Александр Невский
 

Имя Евфросиния у дочерей и внучек Романа Мстиславича

Имя старшей дочери Исаака II — Евфросиния, — упомянутое в синодике Шпейерского собора, — еще один важный для нас след, способствующий ее идентификации.

Исследователями давно замечено, что важным инструментом в изучении генеалогии и династических связей средневековых правителей являются их личные имена. Нередко определенные имена могли повторяться из поколения в поколение, приобретая тем самым династический характер: по таким именам иногда становится возможным проследить родственные взаимоотношения их обладателей. Династические имена можно выявить и среди четырех поколений потомков Романа Мстиславича — детей, внуков, правнуков и праправнуков. По наблюдениям И. Грали и Л.В. Войтовича, наиболее популярными мужскими именами Романовичей были Даниил, Роман, Василько и Лев.1

Отдельного упоминания заслуживают некоторые особенности выбора женских имен у Рюриковичей. Как устанавливают А.Ф. Литвина и Ф.Б. Успенский, эти имена «оказываются существеннейшим элементом династической стратегии, связанной как с политикой рода на собственной земле, так и с его внешними устремлениями». Дело в том, что «история женских имен как таковых тесно связана с историей обмена именами между двумя ветвями рода, а зачастую и двумя разными династиями, вступающими в союз, благодаря бракам».2

Женские имена могли наследоваться из рода матери, закрепляя тем самым недавно возникшие межродовые отношения. Использование имен родственников по женской линии в практике имянаречения подчеркивало знатность женщины, вступившей в брак.3 Отметим также, что значительное влияние семейно-родовых традиций испытывали не только личные имена, получаемые при рождении, но и новые христианские имена, приобретаемые княжнами и княгинями уже в более зрелом возрасте (крестильные или иноческие). В большинстве такие имена, по выражению современных специалистов, можно считать «вполне традиционными для династии», а иногда даже «гипертрадиционными».4

Речь идет о том, что получение иноческого имени в княжеской среде отнюдь не означало утрату прежнего личного имени, создавая тем самым некий феномен христианской двуименности. Если князь или княгиня, принимая постриг, получали новое имя, то оно так же входило в родовой обиход, как и их прежнее крестильное имя. Иначе говоря, иноческое имя предка могло повторяться у его потомков наряду с его крестильным именем. Принимая постриг, Рюриковичи могли брать имена, которые уже носили в иночестве их предки; вместе с тем, нередкими были случаи повтора иноческого имени предков в светских христианских именах потомков. При этом, если повтор светского имени предка у князей мог быть связан с преемственностью родовых привилегий, то воспроизведение иноческих имен предполагало почитание предков, отказавшихся от мирской жизни.5

Можно заметить, что в семье императора Исаака II также существовала традиция выбора имен для вновь рожденных дочерей, повторяющих имена, которые носили их ближайшие родственницы в предшествующих поколениях — матери или бабушки. Благодаря сведениям шпейерского синодика мы знаем, что старшей дочери Исаака досталось имя его матери Евфросинии Кастамонитиссы,6 а имя его первой жены Ирины носила следующая по старшинству дочь от первого брака, ставшая впоследствии германской королевой Ириной-Марией.

Можно было бы ожидать, что указанные имена должны повториться и в следующем поколении потомков императора Исаака по женской линии. Похоже, что в случае с именем Евфросинии такие ожидания могут оправдаться.

Среди большого количества греческих имен, как бы неожиданно появляющихся у потомков галицко-волынского князя Романа Мстиславича от его второй жены (в первом и во втором поколениях), встречается и не слишком распространенное в Древней Руси имя Евфросиния.

В научной и справочной литературе по генеалогии Рюриковичей за весь период правления династии (вплоть до конца XVI в.) отмечается всего около десяти случаев наречения именем Евфросиния русских княгинь и княжон, а в домонгольский период указывается около пяти таких случаев (часть из них составляют монашеские имена).7 Тем более примечательно, что среди ближайшего потомства Романа Мстиславича и его второй жены имя Евфросиния встречается неоднократно. Можно говорить, по меньшей мере, о двух подобных случаях.

Насколько можно судить, такое имя носила одна из дочерей Романа Мстиславича, сведения о которой, к сожалению, остаются пока еще недостаточно выясненными. Об этой русской княжне известно только по иностранным источникам, содержащим весьма противоречивые данные.

В сочинениях немецкого историка XVI в. Элиаса Ройснера есть сведения о том, что польский поморский князь Святополк (Świętopełk) II (1215—1266) был женат на дочери некоего Романа (Ромара) Русского по имени Саломея («Salome fil. Romari Russi»).8 Подобные сведения сообщают в своих работах и некоторые другие авторы XVI—XVIII вв. (Томас Кантзов, Вольфганг Йобст, Фридрих Вильгельм де Зоммерсберг и др.).9

Ил. 70. Св. Евфросиния Суздальская, внучка Романа Мстиславича. Покров на гробницу с образом святой. Лицевое шитье. Суздаль. Первая половина XVI в. Государственный Владимиро-Суздальский историко-архитектурный музей-заповедник (Владимир, Россия)

Вместе с тем, по данным некоторых средневековых источников, первая жена Святополка II носила имя Евфросиния. В синодике цистерцианского монастыря Св. Марии де Олива, находившегося в прусском городке Олива близ Данцига (Гданьска), приводится точная дата ее смерти — 23 сентября 1235 г.10 Впервые Евфросиния упоминается в одном из померанских документов, датируемом приблизительно 1220 г.11

По поводу происхождения, а также имени первой жены Святополка Поморского в литературе высказывались различные предположения.12 Вслед за Н.А. Баумгартеном большинство исследователей считают ее дочерью галицко-волынского князя Романа Мстиславича, носившей имя Саломея.13 Некоторые историки считают более правильным именовать ее Евфросинией или двойным именем — Саломея-Евфросиния, из которых одно, по-видимому, было монашеским.14

На наш взгляд, имя первой жены Святополка II — Евфросиния, подтвержденное аутентичными средневековыми источниками, несомненно, является более достоверным. Не исключено, что расхождения источников могли быть связаны с переменой имени русской жены Святополка вследствие замужества и влияния новой культурной среды: русское династическое имя Евфросиния могло быть заменено (или дополнено) польским династическим именем Саломе. В то же время, вопрос о происхождении этой княгини, и в частности была ли она дочерью Романа Мстиславича или его сына Даниила, пока еще остается открытым.

Более уверенно можно говорить о другом случае использования имени Евфросиния потомками Романа Мстиславича и его второй жены. Исследованиями И. Грали и Д. Домбровского установлено, что одна из их дочерей, по имени Елена, ок. 1212 г. была выдана замуж за черниговского князя Михаила Всеволодовича. В браке с ним были рождены три дочери, одна из которых получила имя Евфросинии.15

Точнее говоря, имя Евфросиния упомянутой внучки Романа Мстиславича и его второй жены было монашеским. Обрученная со старшим братом Александра Невского Федором Ярославичем, княжна после его внезапной смерти приняла постриг (1227) и прославилась своими христианскими подвигами, будучи причисленной (XVI в.) к лику святых под именем Евфросинии Суздальской.16

Примечания

1. Grala H. Drugie małżeństwo Romana Mścisławicza // SO. Warszawa, 1982. R. XXXI. № 3—4. S. 124—125; Войтович Л. Князівські династії Східної Європи (кінець IX — початок XVI ст.). Склад, суспільна і політична роль. Історико-генеалогічне дослідження. Львів, 2000. С. 370.

2. Литвина А.Ф., Успенский Ф.Б. Выбор имени у русских князей в X—XVI вв. Династическая история сквозь призму антропонимики. М., 2006. С. 238.

3. Там же. С. 256.

4. Там же. С. 240—241.

5. Подробнее см.: Там же. С. 175—178 и сл.

6. Исаак II родился предположительно в сентябре 1156 г. и был шестым сыном Андроника Дуки Ангела (ок. 1115—1185) и Евфросинии Кастамонитиссы (ок. 1125 — между 1185 и 1195) (Βάρζος Κ. Ή γενεαλογία των Κομνηνών. T. 2. Θεσσαλονίκη, 1984. Σ. 807 и сл.).

7. Войтович Л. Князівські династії Східної Європи... С. 609; Донской Д.В. Рюриковичи. Исторический словарь. М., 2008. С. 766; Dąbrowski D. Genealogia Mścislawowiczów. Pierwsze pokolenia (do początku XIV wieku). Kraków, 2008. S. 780. Наиболее полный перечень, представленный А.Ф. Литвиной и Ф.Б. Успенским, включает девять таких случаев за XII—XIV вв. (Литвина А.Ф., Успенский Ф.Б. Выбор имени у русских князей... С. 544—545).

8. Elias Reusner. Basilikon opus genealogicum catholicum de praecipuis familiis imperatorum, regum, principum, aliorumque procerum orbis Christian i. T. I. Francofurti, 1592. P. 468.

9. См.: Rymar E. Rodowód książąt pomorskich. T. I. Szczecin, 1995. S. 270; Dąbrowski D. Rodowód Romanowiczów książąt halicko-wołyńskich. Poznań; Wrocław, 2002. S. 265—266.

10. Liber mortuorum monasterii beatae Mariae de Oliva Ordinis Cisterciensis / Ed. W. Kętrzyński // Monumenta Poloniae historica. T. V. Lwów, 1888. S. 525.

11. Pommerellisches Urkundenbuch / Bearb. von M. Perlbach. Danzig, 1882. Nr. 18.

12. Обзор мнений см.: Dąbrowski D. Rodowód Romanowiczów książąt halicko-wołyńskich. S. 267.

13. Baumgarten N., de. Généalogies et mariages occidentaux des Ruricides Russes. Du Xo au XIIIo siècle. Roma, 1927 (Orientalia Christiana. T. 35). Tabl. XI. P. 48; Пашуто В.Т. 1) Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950. С. 208; 2) Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 251, 296, 357, примеч. 15; Forssmann J. Die Beziehungen altrussischer Fürstentugeschlechter zu Westeuropa. Ein Beitrag zur Geschichte Ost- und Nordeuropas im Mittelalter. Bern, 1970. Taf. VII; Schwennicke D. Europäische Stammtafeln. Stammtafeln zur Geschichte europäischen Staaten. Bd. II. Marburg, 1984. Taf. 136; Махновець Л.Є. [Примітки] // Літопис Руський... С. 385, примеч. до 6737 р.; Котляр М.Ф. Галицько-Волинська Русь. Київ, 1998. С. 276.

14. Quandt L. Ostpommern, seine Fürsten, fürstlichen Landestheilungen und Distrikte // Baltische Studien. [Alte Folge.] Stettin, 1856. Jg. 16. Hft. I. S. 101; Hofmaister A. Genealogische Untersuchungen zur Geschichte des pommerschen Herzogshauses // Greifswalder Abhandlungen zur Geschichte des Mittelalters. Bd. 11. Greifswald, 1938. S. 44; Войтович Л.В. Княжа доба на Русі: портрети еліти. Біла Церква, 2006. С. 495.

15. Grala H. Drugie małżeństwo Romana Mścisławicza. S. 125—126; Dąbrowski D. 1) Rodowód Romanowiczów książąt halicko-wołyńskich. S. 51—59; 2) Genealogia Mścislawowiczów. S. 296—300. И. Граля и Д. Домбровский, исходя из того, что второй брак Романа мог быть заключен еще в 1199 г., рождение этой его дочери датируют более широким временным интервалом — между 1199 и 1201 гг.

16. Литвина А.Ф., Успенский Ф.Б. Выбор имени у русских князей... С. 619—620.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика