Александр Невский
 

Письменные послания князей в традициях древнерусского посольского обычая

Отвергая проект Романа как подделку, созданную самим Татищевым, А.П. Толочко обнаруживает среди его, так сказать, «родовых пятен» и такое: рожденный в середине XVIII в., этот проект будто бы «ориентирован на административную культуру, совершенно отличающуюся от средневековой». Новейший исследователь открывает в проекте Романа «весьма развитую традицию работы с письменными документами (проект, поправки, сведение их в окончательный текст)».1

Сразу скажем, что в приведенной характеристике содержатся явные искажения реального содержания татищевского известия, которые, по замыслу Толочко, вероятно, и должны были создать ощущение «административной культуры», открытой им в действиях древнерусского князя. Никакой специальной процедуры внесения поправок, а тем более сведение их воедино и поэтапную выработку окончательного текста проект Романа, разумеется, не предусматривал. Все это, как и рассуждения о «развитой бюрократической иерархии», стоящей будто бы за разработкой и выдвижением проекта и умеющей «передавать такого рода документы с одного уровня компетенции на другой», — лишь предположения, основанные на слишком вольных и субъективных интерпретациях.

Если же обратиться к объективным историческим данным, то в дипломатической практике Древней Руси, особенно в период XII—XIII вв., мы действительно можем констатировать «развитую традицию работы с письменными документами», которая, разумеется, не имеет ничего общего ни с «административной культурой», ни тем более с «бюрократической иерархией» нового времени.

Изучая историю дипломатических отношений и прежде всего факты посольских обменов и переговоров между князьями Древней Руси, большинство современных историков и филологов приходят к вполне однозначному выводу: князья обменивались письменными посланиями, звучащими на страницах летописей как прямая речь. Документы княжеской дипломатической переписки были доступны придворным летописцам, пользовавшимся княжескими архивами, дословно или в пересказе включавшим содержание дипломатических посланий, как и некоторых других княжеских грамот, в текст летописи.2

Нет никаких оснований сомневаться в том, что проект «доброго порядка» был разработан и представлен Романом в виде письменного документа и в таком именно виде был рассмотрен и отклонен другими князьями. Иначе и быть не могло, ведь проект был оформлен как послание, адресованное сразу нескольким князьям, правителям удаленных друг от друга земель. По верному предположению О.А. Купчинского, «канцелярия князя Романа Мстиславича должна была рассылать (не менее шести экземпляров) обращения князьям в разные концы Руси, а именно во Владимир, Чернигов, Галич, Смоленск, Полоцк, Рязань».3

Примечания

1. Толочко А.П. «История Российская» Василия Татищева... С. 293.

2. См.: Рыбаков Б.А. 1) Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. М., 1963. С. 316—336; 2) Русские летописцы и автор «Слова о полку Игореве». М., 1972. С. 146; Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 40—41, 156—157, 163—164, 169—170, 171—177, 180—181, 184, 242, 253, 260; Юрасовский А.В. Грамоты XI — середины XIV в. в составе русских летописей // ИСССР. 1982. № 4; Франчук В.Ю. 1) Киевская летопись: Состав и источники в лингвистическом освещении. Киев, 1986. С. 109—154; 2) Пряма мова в Галицько-Волинському літописі // А сє его сребро: 3б. праць на пошану чл.-кор. НАН України М.Ф. Котляра з нагоди його 70-річчя. Київ, 2002; Котляр Н.Ф. Дипломатия Южной Руси. С. 6—7, 291—297; Купчинський О. Акти та документа Галицько-Волинського князівства XIII — першої половини XIV століть. Дослідження. Тексти. Львів, 2004. С. 207—228.

3. Купчинський О. Акти та документи Галицько-Волинського князівства... С. 421.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика