Александр Невский
 

Хроника Альбрика о внешнеполитических связях Штауфенов

По мнению А.Б. Головко, склонного отвергать сообщение Хроники Альбрика как не заслуживающее доверия, «большой интерес историков к свидетельству французского хрониста о Романе Мстиславиче вызван во многом экзотичностью для Руси источника подобного происхождения».1 На наш взгляд, такое предположение основывается на недооценке значения хроники как источника, освещающего события, связанные именно с обстоятельствами Четвертого Крестового похода и его времени.

Наряду с выходцами из немецких земель, главными участниками этого общеевропейского события были также французские и итальянские «пилигримы». Именно Франция стала страной, где призыв папы Иннокентия III к новому крестовому походу нашел наибольшее число сторонников среди рыцарей и духовенства.2 Более того, эпицентром событий, связанных с мобилизацией сил и подготовкой к походу, была Шампань, откуда происходило подавляющее большинство французских рыцарей, принявших в нем участие, которых возглавляли сначала граф шампанский Тибо, а после его смерти — шампанский маршал Жоффруа де Виллардуэн.3

Ил. 26. Византийский император Алексей IV Ангел. Миниатюра из Моденского списка «Хроники» Иоанна Зонары. XV в. Biblioteca Estense Universitaria (Модена, Италия)

Напомним, что монастырь Трех Источников, где в 30-е гг. XIII в. начал писать свою хронику монах Альбрик, был расположен именно в Шампани. Сюда вернулись многочисленные участники крестового похода, в том числе и его руководители, которые, по мнению исследователей, стали главными информаторами Альбрика, обеспечив его уникальными сведениями о некоторых событиях времен похода, которые нельзя найти в других источниках.4

Вот почему Альбрик обнаруживает «прекрасную осведомленность» именно в рассказах о времени Четвертого Крестового похода, неоднократно отмечаемую исследователями хроники.5 Это касается не только деталей самого похода (например, французский хронист приводит наиболее полное и точное описание маршрута передвижения войск крестоносцев к Задару и далее к Константинополю), но и внешнеполитических обстоятельств, которые влияли на его осуществление. Так, Альбрик сообщает о дворцовом перевороте 1195 г. в Константинополе, в результате которого был свергнут и заключен в тюрьму император Исаак II, а также о побеге его сына Алексея к немецкому королю Филиппу. Под 1202 г. в хронике читаем:

С помощью какого-то надзирателя Алексей избежал из смертных, бежал к Филиппу, герцогу Швабскому и королю Германии, и спрятался у него, так как женой этого самого Филиппа была сестра Алексея. Поэтому, когда франкские паломники осадили Задар под предводительством венецианцев <...> воспользовавшись советом упомянутого короля Филиппа, Алексей послал к ним обращение <...> И многими мольбами и обещаниями изобразил дело свое каким образом: если они вернут ему трон императора, то он соберет достаточно провианта, кораблей и всего необходимого для освобождения Святой Земли.6

Важным для нашего исследования представляется следующий факт: Альбрик хорошо осознавал, что одним из центров подготовки и руководства Четвертым Крестовым походом был двор Штауфенов, который во время описываемых событий вообще превратился в ведущий центр европейской политики и дипломатии. Король Филипп решительно вмешался во внутренние дела Византии, предоставив поддержку своим низложенным родственникам.7 В значительной степени благодаря усилиям Штауфенов Четвертый Крестовый поход изменил свое направление и цели и вместо Египта был направлен в Константинополь.8

Филиппу удалось также добиться того, что новым главнокомандующим войсками крестоносцев стал еще один его родственник и единомышленник — итальянский маркиз Бонифаций Монферратский, сменивший внезапно умершего в мае 1201 г. графа Тибо Шампанского.9 В тайные планы Филиппа был посвящен его главный союзник в Западной Европе французский король Филипп II Август, которому Штауфен в свою очередь оказывал поддержку в борьбе с английским королем Иоанном Безземельным за возвращение из-под власти Англии французских земель. Под давлением Филиппа Августа французские бароны должны были согласиться с кандидатурой Бонифация.10

Следовательно, ко двору Штауфенов в начале XIII в. сходились многие тайные нити европейской политики и король Филипп оказывал влияние на определение и изменение ее важнейших направлений. Эти нити тянулись как на запад, так и на восток и юг Европы, поскольку основной целью немецкого короля стала Византия, а главными союзниками в ее осуществлении — Франция, а также Венеция.

Примечания

1. Головко О.Б. 1) Князь Роман Мстиславич та його доба. С. 177; 2) Русь і руські князівства на сторінках польських наративних джерел. С. 374.

2. См.: Angold M. The fourth crusade: event and context. Harlow; New York, 2003; Phillips J. The Fourth Crusade and the sack of Constantinople. London; New York, 2004.

3. См.: Жоффруа де Виллардуэн. Завоевание Константинополя / Пер. ст. и комм. М.А. Заборова. М., 1993. С. 5—7, 12—14 и др.

4. Andrea A.J. Contemporary sources for the fourth crusade. P. 265—276.

5. Brand Ch.M. Byzantium confronts the West. 1180—1204. Cambridge, 1968. P. 287; Grandsen A. Historical Writing in England. London, 1974. P. 329.

6. Albrici monachi Triumfontium Chronikon. P. 881.

7. Norwich J.J. Byzanz. Der Aufstieg des oströmischen Reiches. Bd. III. Gamburg; Düsseldorf; München, 1993. S. 186—222.

8. См.: Васильев А.А. История Византийской империи. От начала Крестовых походов до падения Константинополя. СПб., 1998. С. 86, 101—102, 104—105 и др.; Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. М., 1980. Гл. 5, 6.

9. Runciman S. Geschichte der Kreuzzüge. München, 1978. S. 866—898; Csendes P. Philipp von Schwaben. Ein Staufer im Kampf um die Macht. 2003. S. 28, 121, 134.

10. См.: Waas A. Geschichte der Kreuzzüge. Bd. II. Freiburg, 1956. S. 33 ff.; Заборов М.А. Крестоносцы на Востоке. Гл. 5.6.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика