Александр Невский
 

Денежное обращение

Расположение Смоленской земли на главном водоразделе европейских рек способствовало торговым связям страны издревле. Здесь находили монеты греческие1 и римские2, неподалеку от Витебска была найдена уникальная для этих территорий латенская гривна3 и т. д. Не приходится сомневаться, что в эпоху средневековья торговые связи земли необычайно усилились, здесь появились арабские, византийские, позднее западноевропейские монеты, большое количество иноземных товаров, часть которых мы находим в раскопках.

Ранний период денежного обращения в Смоленской земле характеризуют многократно находимые клады монет (рис. 5). Деревянная, полуземляночная Русь с ее постоянными междоусобицами, пожарами, нападениями врагов, хранила свои накопления в земле. «И в земле не хороните (богатства. — Л.А.) — то ны есть великии грѣхъ», — поучал детей Владимир Мономах.4 Сведения о находимых в Смоленщине арабских диргемах восходят еще к XVIII в. П.С. Паллас переслал в Академию наук несколько таких монет, определенных татарским муллой (1785)5. С тех пор средневековые монеты на нашей территории стали находить все чаще в Смоленской земле, более всего в Гнездове — первоначальном Смоленске. Всего известно сейчас 3,5 десятка кладов и 2,5 десятка монет в курганах. Дендрохронология Новгорода показала, что степень разрыва младшей монеты клада со времени его зарытия не превышает одного-двух десятилетий6. Смоленские и пограничные клады распределяются: Смоленский у. — 9 кладов в Гнездове, по одному в Дубровниках у Смоленска и у Ясеной7. В остальных уездах: Бельский (Дунаево, 1925 г.), Горецкий (Горы, 1885 г.), Застенок (1901 г.), Романово (Ленино, 1892—1893 гг.); Соболево (1936 г.), Шавнево (?); Духовщинский (Жигулино — до 1888 г.); Дорогобужский (у г. Дорогобужа, 1847 г.); Климовичский (Старый Дедин, 1926 г.); Зубцовский (Дягунино, 1893 г.); Краснинский (р. Луппа, 1853 г.); Могилевский (Могилев? 1822 г.); Московский (Хитровка, 1932 г.); Мстиславский (Стайки, 1949 г.); Невельский (Глазуново), 1958 г.); Оршанский (Добрино, 1961 г.), Поречье (1886 г.), Суходрево (1867 г.), Прусиничи (1961 г.); Поречский (Кислая, 1967 г.); Ржевский (Мужищево, 1927 г.); Торопецкий (Торопец-Зеликовье, 1960, Набатово?, Пальцево, 1923); Чаусский (Староселье, 1900), Юхновский (Долино, 1885)8.

Древнейшими кладами на интересующей нас территории являются три, относящиеся к IX в. Один из них был найден в 1936 г. у совхоза Соболево (недалеко от Баево Дубровенского района Витебской области) и состоял из 138 целых, 168 обрезков диргемов с младшей монетой 856—857 гг.9 Другой найден у д. Кислая Демидовского района Смоленской области в 1967 г. в культурном слое селища, датируемом последней четвертью I тыс. н. э. Клад еще не опубликован, по имеющимся сведениям, там было свыше 600 диргемов, несколько сасанидских драхм и единственный в нашей стране полубрактеат с изображением лодки на одной стороне, а на другой — оленя, чеканенный, очевидно, в Хедебю (Дания) около 825 г.10 Третий клад — у д. Долино состоял из хорошо сохранившихся серебряных шейных гривен (рис. 7, 8). Если клады IX и X вв. чаще располагаются на Пути из варяг в греки (Долино — исключение), то самый поздний клад XI в. найден от этого пути в стороне: в XI в. монеты обслуживали и внутренние потребности страны. Мы говорим о кладе из Старого Дедина (рис. 9), зарытом около 1065 г. (как и клад из Полоцка 1910 г., зарытый около 1060 г.)11 Полоцкий и Стародединский клады, следовательно, располагались теперь на пути, идущем по географической параллели вдоль Западной Двины (Прибалтика — Полоцк — Витебск — Смоленск), движение по которому только еще начиналось.

Рис. 6. Серебряные гривны. Клад у д. Долино, IX в.

Известно всего четыре места находок византийских монет в Смоленской земле: старейшие происходят из Гнездова (клад 1867 г. с младшей монетой 954 г. и византийской — 780—797 гг.)12, самая младшая — из Харлапова Дорогобужского района (подвеска на костяке 976—1025 гг.). Всего зафиксировано сейчас в Смоленской земле 13 находок византийских монет: четыре медных (Гнездово: Центральное городище 867—888 гг., селище, две при трупосожжениях в курганах13), две бронзовых (в Гнездове на Центральном городище и в кургане14), пять серебряных (Гнездово — в трех курганах, также в курганах у деревень Саки и Харлапово), две золотых (Гнездово — на Центральном городище монета 912—913 гг. и в кургане № 47 монета 829—842 гг.). Ряд находок монет недавнего времени еще не определен и в изданиях имеются лишь краткие упоминания о них.

С прекращением притока восточного серебра на Русь, в ней распространились частично западноевропейские денарии, охватившие в основном Прибалтику и новгородских словен (XI в.)15. В Смоленской земле эти находки единичны, но именно здесь найден самый древний денарий на Руси (955—957 гг.16), который происходит из Стародединского клада, зарытого, как мы видели, около 1065 г. Отдельные находки западноевропейских монет, главным образом в курганах в виде подвесок, обнаружены на верхнем Днепре выше Смоленска, на верхнем и среднем Соже. Юго-восточнее этой реки (например, на Десне) эти находки неизвестны17. Наличие западноевропейского серебра в одних комплексах с византийскими монетами, ввозившимися по Днепру, показывает, что денарий покупался на тех же рынках, что и прочие монеты, хотя и попадали к нам через северо-западные земли. Всего вероятнее, это был Смоленск, располагавшийся в XI в. уже на современном месте (в Гнездове этих монет нет). В самом деле, именно в Смоленске при разрушении одной из башен крепости Федора Коня (очевидно, в земле, при разборке ее фундамента)18 была найдена западноевропейская монета. По подсчетам В.М. Потина, клады с западноевропейскими монетами по русским землям распределяются так: Новгородская — 45 кладов и 83 отдельных находки, Полоцкая — 7 кладов и 5 отдельных находок, Ростово-Суздальская — 7 кладов и 44 отдельных находки, Волынская — 7 кладов и 2 отдельных находки, Смоленская — 6 кладов и 14 отдельных находок, в Киевской и Переяславской землях по 5 кладов и по 4 отдельных находки, Черниговская — 4 клада и 4 отдельных находки, Рязанская — 3 клада и 4 отдельных находки, Галицкая — 1 клад и 2 отдельных находки19. Характерно, Смоленская земля занимает промежуточное положение между северными, северо-западными и южными княжествами.

XII—XIII вв. связываются на Руси с «безмонетным периодом», когда прекратилось хождение монет и в обороте были слитки серебра определенного веса. Причины этого явления недостаточно ясны, наиболее компетентное решение принадлежит В.М. Потину, но есть и другие мнения20. В Смоленской земле такие слитки находили неоднократно. Клады: 1853 г. в русле р. Луппы Краснинского у. слитки и лом весом 37 ф. 77 зол. (15 кг 505 г); 1889 г. — клад богемских серебряных монет Венцеслава II (1303—1305 гг.) с тремя обрубками слитков найден в Смоленске; Поречье Оршанского у. — клад слитков, диргемов и т. д.; Дягунино Зубцовского у. на берегу Волги — три слитка киевского типа и другие вещи. Отдельные слитки: д. Михейково Смоленского у. — слиток серебра; д. Студенец Шамовской вол. Мстиславского у. — слиток весом в 12 лот (153,48 г) с надписью: «князь Волод»; д. Горы Горецкого у. — новгородский слиток весом 213 зол. + 2 доли (92,64 г)21.

Рис. 7. Серебряные гривны. Клад у д. Долино, IX в.

В письменных источниках есть также материал о денежном обращении в Смоленской земле. Выше говорилось, что доходы первых смоленских князей (ок. 1054 г.) собирались с меньшей территории, чем в 30-х годах XII в., но исчислялись, по-видимому, как и тогда, в денежном выражении — гривнах22. Это подтверждается и в 70-х годах XI в. Как догадывался уже Б.А. Романов, в гривнах серебра собирали доходы смоленские князья, и в это время молодой Владимир Мономах в 1077 г. прокняжил в земле менее года, но уже вез свой первый доход в подарок отцу черниговскому Всеволоду, разменяв его для большего эффекта на гривны золота23.

В Уставе Ростислава 1136 г. деньги упоминаются постоянно: это — гривны и куны. Мы знаем, что с прекращением притока серебра на Русь и с наступлением безмонетного периода в 20-х годах XII в., в 30-х годах, судя по актовому материалу, появляется новое значение гривны — «гривна кун», которая, как выясняется, в 4 раза меньше «гривны серебра»24. О каких же гривнах идет речь у Ростислава? Уже a priori кажется мало вероятным, что материальное обеспечение смоленской епископии, составленное в 1134 г., когда новые гривны еще только входили в обиход, было рассчитано именно в них. Противоречит этому, по-видимому, и указание нашего источника: «на Путине всегда платят 4 гривны...» и т. д. Однако новые денежные единицы в 30-х годах XII в. уже существовали и невероятно, чтобы в Уставе это не было бы оговорено. Действительно, Ростислав дает десятину «от всех даней смоленских, что ся с них сходит истых кун». А.А. Зимин переводил значение «истых кун» как «наличных денег»25, что и было принято в науке. Однако гривны серебра и прежние куны не могли именоваться еще «ветхими», «старыми», как это было позднее. Они, видимо, и назывались «истыми» (истинными, подлинными), к которым привыкли26. Основываясь на других источниках (Устав Ростислава исключался, так как датировался тогда 1150 г.), В.Л. Янин отмечал, что «до конца первой трети XII в. слово «куна» на Руси применяется к серебряной монете»27. Итак, в Уставе Ростислава упоминается гривна серебра, та гривна, которая фигурирует в Русской Правде краткой редакции и господствует на Руси весь XI в. и часть XII в.

В XIII в. произошло дальнейшее развитие денежного обращения в Смоленской земле. Торговый договор 1229 г. свидетельствует о существовании теперь «куны смоленской» и «ногаты смоленской»28 — особых смоленских денежных единиц, с которыми иностранные купцы должны были считаться.

Примечания

1. Найдены: у с. Городище Юхновского у. на р. Дебре (1882) («Смоленский вестник», 1882, № 76); у с. Михайловского Дорогобужского у. (ольвийская), также — на берегу Днепра у Смоленска с надписью ОЛВIЯ (Грачев В.И. Краткий каталог предметов древностей Смоленского городского историко-археологического музея. Смоленск, 1908, с. 51, 75. Описаны еще 24 монеты из неизвестных мест).

2. Могилевская губерния: Климовичи и Новый Быхов (клад 1804 г. и монета Антония Пия). Из Быховского района происходит и монета Августа Траяна (209—212) (см.: Кропоткин В.В. Клады римских монет на территории СССР. — САИ, 1961, Г4—4, с. 40, 97).

3. Алексеев Л.В. Полоцкая земля. М., 1966, с. 100, прим. 105, рис. 16.

4. ПВЛ. М.; Л., 1950, т. I, с. 157.

5. Марков А.К. Топография кладов восточных монет. СПб., 1910, с. 10.

6. Янина С.А. Второй Неревский клад куфических монет X в. — МИА, 1963, № 117, с. 288.

7. Здесь и далее даются сведения о кладах, не вошедших в указанную сводку А.К. Маркова: в 1889 г. А.Г. Малеван передал в Смоленский музей 3 арабских монеты из клада, «найденного в горшке у Гнездова» («Смоленский вестник», 1889, № 24); клад в Гнездове (1966) (Кропоткин В.В. Новые находки сасанидских и куфических монет в Восточной Европе. — В кн.: Нумизматика и эпиграфика, 1971, IX, с. 85); Гнездовский клад (1973 и 1975) (Белоцерковская И.В. и др. Раскопки в Гнездове. — АО 1973 г. М., 1974; Авдусин Д.А. и др. Раскопки в Гнездове. — АО 1975 г. М., 1976); Ясеная: Грачев В.И. Краткий каталог..., с. 79 (две монеты хранятся и сейчас в Смоленском музее, № 2657).

8. Дунаевский клад (СОМ, № 2168); Горы (Фурсов М.В. Могилевский музей. Могилев, 1891, с. 46); Застенок (Россия, СПб., 1905, т. IX, с. 468); Романово (Корзухина Г.Ф. Русские клады. М.; Л., 1954, с. 149); Соболево (Кузняцоў К.В. Собалеўскі клад — Весці АН БССР, № 6); Шавнево (Россия, т. IX, с. 393); Старый Дедин (Харлампович П. Манетныя скарбы. — Гістарычна-археолегічны зборнік. Менск, 1927, с. 316—318); Дягунино (Корзухипа Г.Ф. Русские клады, с. 148, 149); р. Луппа (там же, с. 95); Могилев (Надеждин Н. Геродотова Скифия. — Записки ОИДР. Одесса, 1884, I, с. 137, 138); Хитровка (Мец Н.Д., Мельникова А.С. Клады монет. — Ежегодник ГИМ, 1959. М., 1961); Стайки (Кропоткин В.В. Новые..., с. 85); Глазуново (письмо ко мне А.М. Микляева от 21 октября 1971 г. и любезное уточнение усвятского краеведа А.Т. Смирнова от 17 октября 1976 г., сохранилось 3 монеты, определена одна); Добрино (Рябцевич В.Н. Два монетно-вещевых клада IX в. — В кн.: Нумизматика и эпиграфика. М., 1965, т. V; Суходрево (дополнение к сводке Маркова: Отчет о действиях Витебского Губ. статистического комитета за 1868 г. Витебск, 1869); Прусиничи (Алексеев Л.В. Полоцкая земля, с. 105); Кислая (Шмидт Е.А. Раскопки в Смоленской области. — АО 1968 г. (М., 1969); Мужищево (Корзухина Г.Ф. Русские клады, с. 148); Торопец-Зеликовье (Кропоткин В.В. Новые..., с. 80); Староселье (Працы III, с. 249); Долино (Рыдзевская Е.А. Клады старинных серебряных шейных гривен западного типа. — ЗОРСА, СПб., 1915, вып. II, с. 191 и сл.).

9. Кузняцоў К. В. Собалеускі клад...

10. Шмидт Е.А. Раскопки в Смоленской области. — АО 1968 г. М., 1969; Потин В.М. Русско-скандинавские связи по нумизматическим данным. — В кн.: Исторические связи Скандинавии и России в IX—XX вв. Л., 1970, с. 76, пр. 51.

11. Корзухина Г.Ф. Русские клады, с. 97.

12. Кропоткин В.В. Клады византийских монет на территории СССР. — САИ, 1962, Е4—4 (все дальнейшие сведения о византийских монетах без ссылок берутся из этого издания).

13. Кропоткин В.В. Клады..., с. 28; Авдусин Д.А. Работы Смоленской экспедиции. — АО 1970 г. М., 1971 (селище); Он же. Раскопки в Гнездове. — АО 1976 г. М., 1977, с. 41 (курган).

14. Кропоткин В.В. Клады..., с. 28; Авдусин Д.А. и др. Раскопки в Гнездове. — АО 1976 г. М., 1977, с. 41.

15. Потин В.М. Древняя Русь и европейские государства в X—XIII вв. Л., 1968, с. 230 (карта).

16. Харламповіч П. Монетныя скарбы, знойдзеныя у Беларусі у зборах Беларускага дзержаунага музэю. — В кн.: Гістарычна-археолёгічны зборнік. М., 1927, с. 317; см. также: Янин В.Л. Денежно-весовые системы русского средневековья. М., 1956, с. 152 (с иной датой — 979 г.).

17. Потин В.М. Древняя Русь...

18. Надеждин Н.И. Геродотова Скифия, с. 146.

19. Потин В.М. Древняя Русь..., с. 47.

20. Потин В.М. Причины прекращения притока западноевропейских монет на Русь в XII в. — В кн.: Международные связи России. М., 1961; Он же. Древняя Русь..., с. 73, 100; Янин В.Л. Денежно-весовые системы..., с. 152, 185; Котляр Н.Ф. Еще раз о безмонетном периоде денежного обращения Руси. — ВИД. Л., 1973, т. V.

21. Ильин А.А. Топография кладов серебряных и золотых слитков. Пг. 1921, с. 36, 46, 47.

22. Алексеев Л.В. Устав Ростислава Смоленского и процесс феодализации Смоленской земли.

23. ПВЛ. М., 1950, т. II, с. 442 (комментарий Б.А. Романова).

24. Янин В.Л. Денежно-весовые системы..., с. 44, 45.

25. ПРП. М., 1953, т. II, с. 146.

26. Срезневский И.И. Материалы для словаря древнерусского языка. СПб., 1893, т. I, стб. 1157, 1158.

27. Янин В.Л. Денежно-весовые системы..., с. 44.

28. Смоленские грамоты XIII—XIV вв. М., 1963, с. 29 и др.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика