Александр Невский
 

Иоанницкий дом — резиденция византийской царевны-монахини

Никита Хониат уточняет, что для своей старшей дочери Исаак выбрал не обычный и уже действующий женский монастырь, а создал какое-то новое и особенное монастырское учреждение. Монастырь был устроен в некой частной резиденции, именуемой «Иоанницким домом» или «домом Иоанницы» (καί τὸν τού Ίωαννίτζη λεγόμενον οίκον),1 специально перестроенном для принцессы, причем перестройка и отделка этого дома стоила императору значительных средств. По словам Хониата, Исаак,

с большими издержками превратив Иоанницкий дом в женский монастырь (как предполагала сделать это еще царица Ксения по смерти своего супруга, царя Мануила Комнина), водворил ее (свою старшую дочь. — А.М.) в нем, посвятив Богу, как чистую агницу...2

Иоанницкий дом, судя по всему, недолго оставался монастырем. Ни о самом этом доме, ни об устроенном в нем монастыре вообще ничего неизвестно, что едва ли было бы возможно, если бы речь шла о настоящем монастыре. В византийских источниках Иоанницкий дом упоминается только один раз — в связи с помещением в нем юной дочери Исаака. Можно лишь предполагать, что этот дом мог находиться где-то в Константинополе или поблизости от столицы.3

Такой выбор обители для дочери императора имеет некоторые параллели в истории Византии, помогающие, как кажется, понять его смысл. По данным исследователей, в житиях святых IX—X вв. встречается несколько упоминаний о женских монастырях, не отмеченных более ни в каких документах.4 Такие обители могли устраиваться в частных домах и предназначаться для отдельных семей или частных лиц. Например, известен случай во времена правления Льва V Армянина (813—820), когда одна богатая женщина превратила свой константинопольский дом в монастырскую обитель и жила там со своими тремя дочерьми и служанками.5

Целью таких учреждений было предоставить подходящее убежище для некоторых представителей аристократических фамилий на время каких-то постигших их бедствий или возможных угроз. Поэтому значение подобных обителей возрастало в периоды смут и неурядиц, переживаемых империей. В них, например, могли укрыться женщины-аристократки после поражения своих родственников-мужчин. По мнению Дж. Херрин, специально изучавшей феномен подобных монастырей в истории Византии, нельзя с уверенностью сказать, функционировали ли они как религиозные институции, или только как временные убежища для своих хозяев.6

Возвращаясь к Иоанницкому дому, заметим, что некоторый свет на его дальнейшую историю, возможно, проливает весьма характерное название, которое он получил. Иоанницей или Иваницей (Ioannitsa, Ioannica, Ioannitza, Ivanitsa, Ivanica) — уменьшительное от Иоанн — византийские и западноевропейские источники называют болгарского царя Калояна (1197—1207), ставшего одним из главных врагов империи.7

Калоян, младший из трех братьев Асеней, родился ок. 1170 г.8 По условиям мирного договора с Византией 1188 г. своим старшим братом, болгарским царем Петром IV, он был отдан в Константинополь в качестве заложника. В византийской столице Калоян провел около двух лет, и, вероятно, в 1190 г. ему удалось бежать.9 Об этих фактах биографии будущего болгарского царя также сообщает Хониат, говоря, что он «довольно долгое время находился заложником у римлян».10

Правда, Хониат, представляющий в своей «Истории» наиболее полные и точные сведения о взаимоотношениях византийских императоров с Калояном, последовательно употребляет его полное официальное имя Иоанн (Ίωαννίς).11 Тем не менее уничижительная форма имени болгарского царя — Иоанница (Ίωαννίτζα) — также была в арсенале Хониата: таким именем византийский царедворец называет Калояна в одной из своих речей-панегириков.12 По данным Я.-Л. ван Дитена, эта речь была произнесена Хониатом в присутствии Алексея III в марте—апреле 1202 г. по случаю тройной победы над мятежниками Мануилом Камицей, Добромиром Хризом и Иоанном Спиридонаки, а также заключения мирного договора с Иоанницей.13

О местонахождении Калояна в Константинополе, когда он пребывал здесь в качестве заложника, неизвестно. Но если таким местом мог быть упомянутый все тем же Хониатом Иоанницкий дом, то, разумеется, что к моменту поселения в нем Калояна он едва ли мог быть женским монастырем или резиденцией дочери Исаака.

У нас есть и другие основания полагать, что пребывание в монашестве старшей дочери Исаака II не было пожизненным. В синодике кафедрального собора г. Шпейера, который на протяжении нескольких веков являлся усыпальницей германских королей и где нашли свое упокоение Филипп Швабский и его жена Ирина (младшая дочь Исаака II от первого брака), среди греческих родственников последней значатся ее отец, мать, сестра и брат.14 Упомянутой в синодике сестрой королевы Ирины (фигурирующей здесь под именем Марии) могла быть только ее родная сестра — старшая дочь Исаака, в детском возрасте отправленная им в монастырь.15 Однако, вопреки ожиданию, в церковном синодике она поминается без указания монашеского чина, то есть как светское лицо.16

Примечания

1. Оригинальный текст этого сообщения см.: Nicetae Choniatae Historia. P. 419.

2. Никита Хониат. История... Т. II. С. 85.

3. См.: Janin R. La géographie ecclésiastique de l'Empire Byzantin. Première partie: Le siège de Constantinople et le patriarcat oecuménique. T. III: Les églises et les monastères. Paris, 1969. P. 263.

4. Herrin J. Changing Functions of Monasteries for Women during Byzantine Iconoclasm // Byzantine Women: Varieties of Experience 800—1200 / Ed. by L. Garland. Aldershot; Burlington, 2006. P. 3—4.

5. Huxley G. Women in Byzantine Iconoclasm // Les femmes et le monachisme byzantin. Women and Byzantine Monasticism. Proceedings of the Athens Symposium, 28—29 March 1988. Athens, 1988. P. 12.

6. Herrin J. Changing Functions of Monasteries for Women during Byzantine Iconoclasm. P. 11.

7. Brand Ch.M. Byzantium confronts the West. 1180—1204. Cambridge, 1968. P. 127, 130, 133; Andrea A.J. Contemporary sources for the fourth crusade. Leiden; Boston; Köln, 2000. P. 160, 255.

8. См.: Божилов И. Фамилията на Асеневци (1186—1460). Генеалогия и Просопография. София, 1985. С. 43 и сл.; Андреев И. Българските ханове и царе VII—XIV век: историко-хронологичен справочник. София, 1988. С. 112 и сл.

9. Guilland R. Byzance et les Balkans, sous le règne d'Isaac II Ange (1185—1195) // Actes du XIIe Congrès International d'études byzantines. T. II. Beograd, 1964. P. 131; Brand Ch.M. Byzantium confronts the West. P. 92, 338; Dieten J.L., van. Niketas Choniates. S. 140.

10. Никита Хониат. История... Т. II. С. 58, 165—166.

11. Dieten J.L., van. Niketas Choniates. S. 131 f.

12. Nicetae Choniatae Orationes et Epistulae / Rec. I. A. van Dieten. Berolini; Novi Eboraci, 1972. P. 229.

13. Dieten J.L., van. Niketas Choniates. S. 59, 131—133 Об этих событиях упоминает также в одной из своих речей сардский митрополит Никифор Хрисоверг: Nikephoros Chrysoberges. Ad Angelas orationes tres / Ed. M. Treu. Breslau, 1892. P. 16—19, 21, 27.

14. Kalendarium necrologicum canonicorum spirensium recentius // Fontes rerum Germanicarum. T. IV. Stuttgart, 1868. P. 323—325.

15. Hiestand R. Die erste Ehe Isaaks II. Angelos... S. 204.

16. Составители синодика едва ли могли проигнорировать факт монашества сестры королевы Ирины-Марии. Во всяком случае, о монашеском чине других лиц, погребенных в Шпейерском соборе, или их родственников в синодике сделаны специальные упоминания. См.: Kalendarium necrologicum canonicorum spirensium recentius. P. 317—327.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика