Александр Невский
 

Занятия сельского населения

Для домонгольского времени данных письменных источников нет, но есть свидетельства иностранцев XVI—XVII вв.1

Земледелие, скотоводство, охота. В X—XI вв. почти везде в лесной полосе жители перешли от подсеки к пашне2, правда, подсеку было можно встретить в глухих местах и в XIX в.3 В XI в., как известно, рожь вытеснила просо. В смоленской феодальной усадьбе найдено: ячмень (78,4%), овес (15,4%), мягкая пшеница (6,2%) (городище Ковшары4), случайные зерна ячменя, конских бобов (Воищина). Они есть и в крестьянских курганах (Маркатушино, Катынь5), особенно много их в Бородинском городище6. Обнаружены косы (Ковшары, Воищина, Бородинское), мотыга (Бородинское), жернова (хлеб мололся вручную).

Виды скотоводства в древней Руси не претерпевали больших изменений. Судя по костям животных, улучшалась лишь породность скота. В отличие от балтских аборигенов7 у местного населения в это время в скотоводстве стала доминировать не свинья, а крупный рогатый скот:

Вид животного Отдельные кости, % Особи, % Вид животного Отдельные кости, % Особи, %
Крупный рогатый скот 46,7 36,4 Лошадь 6,9 10,8
Свинья 36,7 26,2 Собака 1,1 64
Мелкий рогатый скот 3,3 20,00 Кошка 0,1 1,1

Есть свидетельства о наличии стада — колокольца для коров из раскопок в кургане у д. Слобода, из Мстиславля, в ряде городских памятников найдены и скребницы.

Видное место принадлежало охоте, не говоря уже о замках феодалов, охотилось, безусловно, и население деревни. Если судить по находимым в раскопках костям, более всего охотились на бобра, лося и лисицу. В одном позднем документе сказано: «...тыми разы Гаврило Полтевич послал люди свои до отчины своей до Пристары (Присмары?) бобров гонити; ино людей его перебили и сети бобровые и собаки поотнимали»8. На бобров, следовательно, охотились с сетями и собаками. Так было, очевидно, и ранее. О том, что именно крестьяне занимались охотой на бобров, говорит 32 статья «Устава о волоках» короля Сигизмунда-Августа 1557 г.: «А во всех пущах наших и общих, где прежде крестьяне наши бобров ловили, там и теперь по-прежнему ловить должны. А если бы где в реках и озерах наших бобры показались вновь, то и там крестьяне ловить должны, а за работу брать им пятого бобра или подбрюшек от каждого»9. Охоте на бобра в древности на Руси посвящено специальное исследование В.П. Кеппена, бобру в Смоленской земле — В.Н. Добровольского10. В грамоте «О погородьи» 1211—1218 гг. упоминаются под Дорогобужем «три гоны короткий», вероятно, бобровые. Есть сведения, что Посожье некогда было поделено на бобровые гоны: в жалованной грамоте Мстиславского князя Онуфриевской церкви говорится: «Дали есмо на церковь божию храму св. Онуфрия берегы на Сожи гоны бобровые, почонши от Молотомля до Лобковский рубеж по Сожу»11. Упоминаются «бобровые гоны» и на острове Западной Двины несколько выше с. Курино, на половине пути между Суражем и Витебском (1627 г.)12 и т. д.

Особым спросом пользовались шкуры медведя, охота на которого была распространена вплоть до XIX в. В верховьях Днепра, у его истоков, «множество медведей, — писал Д.Н. Анучин, — которые летом чуть не забираются в овсы, с которыми и вообще приходится встречаться нередко, рассказы о них здесь приходится слышать беспрестанно»13. Мясо медведя, видимо, охотно употребляли в пищу: его кости находят не только в культурных слоях древнерусских городов, но и в курганах (правда, уже за пределами Смоленской земли).14

Медведей было много еще в XVII в., так, в 1675 г., заночевав 17 августа в 8 милях от границы Смоленской земли, Адольф Лизек писал, что «по причине опасности от медведей мы приказали часто стрелять и развели большие огни»15. Крестьяне охотились и на других животных, в частности на рысей, хотя кости этого животного не находят (рысь свежевали в лесу). Даже в XX в. рысей было много в лесной части Ельнинского уезда (леса Заболотской волости)16.

Рыболовство и бортничество. Через Смоленскую землю протекали основные русские реки, и рыбный промысел, поддерживавший человека, особенно в неурожай, был несомненно широко распространен, что подтверждают находки костей рыб и рыболовных снастей при раскопках. Свидетельство тому и топонимика: р. Жукопа по аналогиям из западнобалтийских языков, означает «Рыбная река»17, также наименование озера — Щучье (в XIX в. там были судаки, окуни, караси, но главным образом щуки18). Река Молодой Туд славилась голавлями, окунями, щуками «замечательного размера» и лососями19. Устав Ростислава 1136 г. упоминает поставки князю рыбой, рыбу получал в 1211 г. и епископ («трои сани рыбы»). Бортничество также упоминается в Уставе (село Ясенское «и з бортником»). С этим связано и «осм капии воску». По Правде Ярославичей, воровство княжеской борти наказуется 3 гривнами серебра, а по Пространной Правде «разнаменовывание» (борти) каралось 12 гривнами серебра20. В XIII и XIV вв. Смоленщина и Полотчина были основным районом развития бортничества21.

Производство. Деревня не могла соперничать с городом в производстве, оно было развито слабее и имело свою специфику: добывалась руда и вырабатывалось из нее железо. В Смоленской земле много болот, на которых «обильная ржавая плесень» (П.В. Голубовский), и много топонимов типа Ржавец, Ржава, Рудня и т. д. В 1850 г. в с. Ивановское Ельнинского у. были открыты большие залежи железной болотной руды22. Особенно богат железными рудами Вяземский у.23 В XVII в. в Смоленской земле было известно б месторождений руды по Днепру, 10 — по Вопи, 2 — по Угре, 1 — по Хмости, 2 — по Десне, 3 — по Уже и т. д.24 Если в XV в. Деревской пятине зафиксировано 700 «копачей» (1495 г.)25, то можно думать, что достаточно их было и в Смоленской земле и в более раннее время. Руда, добываемая из болот, низкого качества, железа она давала по сведениям Б.А. Рыбакова, от 18 до 40%. 42,9% железа дал анализ руды и на близких Смоленщине территориях (им. Вихря Сеннеского у. Могилевской губернии), однако рядом руда из им. Ляхи дала лишь 14,64% железа (анализы уральского горного управления)26. У Пропойска (Пропошеск) железо производилось еще и в XVIII и XIX вв., правда, «на крестьянски токмо нужды»27.

Не приходится сомневаться, что древний смоленский крестьянин занимался и лесопильным промыслом. Одна из смоленских берестяных грамот говорит о вывозке бревен. Из особо толстых стволов в X в. делали однодревки, о которых упоминается у Константина Багрянородного — «моноксилы». Существовало, несомненно, и смолокурение, что, возможно, и дало наименование столицы княжества — Смоленска. В 1865 г. возле деревень Толстобино, Селец и Прилепы якобы было найдено несколько курганных насыпей из смолы28, очевидно, запасы так и не употребленной в дело (?). Обилие гончарных глин успешно служило гончарству смоленских деревень. Еще в XIX в. изделие горшков было основным крестьянским производством. На всех раннесредневековых деревенских поселениях, исследованных В.В. Седовым, керамика была основным контингентом находок. В.И. Сизов был первым и пока почти единственным исследователем керамического производства на материалах гнездовских раскопок. Сейчас эти наблюдения требуют проверки, гнездовской керамикой занималась Т.А. Пушкина.29. Существует мнение, что феодальные усадьбы керамическим производством часто не занимались: керамика покупалась, вероятно, у деревенских мастеров30. В Смоленской деревне были, несомненно, и другие производства. У д. Митяево близ Вереи в курганах найдены литейные формы31.

Расположение основной массы смоленских деревень именно в западной части земли, по Пути из варяг в греки, свидетельствует о роли обмена в жизни смоленской деревни. Села могли предлагать проезжим продукты питания, меха, воск, получая в обмен диргемы, готовые орудия труда, т. д.

В города деревня продавала кричное железо. О деревенской торговле свидетельствуют, мы говорили, ювелирные изделия, находимые в курганах к востоку от Смоленска (см. выше). Наиболее покупательной способностью обладали деревни в междуречье Болвы, Десны, Угры и Днепра, Днепра и Западной Двины32.

Примечания

1. Сказание Адольфа Лизека о поездке в Россию в 1675 г. — ЖМНП, 1837, XI, с. 340, 341.

2. Кочин Г.Е. Сельское хозяйство на Руси. М.; Л., 1965, с. 78.

3. Петров В.П. Подсечное земледелие. Киев, 1968.

4. Лявданский А. Некоторые данные..., с. 250.

5. Ляуданскі А.Н. Археологічныя дасьледы у вадасборах рр. Сажа, Дняпра и Каспли Смаленскае губерніі. — Працы II, с. 296, 317.

6. Седов В.В. Сельские поселения...

7. Краснов Ю.А. Локальные особенности животноводства в лесной полосе Восточной Европы в эпоху железного века. — КСИА, 1967, вып. 112, с. 33.

8. Бобр в Смоленской земле. — Смоленская старина, Смоленск, 1916, вып. III, с. 59 (Присмара — в южной части Ельнинского у.).

9. Пичета В.И. Аграрная реформа Сигизмунда-Августа в Литовско-Русском государстве. М., 1958.

10. Кеппен Ф.П. О прежнем и нынешнем распространении бобра в пределах России. — ЖМНП, 1902, т. VI, с. 333; Добровольский В. Бобр в Смоленской земле по летописным и археологическим данным. — Смоленская старина, 1916, т. III, вып. 2. л. 57—62; ср.: ИАК, СПб., 1915, вып. 58 (прибавление), с. 33.

11. ДКУ, с. 146. Акты Западной России. СПб., 1848, т. II, № 132.

12. Историко-юридические материалы, извлеченные из актовых книг губерний Витебской и Могилевской. № 35, хранящихся в Центральном архиве в Витебске и изданных под редакцией Сазонова. Витебск, 1871.

13. См.: Охота на медведя в Копысском уезде. — МГВ, 1861, № 25; Анучин Д.Н. Истоки Днепра. — Северный вестник, 1891, август; перепечатка: Смоленский вестник, 1891, № 95.

14. Андреева Е.Г. Кости животных из курганов в окрестностях Вышнего Волочка. — Экспедиции ГИМ. М., 1969.

15. Сказание Адольфа Лизека, с. 337.

16. Добровольский В. Бобр в Смоленской земле, с. 59.

17. Топоров В.Н. Некоторые задачи изучения балтийской топонимии русских территорий. — Вестник географии. М., 1962, вып. 58, с. 46.

18. Шестаков П. География Смоленской губернии. — ПКСГ 1857, Смоленск, 1858, с. 70.

19. ПКСГ, 1857, с. 128.

20. ПРП, 1953, т. I, с. 79, 116.

21. Хорошкевич А.Л. Торговля Великого Новгорода в XIV—XV вв. М., 1963, с. 126.

22. Семенов П.П. Географо-статистический словарь Российской империи. СПб., 1865, т. II с. 95.

23. ПКСГ, на 1857 г. Смоленск, 1857, с. 78.

24. Историк-марксист, 1935, № 1, с. 63—81 (раздел «Документы»).

25. Гадзяцкий С.С. Водская и Ижорская земли Новгородского государства. — ИЗ, М., 1940, кн. 6, с. 120, 145.

26. Рыбаков Б.А. Ремесло..., с. 545; Железная руда в Сенненском уезде Могилевской губернии. — МГВ, 1869, № 40.

27. Щекатов Л. Географический словарь Российского государства. М., 1805, с. 1146.

28. Рокачевский С. Опыт собирания исторических записей о г. Рославле. — ИРАО, 1880, т. IX, с. 509.

29. Сизов В.И. Гончарное дело в Гнездовских курганах Смоленской губернии. — Труды XII АС, М., 1905, т. III, с. 312, 313; Пушкина Т.А. Лепная керамика Гнездовского селища. — Вестник МГУ. Сер. история, 1973, № 3.

30. Седов В.В. Сельские поселения..., с. 120—122.

31. Арциховский А.В. Митяевские литейные формы. — В кн.: Техника обработки камня и металла. М., 1930; Рыбаков Б.А. Ремесло..., с. 147.

32. Успенская А.В. Нагрудные поясные привески. — Труды ГИМ, М., 1967, вып. 43, карты на с. 97, 101, 109.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика