Александр Невский
 

№ 3. Житие Александра Невского1 (Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра)

О Господе нашемь Исусе Христе, Сыне Божии.

Азъ худый и многогрешный, малосъмысля, покушаюся писати житие святаго князя Александра, сына Ярославля, а внука Всеволожа. Понеже слышах от отець своихъ и самовидець есмь възраста его, радъ бых исповедалъ святое и честное и славное житие его. Но яко же Приточникъ рече: «Въ злохытру душю не внидеть премудрость: на вышнихъ бо краих есть, посреди стезь стояше, при вратех же силных приседит»2. Аще и грубъ есмь умомъ, но молитвою святыа Богородица и поспешениемь святаго князя Александра начатокъ положю.

Съй бе князь Александръ родися от отца милостилюбца и муже-любца, паче же и кротка, князя великаго Ярослава и от матере Феодосии. Яко же рече Исайя пророк: «Тако глаголеть Господь: Князя азъ учиняю, священни бо суть, и азъ вожю я»3. Воистинну бо без Божия повеления не бе княжение его.

Но и взоръ его паче инех человекъ, и глас его — акы труба в народе, лице же его — акы лице Иосифа4, иже бе поставилъ его египетьскый царь втораго царя въ Египте, сила же бе его — часть от силы Самсоня5, и далъ бе ему Богъ премудрость Соломоню, храборъство же его — акы царя римскаго Еуспесиана, иже бе пленилъ всю землю Иудейскую6. Инегде исполчися къ граду Асафату приступити, и исшедше гражане, победиша плъкъ его. И остася единъ, и възврати к граду силу ихъ, къ вратом граднымъ, и посмеяся дружине своей, и укори я, рекъ: «Остависте мя единого». Тако же и князь Александръ — побежая, а не победимъ.

И сего ради некто силенъ от Западныя страны, иже нарицаются слугы Божия, от тех прииде, хотя видети дивный възрастъ его, яко же древле царица Южичьская приходи к Соломону, хотящи слышати премудрости его7. Тако и сей, именемъ Андреяшь, видевъ князя Александра и, възвратився къ своимъ, рече: «Прошед страны, языкъ, не видех таковаго ни въ царехъ царя, ни въ князехъ князя».

Се же слышавъ король части Римьскыя от Полунощныя страны таковое мужество князя Александра и помысли в собе: «Поиду и пленю землю Александрову». И събра силу велику, и наполни корабля многы полковъ своих, подвижеся в силе тяжце, пыхая духомъ ратным. И прииде в Неву, шатаяся безумиемь, и посла слы своя, загордевся, в Новъгородъ къ князю Александру, глаголя: «Аще можеши противитися мне, то се есмь уже зде, пленяя землю твою».

Александръ же, слышав словеса сии, разгореся сердцемъ, и вниде в церковъ святыя Софиа, и, пад на колену пред олътаремъ, нача молитися съ слезами: «Боже хвалный, праведный, Боже Великый, крепкый, Боже превечный, основавый небо и землю и положивы пределы языком, повеле жити не преступающе в чюжую часть». Въсприимъ же пророческую песнь, рече: «Суди, Господи, обидящим мя и возбрани борющимся со мною, приими оружие и щитъ, стани в помощь мне»8.

И, скончавъ молитву, въставъ, поклонися архиепископу. Епископъ же бе тогда Спиридонъ9, благослови его и отпусти. Он же, изшед ис церкви, утеръ слезы, нача крепити дружину свою, глаголя: «Не в силах Богъ, но въ правде. Помянемъ Песнотворца, иже рече: "Сии въ оружии, а си на конех, мы же во имя Господа Бога нашего призовемь, тии спяти быша и падоша, мы же стахом и прости быхом"»10. Сии рек, поиде на нихъ в мале дружине, не съждався съ многою силою своею, но уповая на Святую Троицу.

Жалостно же бе слышати, яко отець его, князь Великый Ярославъ, не бе ведал таковаго въстания на сына своего, милаго Александра, ни оному бысть когда послати весть къ отцю своему, уже бо ратнии приближишася. Тем же и мнози новгородци не совокупилися бешя, понеже ускори князь поити. И поиде на ня въ день въскресениа, иуля въ 15, имеяше же веру велику къ святыма мученикома Борису к Глебу.

И бе некто мужь старейшина в земли Ижерстей, именемъ Пелугий, поручено же бысть ему стража нощная морская. Въсприя же святое крещение и живяше посреди рода своего, погана суща, наречено же бысть имя его въ святемъ крещении Филипъ, и живяше богоугодно, в среду и в пяток пребываше въ алчбе, тем же сподоби его Богъ видети видение страшно в тъй день. Скажемъ вкратце.

Уведавъ силу ратных, иде противу князя Александра, да скажеть ему станы. Стоящю же ему при краи моря и стрежаше обою пути, и пребысть всю нощь въ бдении. И яко же нача въсходити солнце, слыша шюмъ страшенъ по морю и виде насадъ единъ гребущь по морю, и посреди насада стояща святая мученика Бориса и Глебъ въ одеждах чръвленых, и беста рукы дръжаща на рамех. Гребци же седяху, акы мглою одеани. Рече Борисъ: «Брате Глебе, вели грести, да поможемь сроднику своему князю Александру». Видев же таковое видение и слышавъ таковый глас от мученику, стояше трепетенъ, дондеже насадъ отиде от очию его.

Потомъ скоро поеде Александръ, он же, видев князя Александра радостныма очима, исповеда ему единому видение. Князь же рече ему: «Сего не рци никому же».

Оттоле потщався наеха на ня въ 6 час дне, и бысть сеча велика над римляны, и изби их множество бесчислено, и самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемъ.

Зде же явишася 6 мужь храбрых с самем с ним ис полку его.

Единъ именем Гаврило Олексичь. Се наеха на шнеку видев королевича, мча подъ руку, и възъеха по досце и до самогу коробля, по ней же хожаху с королевичем, иже текоша передъ ним, а самого, емше, свергоша и с конем в воду з доскы. И Божьею милостью небреженъ бысть, и пакы наеха, и бися с самем воеводою середи полку ихъ.

2 — именем Сбыславъ Якуновичь, новгородець. Се наеха многажды на полкъ ихъ и бьяшется единем топоромъ, не имея страха въ души своей, и паде неколико от руку его, и подивишася силе и храбръетву его.

3-й — Яковъ, родомъ полочанинъ, ловчий бе у князя. Се наеха на полкъ с мечемъ, и похвали его князь.

4 — новгородець, именемь Меша. Се пешь натече на корабли и погуби 3 корабли з дружиною своею.

5-й — от молодыхъ его, именем Сава. Се въеха в шатеръ великий королевъ золотоверхий и подъсече столпъ шатерный. Полци Олександрови, видевше шатра паденье, върадовашася.

6-й — от слугъ его, именем Ратмеръ. Се бися пешь, и отсупиша и мнози. Он же от многых ранъ паде и тако скончася.

Си же вся слышах от господина своего великого князя Олександра и от инехъ, иже в то время обретошася в той сечи.

Бысть же в то время чюдо дивно, яко же во древьняя дни при Езекии цесари11. Еда приде Санахиримъ, асурийскый цесарь, на Иерусалимъ, хотя пленити град святый Ерусалимъ, внезапу изиде ангелъ Господень, изби и от полка асурийска 100 и 80 и 5 тысящь, и, въставше утро, обретошася трупья мертвы вся. Тако же бысть при победе Александрове, егда победи короля, об онъ полъ рекы Ижжеры, иде же не бе проходно полку Олександрову, зде обретоша много множъство избьеных от ангела Господня. Останокъ же их побеже, и трупиа мертвых своих наметаша корабля и потопиша в мори. Князь же Александръ возвратися с победою, хваля и славя имя своего Творца.

Въ второе же лето по возвращении с победы князя Александра приидоша пакы от Западныя страны и возградиша град въ отечьстве Александрове. Князь же Александръ воскоре иде и изверже град их из основания, а самых извеша и овех с собою поведе, а инех, помиловавъ, отпусти, бе бо милостивъ паче меры.

По победе же Александрове, яко же победи короля, в третий год, в зимнее время, поиде на землю немецкую в велице силе, да не похвалятся, ркуще: «Укоримъ словеньскый языкъ ниже себе».

Уже бо бяше град Псков взят и наместникы от немець посажени. Он же въскоре градъ Псковъ изгна и немець изсече, а инех повяза и град свободи от безбожных немецъ, а землю их повоева и пожже и полона взя бес числа, а овех иссече. Они же, гордии, совокупишася и рекоша: «Поидемъ и победим Александра и имемъ его рукама».

Егда же приближишяся, и очютиша я стражие. Князь же Александръ оплъчися, и поидоша противу себе, и покриша озеро Чюдьское обои от множества вои. Отець же его Ярославъ прислалъ бе ему брата меньшаго Андрея на помощь въ множестве дружине. Тако же и у князя Александра множество храбрых, яко же древле у Давыда царя силнии, крепции. Тако и мужи Александровы исполнишася духом ратнымъ, бяху бо сердца их, акы сердца лвомъ, и решя: «О княже нашь честный! Ныне приспе время нам положити главы своя за тя». Князь же Александръ воздевъ руце на небо и рече: «Суди ми, Боже, и разсуди прю мою от языка непреподобна, и помози ми, Господи, яко же древле Моисию на Амалика и прадеду нашему Ярославу на окааннаго Святополка»12.

Бе же тогда субота, въсходящю солнцю, и съступишяся обои. И бысть сеча зла, и трусъ от копий ломления, и звукъ от сечения мечнаго, яко же и езеру померзъшю двигнутися, и не бе видети леду, покры бо ся кровию.

Се же слышах от самовидца, иже рече ми, яко видех полкъ Божий на въздусе, пришедши на помощь Александрови. И тако победи я помощию Божиею, и даша плеща своя, и сечахуть я, гоняще, аки по иаеру, и не бе камо утещи. Зде же прослави Богъ Александра пред всеми полкы, яко же Исуса Наввина у Ерехона13. А иже рече, имемь Александра руками, сего дасть ему Богъ в руце его. И не обретеся противникъ ему въ брани никогда же. И возвратися князь Александръ с победою славною, и бяше множество полоненых в полку его, и ведяхут босы подле коний, иже именують себе Божии ритори.

И яко же приближися князь къ граду Пскову, игумени же и Попове и весь народ сретоша и пред градомъ съ кресты, подающе хвалу Богови и славу господину князю Александру, поюще песнь: «Пособивый, Господи, кроткому Давыду победити иноплеменьникы и верному князю нашему оружиемь крестным и свободи градъ Псков от иноязычникъ рукою Александровою».

И рече Александръ: «О невегласи псковичи! Аще сего забудете и до правнучатъ Александровых, и уподобитеся жидом, их же препита Господь в пустыни манною и крастелми печеными, и сихъ всех забыша и Бога своего, изведшаго я от работы изь Египта».

И нача слыти имя его по всемь странамъ, и до моря Хонужьскаго14, и до горъ Араратьскых, и об ону страну моря Варяжьскаго15, и до великаго Риму.

В то же время умножися языка литовьскаго и начаша пакостити волости Александрове. Он же выездя и избиваше я. Единою ключися ему выехати, и победи 7 ратий единемъ выездомъ и множество князей их изби, а овех рукама изыма, слугы же его, ругающеся, вязахуть их къ хвостомъ коней своихъ. И начаша оттоле блюсти имени его.

В то же время бе царь силенъ на Въсточней стране, иже бе ему Богъ покорилъ языкы многы, от въстока даже и до запада. Тъй же царь, слышавъ Александра тако славна и храбра, посла к нему послы и рече: «Александре, веси ли, яко Богъ покори ми многы языкы? Ты ли един не хощеши покорити ми ся? Но аще хощеши съблюсти землю свою, то приеди скоро къ мне и видиши честь царства моего».

Князь же Александръ прииде в Володимеръ по умертвии отца своего в силе велице. И бысть грозенъ приездъ его, и промчеся весть его и до устья Волгы. И начаша жены моавитьскыя16 полошати дети своя, ркуше: «Александръ едет!»

Съдумав же князь Александръ, и благослови его епископъ Кирилъ, и поиде к цареви въ Орду. И видевъ его царь Батый, и подивися, и рече велможамъ своимъ: «Истинну ми сказасте, яко несть подобна сему князя». Почьстив же и честно, отпусти и.

По сем же разгневася царь Батый на брата его меншаго Андрея и посла воеводу своего Неврюня повоевати землю Суждальскую. По пленении же Неврюневе князь Великый Александръ церкви въздвигну, грады испольни, люди распуженыа събра в домы своя. О таковых бо рече Исайа пророкъ: «Князь благъ въ странах — тих, уветливъ, кротокъ, съмеренъ, по образу Божию есть»17. Не внимая богатьства и не презря кровъ праведничю, сироте и вдовици въправду судяи, милостилюбець, благъ домочадцемь своимъ и вънешнимъ от странъ приходящимь кормитель. На таковыя Богъ призирает, Богъ бо не аггеломъ любит, но человекомъ си щедря ущедряеть и показаеть на мире милость свою.

Распространи же Богъ землю его богатьствомъ и славою, и удолъжи Богъ лет ему.

Некогда же приидоша къ нему послы от папы из великого Рима, ркуще: «Папа нашь тако глаголет: "Слышахом тя князя честна и дивна, и земля твоя велика. Сего ради прислахом к тобе от двоюнадесятъ кординалу два хытреша — Агалдада и Гемонта, да послушаеши учения ихъ о законе Божии"».

Князь же Александръ, здумавъ съ мудреци своими, въсписа к нему и рече: «Отъ Адама до потопа, от патопа до разделения языкъ, от разьмешениа языкъ до начяла Авраамля, от Авраама до проитиа Иисраиля сквозе море18, от исхода сыновъ Иисраилевъ до умертвия Давыда царя, от начала царства Соломоня до Августа19 и до Христова рожества, от рожества Христова до страсти и воскресения, от въскресения же его и на небеса възшествиа и до царства Константинова20, от начала царства Константинова до перваго збора и седмаго — си вся добре съведаемь21, а от вас учения не приемлем». Они же възвратишяся въсвояси.

И умножишяся дни живота его в велице славе, бе бо иереелюбець и мьнихолюбець, и нищая любя, митрополита же и епископы чтяше и послушааше их, аки самого Христа.

Бе же тогда нужда велика от иноплеменникъ, и гоняхут христианъ, веляще с собою воиньствовати. Князь же Великый Александръ поиде к цареви, дабы отмолити людии от беды тоя.

А сына своего Дмитрия посла на Западныя страны и вся полъкы своя посла с нимъ и ближних своих домочадець, рекши к ним: «Служите сынови моему, акы самому мне, всемь животомъ своимъ». Поиде князь Димитрий в силе велице, и плени землю Немецкую, и взя град Юрьевъ, и възвратися к Новугороду съ многымъ полоном и с великою корыстию.

Отець же его князь Великый Александръ възвратися из Орды от царя, и доиде Новагорода Нижняго, и ту пребывъ мало здрав, и, дошед Городца, разболеся. О горе тобе, бедный человече! Како можеши написати кончину господина своего! Како не упадета ти зеници вкупе съ слезами. Како же не урвется сердце твое от корения! Отца бо оставити человекъ может, а добра господина не мощно оставити: аще бы лзе, и въ гробъ бы лезлъ с ним!

Пострада же Богови крепко, остави же земное царство и бысть мних, бе бо желание его паче меры аггельскаго образа. Сподоби же его Богъ и болший чин приати — скиму. И так Богови духъ свой предасть с миромъ месяца ноября въ 14 день, на память святаго апостола Филиппа.

Митрополит же Кирилъ глаголаше: «Чада моя, разумейте, яко уже заиде солнце земли Суздальской!» Иереи и диакони, черноризци, нищии и богатии, и вси людие глаголааху: «Уже погыбаемь!»

Святое же тело его понесоша къ граду Володимерю. Митрополитъ же, князи и бояре и весь народ, малии, велиции, сретоша и въ Боголюбивемъ22 съ свещами и с кандилы. Народи же съгнатахутся, хотяще прикоснутися честнемь одре святаго тела его. Бысть же вопль, и кричание, и туга, яка же несть была, яко и земли потрястися. Положено же бысть тело его въ Рожестве святыя Богородица, въ архимандритьи велицеи23, месяца ноябриа, въ 24, на память святаго отца Амфилохия.

Бысть же тогда чюдо дивно и памяти достойно. Егда убо положено бысть святое тело его в раку, тогда Савастиян икономъ и Кирилъ митрополит хотя розьяти ему руку, да вложат ему грамоту душевную24. Он же, акы живъ сущи, распростеръ руку свою и взят грамоту от рукы митрополита. И приятъ же я ужасть, и одва отступиша от ракы его. Се же бысть слышано всемъ от господина митрополита и от иконома его Савастияна. Кто не удивится о семъ, яко телу, бездушну сущю и везому от далних градъ в зимное время!

И тако прослави Богъ угодника своего.

Примечания

1. Текст по изданию БЛДР, подготовленному В.И. Охотниковой (БЛДР. Т. 5. СПб., 2000. С. 358—368, 515—518). Для публикации был использован один из древнейших списков Жития (конец XV в.; ГИМ, Синодальное собр., № 154). Отсутствующие в этом списке рассказ о шести храбрецах и описание чуда за Ижорой внесены по тексту жития Лаврентьевской летописи (РНБ, F. IV. 2; ЛЛ, 477—481) — выделены курсивом; по этому же тексту исправляются явные ошибки списка, взятого за основной. За основу примечаний к тексту приняты комментарии В.И. Охотниковой (БЛДР. Т. 5. СПб., 2000. С. 515—518) — ссылки даются по этому изданию (сокращенно: БЛДР, 2000).

2. Приточникъ — это библейский царь Соломон, автор Книги Притчей. Его изречения имеют два источника: Прем. 1, 4 и Притч. 8, 2—3. Во втором случае цитата неточная, в притчах Соломона читается: «Она становится на возвышенных местах, при дороге, на распутиях; она взывает у ворот при входе в город, при входе в двери» (Притч. 8, 2—3). См.: БЛДР, 2000. С. 516.

3. Исайя — ветхозаветный пророк, автор Книги пророка Исайи, части Библии. В Книге пророка Исайи содержатся пророчества о судьбе народов, о явлении Мессии, осуждаются цари и вельможи, живущие неправедно. Автор Жития берет слова из его Книги 10, 8. См.: БЛДР, 2000. С. 516.

4. Библейский Иосиф — сын Иакова, был наделен необыкновенным умом и красотой. Ненавидимый братьями, он был продан ими в Египет. Фараон, после того как Иосиф предсказал голод и указал пути спасения от него, «поставил его над всею землею Египетскою» (Быт. 30—50). См.: БЛДР, 2000. С. 516.

5. Самсон — ветхозаветный герой, обладавший необычайной силой, прославился в борьбе с филистимлянами. О его жизни и подвигах см.: Книга Судей, 13—16. См.: БЛДР, 2000. С. 516.

6. Тит Флавий Веспасиан (старший) (Titus Flavius Vespasianus; 9—79 гг. н. э.) — римский полководец, а затем император (69—79 гг.), основатель династии Флавиев. Автор Жития напоминает об одном эпизоде Иудейской войны (66—73 гг.) — осаде крепости Иоатапаты, который известен ему, вероятно, по «Истории Иудейской войны» Иосифа Флавия, древнерусский перевод этого произведения был распространен на Руси уже в XI—XII вв. См.: БЛДР, 2000. С. 516.

7. Согласно Библии, царица южноаравийского государства Саба (Шеба) Царица Савская, наслышавшись о славе и мудрости царя Соломона, пришла в Иерусалим, чтобы испытать его, и была удивлена его мудростью (3-я книга Царств, 10). См.: БЛДР, 2000. С. 517.

8. Псалом 34, 1—2.

9. Новгородский архиепископ Спиридон (1229—1249). См.: НПЛ, 68, 69, 80, 274—276, 304; ЛЛ, 511—512; Щапов, 1989. С. 208.

10. Псалом 19, 8—9. Песнопевец — это библейский царь Давид, считающийся автором Псалтыри. См.: БЛДР, 2000. С. 517.

11. Езекия, сын Ахаза — царь иудейский, один из представителей дома Давидова. В его правление ассирийский царь Сеннахирим захватил почти всю Иудею, непокоренным остался Иерусалим. При осаде Иерусалима и произошло чудо, о котором напоминает автор жития. Об осаде Иерусалима рассказывается в Четвертой книге Царств, 19. См.: БЛДР, 2000. С. 517.

12. Моисей — библейский пророк, выведший израильтян из Египта. На пути их в Палестину Амалик, вождь амаликитян, оказал сопротивление израильтянам. Только благодаря чудесному действию молитвы Моисея Амалику не удалось одержать победу (Исх. 17). Ярослав Владимирович Мудрый отомстил Святополку Окаянному за убийство братьев Бориса и Глеба. В 1019 г. на реке Альте, где был убит Борис, Ярослав разбил Святополка. Цит. по: БЛДР, 2000. С. 517.

13. Согласно Библии, Иисус Навин возглавил борьбу израильского народа за земли Палестины. Крепостные стены Иерихона, одного из древнейших палестинских городов, обрушились от криков и звука труб осаждавших во главе с Иисусом Навином. Об этом рассказано в Книге Иисуса Навина, 6. Цит. по: БЛДР, 2000. С. 517.

14. Каспийское море.

15. Балтийское море.

16. Моавитяне — племя, жившее на территории Палестины, враждебное израильтянам, потомки Лота. Здесь: татары. Цит. по: БЛДР, 2000. С. 518.

17. Точного соответствия этим словам в Книге пророка Исайи не обнаружено (БЛДР, 2000. С. 518).

18. Согласно Библии, когда израильтяне бежали из Египта, Красное море расступилось перед ними, и они свободно прошли по его дну. Фараон с войском вслед за израильтянами вступил на морское дно, но волны сомкнулись, и море поглотило преследователей (Исх., 14, 21—22). Цит. по: БЛДР, 2000. С. 518.

19. Гай Юлий Цезарь Октавиан Август (Gaius Julius Caesar Octavianus; по рождению Гай Октавий Фурин, Gaius Octavius Thurinus; 63 г. до н. э. — 14 г. н. э.) — император Рима, основатель принципата (с 27 г. до н. э.), Великий понтифик с 12 г. н. э. Полный титул к моменту смерти: Imperator Caesar Divi filius Augustus, Pontifex Maximus, Consul XIII, Imperator XXI, Tribuniciae potestatis XXXVII, Pater Patriae (Император, сын Божественного Цезаря, Август, Великий Понтифик, Консул 13 раз, Император 21 раз, наделен властью народного трибуна 37 раз, Отец Отечества).

20. Константин I Великий (Флавий Валерий Аврелий Константин, Flavius Valerius Aurelius Constantinus; 274—337 гг.) — римский император (с 306 г.), в 330 г. перенес столицу государства в Византий (Константинополь), реорганизовал государственное устройство.

21. Первый Никейский (Вселенский) собор (325 г.) осудил арианство и утвердил православный Символ Веры, который впоследствии стали называть Никейским. Второй Никейский (Седьмой Вселенский) собор (787 г.) был созван против иконоборчества и восстановил почитание икон.

22. Боголюбово — село под Владимиром, резиденция Владимиро-Суздальского князя Андрея Юрьевича Боголюбского (убит в 1174 г.).

23. Александр Ярославич был похоронен в монастыре Рождества Богородицы во Владимире. До середины XVI в. Рождественский монастырь считался первым монастырем Руси, «архимандритьей великой». См.: БЛДР, 2000. С. 518. Впоследствии мощи св. князя Александра были перенесены в Санкт-Петербург в Александро-Невскую Лавру. Храм Рождества Богородицы во Владимире, основанный в 1192 г., был снесен в 1930 г.

24. Во время обряда погребения читается разрешительная молитва о прощении грехов. Текст ее после чтения вкладывают в правую руку умершего. Цит. по: БЛДР, 2000. С. 518.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика