. Щапова. Н.Н. Воронин сопоставлял данные Краткого летописца с данными Киевского сборника и пришел к выводу, что в Кратком летописце много искажений и большого значения для истории он не имеет. Киевский же летописец, датирующийся двумя столетиями позднее, опирается на «какие-то старые смоленские летописные материалы» и содержит «следы не дошедшей до нас древней смоленской летописи»4. Пристальное внимание уделил отрывкам Я.Н. Щапов5. Им были детально проанализированы записи летописного характера, сохранившиеся как в Нифонтовом сборнике (30—40-е годы; с этой рукописи делалась упомянутая копия для Н.П. Румянцева), так и в Киевском сборнике Михайловского Златоверхого монастыря (публикация Н.И. Петрова), а также еще один документ, связанный со смоленским князем Ростиславом, — «Похвала князю Ростиславу». Эти фрагменты восходят к местному смоленскому летописанию. Все это дает «определенный материал для суждения о существовании смоленского летописания в XII в. — загадке, не решенной до сих пор»6.

Есть еще некоторые смоленские сведения, которые проникли в ряд летописных сводов и сборников. Устюжский летописный свод начала XVI в., например, сообщает, что Аскольд и Дир, двигавшиеся в 863 г. мимо Смоленска, «не явистася Смоленску, зане град велик и мног людми»7. В.С. Иконников выделил в Ипатьевской летописи девять сведений о событиях в Смоленской земле, опирающихся, как он полагал, на местный источник. В северных летописях — Лаврентьевской и сходных с ней — таких известий до 1285 г., по его наблюдениям, нет. К сожалению, сообщения обычно весьма коротки, а смоленское происхождение их не бесспорно. Так, сведение о привозе в Смоленск дочери Святослава Олеговича для выдачи замуж за Романа Ростиславича (1148) могло исходить не из Смоленска, а от окружения ее отца, который, как мы знаем, имел своего летописца, и др. Большие «смоленские» куски также могли быть несмоленскими: подробности о смерти Ростислава Мстиславича (1167), конечно, «могли быть сообщены только его спутником» — в этом В.С. Иконников прав. Но этот «спутник» вряд ли был смолянином, так как, двигаясь через Смоленск, Ростислав (уже великий киевский князь), всего вероятнее, имел вокруг себя далеко не смоленское окружение. То же можно сказать о записи по поводу кончины Давида Ростиславича (1197).

Исходя из языковых наблюдений, А.А. Шахматов, как известно, считал, что Радзивилловский список древнерусской летописи был сделан в Смоленске или Смоленской земле, однако Д.С. Лихачев не находит этот довод достаточно убедительным8. В.И. Сизов и Н.П. Кондаков считали ее соответственно летописью, составленной в Новгороде или во Владимире9.

Со Смоленском, безусловно, можно связывать лишь так называемую летопись Авраамки — сборник, найденный в Полоцке А.В. Рачинским в 60-х годах XIX в. Ее смоленское происхождение удостоверяет приписка: «В лето 7003 (1495) написана бысть сия книга, глаголемый Летописец, во граде Смоленсце при державе великого князя Александра, изволением божьим и повелением господина владыки смоленского Иосифа (Солтана) рукою многогрешнаго раба Авраамки». С этой летописью схожи и другие списки (Синодальный, Толстовский, Супрасльский)10. А.А. Шахматов менял свои взгляды на эту рукопись. Первоначально он полагал, что это компиляция из трех памятников новгородского происхождения, а затем при анализе языка пришел к выводу, что летопись Авраамки лишь копия со свода, составленного в Пскове, где было много новгородских источников11. Таким образом, и этот памятник, переписанный в самом Смоленске, был не смоленским и на местные источники не опирался.

Есть основания полагать, что смоленская летопись легла в основу «Литовских летописей», вошедших в XVII и XXXII тома Западнорусских летописей, но, как указывал уже В.С. Иконников (один из первых рассмотревший их под этим углом зрения), все данные «приводят к заключению о существовании Смоленской летописи (лишь) среднего периода»12.

Общерусские своды. Общерусские летописные своды по-разному отражают историю Смоленской земли. Основная часть сведений встречается, как в южнорусском летописании (Ипатьевская летопись), так и в северо-восточном (Лаврентьевская), но есть оригинальные смоленские сообщения в других сводах. Больше всего их в новгородском круге летописей; его князья часто занимали новгородский стол, Смоленская земля соседила с Новгородской и в южную Русь новгородцы чаще всего ездили не через враждебную Полоцкую землю, а через Смоленск. Оригинальные сведения о Смоленске находим в Софийских летописях, они часто совпадают со сведениями Воскресенской летописи, что и понятно, так как Софийская I наряду с Московским сводом 1479 г. была ее источником13.

Первое оригинальное, не встречающееся в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях, сообщение о Смоленской земле мы читаем в Софийской I (и Воскресенской) летописи под 1019 г., где говорится, что Ярослав Мудрый посылает в Смоленск за мощами убитого брата Глеба14, затем о разделении Смоленска на три части после смерти Ярослава Мудрого (1054)15. Под 1095 г. мы узнаем, что князья Святополк и Владимир Мономах приходили на Давыда Святославича к Смоленску16. Однако эти события встречаются только в летописях новгородского цикла и в Воскресенской не отражены. Под 1111 г. узнаем из Новгородской I и Воскресенской летописей, что в Киеве, Новгороде, Чернигове и Смоленске произошел сильный пожар17. Под 1121 г. В.Н. Татищев вычитал в какой-то летописи, что в Смоленск приезжал Мономах для примирения полоцких князей18 (в дошедших до нас летописях этого сообщения нет). Любопытная деталь Воскресенской летописи, не находящая себе параллели в других источниках: под 1125 г. сказано, что по смерти Мономаха на киевском столе был Мстислав Владимирович, названный там князем смоленским. В Смоленске, оказывается, остается в качестве князя Ростислав Мстиславич (в то время как, по другим летописям, этот князь в качестве смоленского упомянут только с 1127 г.). Нет параллели этим сведениям и в своде 1479 г.19

Новое оригинальное сообщение летописей только новгородского круга находим под 1137 г. Говорится, что новгородцам не было мира со смолянами20. В Новгородской I летописи говорится, что Святослав Ольгович, «интернированный» в Смоленске, был заключен в монастырь Бориса и Глеба на Смядыни21. В тех же летописях новгородского круга под 1129 г. читаем о приходе из Суздаля в Смоленск Юрия Долгорукого, который зовет новгородцев на Святослава Ольговича, через 10 лет, в 1139 г., сообщается, что в Смоленск к отцу бежал Ростислав Юрьевич — сын Долгорукого из Новгорода22. В Новогородской I и в Новгородской IV летописях есть известия 1145 г. о построении в Смоленске каменной церкви Бориса и Глеба на Смядыни23. Под 1158 г. в Новгородской и I и IV есть сообщение о возвращении из Новгорода в Смоленск Ростислава Мстиславича, причем в Новгородской I еще добавлено, что в Новгороде оставлен Святослав24. Как видим, большинство сведений о Смоленске, превышающих объем сведений Ипатьевской и Лаврентьевской летописей, восходят к новгородскому летописанию, и именно к тому времени, когда Смоленск был в наиболее тесных сношениях с Новгородом (см. раздел «Политическая история...»).

Рассмотрение других летописей показывает, что основное повествование о Смоленске содержится в Ипатьевской летописи, причем оно часто совпадает с Воскресенской, но бывают случаи, когда сообщение Ипатьевской оригинально (1140 г. — Святослав Ольгович бежит в Смоленск через Полоцк из Новгорода; Изяслав и Вячеслав в 1151 г. присылают послов в Смоленск к Ростиславу, прося помощи против Долгорукого; в 1155 г. в Смоленск приезжает по дороге из Суздаля в Киев жена Долгорукого с детьми, и Ростислав ее провожает; тогда же рязанские князья целуют крест к Ростиславу «яко имети отцом себе»; 1158 г. — Рюрик Ростиславич со смолнянами участвует в походе на Туров; в 1159 г. смолняне помогали вместе со своим князем Романом и Рюриком Ростиславичем Рогволоду Полоцкому против Ростислава Глебовича Минского25 и т. д.). Как видим, оригинальные сведения Ипатьевской летописи не связаны с Новгородом и относятся главным образом к 1140—1160 гг. — время борьбы князей (братьев Изяслава и Ростислава!) с Юрием Долгоруким и княжения Ростислава в Киеве (1159—1167 гг.). Количество сведений о Смоленске в Ипатьевской летописи значительно возрастает, если учитывать и те сообщения, которые попали в Воскресенскую летопись (по-видимому, через свод 1479 г.).

Оригинальных сведений о Смоленщине в Лаврентьевской летописи гораздо меньше. Сообщается, что в Смоленск ходил Мономах (1091 и 1107), что великий князь Ярополк Владимирович послал Изяслава Мстиславича в Новгород «и даша от Смолиньска дар»26 (1133). Эти сообщения явно случайны и к смоленскому источнику восходить не могут.

Примечания

1. Татищев В.Н. История Российская. СПб., 1773, т. I, с. 59, 64.

2. Рыбаков Б.А. В.Н. Татищев и летописи XII в. — История СССР, 1971, № 1; Кучкин В.А. К спорам о В.Н. Татищеве. — В кн.: Проблемы истории общественного движения и историографии. М., 1971; Рыбаков В.А. Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве». М., 1972, с. 184—276.

3. Петров Н.И. Описание рукописных собраний, находящихся в городе Киеве. — ЧОИДР, М., 1897, кн. 2, с. 153, 154; Орловский И.И. Борисоглебский монастырь в Смоленске на Смядыни и раскопки его развалин. — Смоленская старина, Смоленск, 1909, т. I, ч. I, с. 211, 212; Тихомиров М.Н. Древнерусские города. М., 1956, с. 356, 357, прим. 3.

4. Воронин Н.Н. Следы раннего смоленского летописания. — В кн.: Новое в археологии. М., 1972, с. 271—275.

5. Щапов Я.Н. Освящение смоленской церкви Богородицы в 1150 г. — В кн.: Новое в археологии, с. 276—282; Он же. Похвала князю Ростиславу Мстиславичу, как памятник литературы Смоленска. XII в. — ТОДЛ, Л., 1974, т. 28.

6. Щапов Я.Н. Похвала князю Ростиславу..., с. 56.

7. Архангелогородская летопись. М., 1781, с. 5; Устюжский летописный свод. М.; Л., 1950, с. 20; О взаимоотношениях этих сводов см.: Шахматов А.А. Обозрение русских летописных сводов XIV—XVI вв. М.; Л., 1938, с. 372.

8. Шахматов А.А. Заметка о составлении Радзивилловского (Кенигсбергского) списка летописи. — В кн.: Сборник в честь Д.Н. Анучина. М., 1913. Лихачев Д.С. Русские летописи. М.; Л., 1947, с. 435.

9. Сизов В.И. Миниатюры Кенигсбергской летописи (Археологический этюд.) — ИОРЯС, 1905, т. X, кн. I; Кондаков Н.П. Заметки о миниатюрах кенигсбергского списка начальной летописи издания Общества любителей древней письменности. СПб., 1902, CXVIII, т. 2.

10. Лихачев Д.С. Русские летописи, с. 435. — ПСРЛ. СПб., 1889, т. XVI.

11. Там же, с. 465, 466.

12. Иконников В.С. Опыт русской историографии. Киев, 1908, т. II, кн. 1, с. 527. См. также: Ючас М.А. Летопись великих князей литовских. — Труды АН ЛитССР. Сер. А, Вильнюс, 1957, № 2 (3), с. 111—121.

13. Лаптев В.В. Воскресенская летопись. — Уч. зап. ЛГПИ им. А.И. Герцена, 1955, т. 102, с. 187.

14. ПСРЛ. СПб., 1851, т. V, с. 133; 1856, т. VII, с. 327.

15. ПСРЛ, т. V, с. 139; т. VII, с. 333.

16. ПСРЛ. СПб., 1841, т. III, с. 3; т. V, с. 150.

17. НПЛ. М.; Л, 1950, с. 20; ПСРЛ, т. VII, с. 22.

18. Татищев В.Н. История Российская. М., 1963, т. II, с. 134.

19. ПСРЛ, т. VII, с. 233.

20. НПЛ, с. 25, 210; ПСРЛ. СПб., 1848, т. IV, с. 6; т. V, с. 158.

21. НПЛ, с. 25, 210.

22. НПЛ, там же; ПСРЛ, т. IV, с. 6; т. V, с. 158; т. VII, с. 132.

23. НПЛ, с. 27, 213.

24. НПЛ, с. 30, 217; ПСРЛ, т. IV, с. 10.

25. Алексеев Л.В. Полоцкая земля. М., 1966, с. 274 и сл.

26. Об этом см. раздел «Политическая история...»

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика