Александр Невский
 

Первое княжение Ростислава Смоленского в Киеве (1154 г.)

Ростислав, как мы видели, некогда «понужал» Изяслава к соправительству с Вячеславом Владимировичем. Его знали и киевляне, как соратника Изяслава. Однако претендентов на соправление с Вячеславом было много, один уже стоял за Днепром «у перевоза», просясь с дружиной «брата своего оплакать». То был черниговский Изяслав Давыдович, которого совет киевских мужей предусмотрительно в город не пускал («зане еще не пришел бяше Ростислав Кыеву из Смоленска»). Безопаснее было временно пустить в город Святослава Всеволодовича — сторонника Ростислава, и тот въехал тайно от Ольговичей и Давыдовичей. Дуумвират был выгоден Ростиславу: он получал полную власть и, как и его брат, мог безгранично распоряжаться дружиной дяди. При соблюдении ряда условий киевляне отдавали Ростиславу стол пожизненно («до твоего живота Киев твои»), а после смерти престарелого соправителя он становился единодержавным властелином всех русских земель. Как провел «ряд» Ростислав, мы не знаем. Можно лишь понять, что Переяславль он отдал сыну умершего брата Мстиславу, а Святослав Всеволодович, охранявший Киев до его прибытия, получил все Туровское княжение.

Враги не дремали. Изяслав Давидович и Святослав Ольгович теперь уже полностью были объединены Долгоруким, «Глеб Дюрдевич с множеством половец» шел к Переяславлю (правда, его удалось отбить). Окрыленная успехом коалиция Ростислава решает завладеть Черниговом и тем самым перейти к активным действиям. Следует переправа у Вышгорода, но здесь приходит весть о смерти Вячеслава. Оставив войска, Ростислав торопится в Киев, устраивает похороны дяди, наскоро принимает для своего укрепления в этом городе ряд демагогических мер. Раздается все имущество Вячеслава («и порты, и золото, и серебро...» «по монастырям и по церквам и по затворам и нищим (...), а собе не прия ничто, только крест честный взя на благословение...», наскоро дав распоряжения матери об остальном дележе, он спешит к полкам, но поздно: на помощь Изяславу идет Глеб Юрьевич с большим, по-видимому, количеством половцев. Следуют уговоры дальновидных мужей, советующих возвратиться в Киев «с людьми утвердиться», но Ростислав решается на последнее — предлагает Изяславу разделить владения по Днепру. В условиях наплыва половцев предложение это успеха не имеет.

Утром полчища половцев заняли поля Беловоса, где стоял Ростислав, и стало ясно, что потеряно все. Отчаянная попытка мира с Изяславом, которому теперь отдавался и Киев и Переяславль, привела только к отчаянной ссоре с племянником: «Да ни мне, будеть Переяславля, ни тобѣ Киева!», — гневно воскликнул тот, — «и повороти конь Мстислав под собою с дружиною своею от стрыя своего»1. Двухдневная битва привела киевскую коалицию в полное расстройство: «разбегоша князи и дружина Ростиславля и Святославля и Мстиславля» (очевидно, Мстислав Изяславич все же не покинул дядю). Под самим Ростиславом «на первом же поскоцѣ летѣ под ним конь, Святослав же сын его, то видав и съскочи с коня и заступи отца своего и поча ся бити и за ним скупися дружины нѣколико около его и ту яша ему конь»2. Ниже Любеча, уходя от преследования, Ростислав перешел через Днепр и кружным путем стал пробираться в свои владения. Так кончилось его первое киевское княжение.

Примечания

1. ПСРЛ, т. II, стб. 475.

2. ПСРЛ, т. II, стб. 475.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика