Александр Невский
 

№ 15. Проекты торговых соглашений Новгорода с Любеком и Готландом 1268/1269 г.1 (Бондарь Л.Д., Хрусталёв Д.Г.)

При работе в городском архиве Любека в 1762 году Иоганн Дрейер обнаружил три документа, относящихся к договорным отношениям Ганзы и Новгорода XIII века. Один из них был составлен на латинском языке, отчего без труда был прочитан исследователем и немедленно опубликован2. Два других акта были написаны на средненижненемецком языке. Они существенно отличались от первого по содержанию, но были почти идентичны между собой. Пытаясь разъяснить условия их возникновения, один из схожих документов Дрейер в том же году подарил Российской Академии наук. В начале 30-х гг. XX в. его обнаружила в архиве РАН М.В. Крутикова, а Е.А. Рыдзевская посвятила ему обстоятельную заметку3. Это оказался список первой половины XIV в. (предположительно 1338 г.) с более ранней грамоты, которая была оставлена Дрейером в Германии и до сих пор хранится в городском архиве Любека (Ruthenica № 5). Оригинал был впервые опубликован в 1830 году И.М. Лаппенбергом в составе сборника документов по ганзейской истории, начатого Г.Ф. Сарториусом4. В то же издание вошла и латинская грамота (Ruthenica № 2), впервые опубликованная Дрейером в 1762 году5.

Дрейер считал документ на нижненемецком «Новгородской скрой» и не удостоил его вниманием в своей работе6. Только исследования Сарториуса-Лаппенберга ввели этот источник в научный оборот. Причем акт на латинском языке был воспринят только как проект договора, а за грамотой на нижненемецком утвердился статус реализованного соглашения.

Действительно, начальная часть немецкого текста серьезно отличалась от латинского варианта тем, что содержала традиционный формуляр договора, перечисляющий имена должностных лиц, заключивших его: князь Ярослав Ярославич, новгородский посадник Павша, тысяцкий Ратибор и немецкие послы Генрих Вулленпунд из Любека, Лудольф Добриссике, Яков Куринге7. Сопоставление имен со всей очевидностью убедило исследователей, что акт был составлен в период с 1268 по 1270 г.8 То же время создания предполагалось и для латинской грамоты, которая, таким образом, оказывалась предварительным проектом торгового соглашения, предложенным немецкой стороной9. Краткость, более прижимистые условия договора, а также личная форма обращения в начале текста, составленного на нижненемецком, заставляли думать, что этот акт является переводом с русского того двустороннего соглашения, которое имело юридическую силу10.

Указанное отношение к этим документам (латинский = немецкий проект, нижненемецкий = русский договор) на долгие годы утвердилось в исторической науке и предопределило характер внимания к ним исследователей и публикаторов. Акт на нижненемецком был не только неоднократно переиздан на языке оригинала Е.С. Тобиеном, Ф. Г. фон Бунге, К. Хёльбаумом и Л.К. Гётцем11. Он уже вскоре был переведен на русский язык. Первый перевод осуществил в 1855 г. И.Е. Андреевский12. Затем его существенно исправил А. Энгельман и переиздал С.В. Бахрушин в 1909 г.13 Наконец, в 1949 г. был опубликован наиболее приближенный к оригиналу академический перевод Е.А. Рыдзевской14.

Латинский акт публиковался, возможно, даже чаще, но исключительно на языке оригинала. Кроме изданий Дрейера и Лаппенберга он вошел в сборники Тобиена, фон Бунге, Хёльбаума, Бахрушина и Гётца15. Необходимость русского издания этого документа осознавалась уже Н.М. Карамзиным, который в примечаниях к своей «Истории» подробно его пересказал. Частичный перевод на русский Андреевский отразил в подстрочных комментариях к изданию нижненемецкого текста16. Тем не менее, полного русского перевода латинского акта (возможно, проекта договора 1268/ 1269 г.) так никогда осуществлено не было.

Рубеж XIX—XX вв. был ознаменован повышенным интересом исследователей к русско-немецким договорным отношениям, в частности, к новгородско-ганзейским документам XIII в. Об этом говорит и обилие публикаций указанных документов, и объем литературы, посвященной их изучению. Позднее, после окончания Первой мировой войны, внимание к этому кругу вопросов значительно ослабло, а отсутствие полноценного перевода латинского проекта договора 1268/1269 г. фактически исключило его из состава исторических источников. Этот пробел намерено восполнить настоящее издание17.

Примечания

1. Основание для датировки: письмо ливонского магистра в Любек 1 апреля 1269 г. с сообщением о завершении переговоров с Новгородом (LUB, I. S. 527, № 415). Таким образом, договор был составлен не задолго до 1 апреля 1269 г., возможно, в марте того года (LUB, I. S. 518; ГВНП. С. 58; Goetz, 1916. S. 162—163). Иные датировки см.: FM, I. S. 53, № 140 (1270?).

2. Dreyer, 1762. S. 177—182.

3. Рыдзевская, 1935. С. 119—125; фотография документа — С. 120, рис. 1.

4. Sartorius, 1830. S. 95—101, № XXXII.

5. Sartorius, 1830. S. 29—42, № XIb.

6. См.: Рыдзевская, 1935. С. 119.

7. О договорном формуляре см.: Казакова, 1974. С. 161—162. В действительности латинский акт имеет в качестве зачина не менее традиционное латинское invocatio (Сквайрс, Фердинанд, 2002. С. 273).

8. См.: Янин, 1991. С. 84.

9. Вопрос о том, было ли действительно подписано соглашение после переговоров 1268—1269 гг., а если было, то когда, бурно обсуждался в исторической науке на рубеже XIX—XX вв. Большинство сходилось на том, что договор был подписан, и им является русский проект, сохранившийся в нижненемецком переводе. Подробнее см.: Строев, 1839. С. 160; Herrmann, 1843. S. 28—31; Славянский, 1847. С. 36—41; Krug, 1848. S. 621—628; Никитский, 1893. С. 137; ПИВН, 1909. С. 64, 68; Goetz, 1916. S. 41—46. В современных исследованиях предпочитают ставить под сомнение факт заключения договора в ходе переговоров 1268—1269 гг., а сохранившиеся акты называют только проектами (Хорошкевич, 1965. С. 225; Клейненберг, 1976. С. 123; Хорошкевич, 1997. С. 131). Хотя имеются и исключения. См., например: Сквайрс, Фердинанд, 2002. С. 49, 274—275.

10. Последние работы подтверждают, что акт на нижненемецком, скорее всего, является переводом с русского оригинала, выполненным для немецкой стороны (Сквайрс, Фердинанд, 2002. С. 274—275).

11. Tobien, 1844. S. 85—94; LUB, I. S. 517—528, № 414; LübUB, I. S. 299—301, № 317; HUB, I. S. 233—235, № 665; Goetz, 1916. S. 90—161.

12. Андреевский, 1855. С. 19—34. Кроме того, И.Е. Андреевский осуществил перевод договора на современный немецкий язык и издал параллельно с текстом оригинала.

13. ПИВН, 1909. С. 68—71.

14. ГВНП. С. 58—61, № 31.

15. Tobien, 1844. S. 85—94; LUB, I. S. 517—527, № 413; HUB, I. S. 229—233, № 663; ПИВН, 1909. С. 64—68; Goetz, 1916. S. 90—166. Частично были цитированы статьи I, III, VIII (FM, I. S. 53—54, № 140).

16. Карамзин, 1991. С. 603—606, прим. 244; Андреевский, 1855. С. 19—34. Отдельные статьи переводились исследователями для собственных нужд и позднее. Так, И.Э. Клейненберг подробно рассматривал перевод части текста статьи № 20 (Клейненберг, 1973. С. 148, прим. 36), а статьи 25 и 26 для исследования Е.А. Рыбиной переводил Д.А. Дрбоглав (Рыбина, 1986. С. 38—39; Рыбина, 2001. С. 118).

17. Когда этот текст уже был готов, в НИС в приложении к статье Л.А. Бассалыго был опубликован перевод «Проекта мирного торгового договора, предложенного немецкой стороной (1268 г.)», выполненный Г.М. Дашевским и отредактированный А.А. Зализняком (Бассалыго, 2008. С. 59—64). Этот вполне корректный литературизованный перевод, к сожалению, лишен какого-либо историографического обзора и заметных комментариев, а также содержит досадные ошибки (в частности, в числительных), связанные с использованием авторами латинского текста из хрестоматии С.В. Бахрушина (ПИВН, 1909. С. 64—68).

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика