Александр Невский
 

На правах рекламы:

Стим аккаунт купить — купить по низкой цене! Поиск и сравнение цен (steamplay.ru)

Аренда катера без капитана крым — и комфортабельные катера в аренду по выгодным ценам (катербезкапитана.рф)

Поисковое создание сайтов Воронеж — Простой онлайн-конструктор сайтов (esdirect.ru)

Роль ордена цистерцианцев

Следует также отметить, что составитель хроники аббатства Трех Источников монах Альбрик принадлежал к одному из ведущих монастырей ордена цистерцианцив. Монастырь был создан в начале XII в. и стал седьмым по времени основания аббатством ордена. В течение XII — первой половины XIII вв. монастырь, как и орден в целом, проводил активную миссионерскую деятельность и стал основателем десяти новых аббатств, в том числе на территории Венгрии и Хорватии. При этом, кроме властей Франции, монастырь пользовался благосклонностью правителей Священной империи из династии Штауфенов, особенно короля Филиппа Швабского и императора Фридриха II.1

Во время своего расцвета, пришедшегося на вторую половину XII — первую половину XIII вв., орден цистерцианцев по богатству и влиятельности занимал едва ли не первое место среди всех католических орденов. Настойчивая цистерцианская проповедь пуританской морали производила большое впечатление на современников, оказав значительное влияние на развитие системы образования и воспитания, а также на искусство и право. Орден развернул масштабное строительство, распространяя свое влияние через сеть собственных монастырей, и успешно занимался хозяйственной деятельностью. В начале XIII в. ему принадлежало уже около двух тысяч монастырей во Франции, Германии, Англии, Скандинавии, Испании, Италии, Венгрии и Греции.2

Члены ордена были постоянными участниками церковных соборов и конгрегаций по всей Европе, что способствовало обмену между ними новостями и информацией о важнейших событиях не только церковной, но и политической жизни. Особенно это касается времен Четвертого Крестового похода, в организации и осуществлении которого орден играл весьма заметную роль.3

Прочные позиции орден имел в Германии: влияние идеологии цистерцианцев в конце XII — начале XIII вв. испытал даже имперский придворный церемониал.4 Для нашего исследования имеет значение следующий факт. Одними из главных центров влияния ордена в немецких землях были Саксония и Брауншвейг.5 Во время борьбы за власть Филиппа Штауфена с Оттоном IV эти земли составляли важнейший оплот Вельфов, и именно в Саксонию был направлен поход Романа Мстиславича.

Итак, саксонские цистерцианцы (как и орденская братия вообще) в силу своей вовлеченности в дела международной политики могли знать о враждебных намерениях в отношении Саксонии русского князя. Во всяком случае, не является случайным крайне негативное отношение к нему Хроники Альбрика — цистерцианца с берегов Марны, изображающего Романа как врага церкви (чего нет, кстати сказать, в польских источниках).

Ил. 29. Герб ордена цистерцианцев в средние века. Реконструкция Петра Яворского

Нельзя согласиться с теми исследователями, которые подвергают сомнению сообщение Хроники Альбрика о походе Романа Мстиславича на том основании, что оно «несет достаточно тенденциозную нагрузку». «Древнерусский князь, — замечает А.Б. Головко, — изображается в ней как "мнимый христианин", которому хронистом приписывается стремление совершить тягчайшее преступление — разрушение христианских храмов».6

Такой довод не учитывает политической направленности хроники, автором которой был цистерцианский монах, оценивавший события 1205 г. прежде всего с точки зрения Римской церкви, которая (в лице папы Иннокентия III) поддерживала тогда Вельфов. Таким образом, негативное отношение французского хрониста к личности Романа Мстиславича, действовавшего на стороне Штауфенов, свидетельствует скорее в пользу достоверности сообщения о его походе в Саксонию, ибо соответствует расстановке политических сил и взглядам участников событий того времени.

Что же касается обвинения Альбриком русского князя в намерении разрушить христианские церкви, то оно также не дает никаких оснований для сомнений в достоверности сообщения о походе в Саксонию.7 Подобные обвинения из уст средневековых церковных писателей — не более как обычный чисто литературный прием, стилистический оборот, который, строго говоря, нельзя рассматривать как свидетельство о реальных исторических событиях. К таким средствам церковные авторы прибегали, изображая враждебные действия своих политических соперников.

В качестве примера приведем еще один из эпизодов борьбы Штауфенов с Вельфами, относящийся к 30-м гг. XII в. Во время противостояния со швабским герцогом Фридрихом II (отцом будущего императора Фридриха I Барбароссы) немецкий король и впоследствии император Лотарь III (союзник Вельфов) с помощью чешских войск совершил нападение и разграбил город Аугсбург, признававший власть Фридриха II. В письме к бамбергскому епископу Оттону, датированном сентябрем 1132 г., аугсбургский епископ Герман, рисует действия короля и его союзников как антихристианский поступок, направленный исключительно против церкви:

...привел (король Лотарь. — А.М.) на церковь Христову врагов Христовых, людей бесчеловечных, язычников, а именно богемцев и половцев, именуемых в просторечии фальвами (Valwen), которые, как всем хорошо известно, есть и всегда были гонителями Христа и церкви.8

В действительности же речь шла лишь об обычной политической борьбе. Более нейтральный источник — Вышеградское продолжение Хроники Козьмы Пражского — представляет дело совсем в ином свете. Ничего не говоря ни о половцах, ни о каких-либо других язычников, эта хроника сообщает о действиях чешского отряда, предоставленного князем Собеславом I королю Лотарю для сопровождения его в коронационном походе в Рим.9 Таким образом, цель похода никоим образом не была связана с антицерковными мероприятиями; наоборот, своими действиями Лотарь и его союзники пытались тогда добиться благосклонности римского папы.

Примечания

1. Dimier A. Trois-Fontaines abbaye cistercienne // Mémoires de la Société d'Agriculture, Commerce, Sciences et Arts de la Marne. T. 80. Châlons-sur-Marne, 1965; Billot S. Trois-Fontaines, fille aînée de Clairvaux: étude et édition du chartrier (1118—1231). Paris, 1997 (Thèse de l'Ecole nationale des Chartes); Vilain G. Trois-Fontaines, première fille de Clairvaux // Dossiers d'Archéologie. Nr. 234.1998. Juin-juillet.

2. Lekai L. Geschichte und Wirken der Weißen Mönche: der Orden der Cistercienser. Köln, 1958; Pötschke D. Geschichte und Recht der Zisterzienser. Berlin, 1997. См. также: Sommerfeldt J.R. Studies in medieval Cistercian history. Kalamazoo, Mich, 1976; Truth as gift: studies in medieval Cistercian history in honor of J.R. Sommerfeldt. Kalamazoo, Mich, 2004.

3. Brown E.A.R. The Cistercians in the Latin Empire of Constantinople and Greece, 1204—1276 // Traditio. Institute of Research and Study in Medieval Canon Law. Vol. 14. New York, 1958; Andrea A.J. Cistercian Accounts of the Fourth Crusade Were They Anti-Venetian? // Analecta Cisterciensia. Vol. 43. Roma, 1987; Richard J. The Establishment of the Latin Church in the Empire of Constantinople (12041227) // Latins and Greeks in the Eastern Mediterranean After 1204 / Ed. B. Arbel, B. Hamilton, D. Jacoby. London, 1989. P. 52, 55, 60.

4. Staab F. Reichszeremoniell und Zisterzienseraskese. Begegnungen auf dem Trifels unter Heinrich VI. und Philipp von Schwaben // Burg und Kirche zur Stauferzeit. Akten der 1. Landauer Staufertagung 1997 / Hrsg. von V Herzner und J. Krüger. Regensburg, 2001. S. 31—46.

5. О немецких опорных пунктах ордена и их общественно-политическом и культурном влиянии см.: Winter F. Die Zisterzienser des nordöstlichen Deutschlands. Aalen, 1966; Knefelkamp U. Zisterzienser. Berlin, 2001; Eberl I. Die Zisterzienser. Geschichte eines europäischen Ordens. Stuttgart, 2002; Hauschild S. Das Paradies auf Erden. Die Gärten der Zisterzienser, Ostfildern, 2007.

6. Головко О. Русь і руські князівства на сторінках польських наративних джерел // Terra cossacorum: Студії з давньої і нової історії України: Наук. зб. на пошану професора Валерія Степанкова. Київ, 2007. С. 374.

7. Подобные намерения Романа подтверждаются данными других источников и отвечают его враждебному отношению к католической церкви, проявившемуся после захвата Константинополя крестоносцами в 1204 г., см. об этом в главе 13 настоящей работы.

8. CDERB / Ed. G. Friedrich. T. I. Pragae, 1904. P. 127.

9. Canonici Wissegradensis continuatio Cosmae / Ed. R. Köpke // MGH. SS. T. IX. Hannoveriae, 1851. P. 138.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика