Александр Невский
 

Экуменические процессы середины XIII в. и борьба никейских правителей за возвращение Константинополя

Следует, однако, учитывать, что переговоры о коронации Даниила и унии с Римом разворачивались на фоне более широких церковно-политических процессов, сопровождавшихся постоянными контактами между Никеей и папским престолом во второй половине 1240 — середине 1250-х гг. На данное обстоятельство в свое время справедливо обращал внимание В.Т. Пашуто.1 Недавно этот вопрос был вновь поднят Б.Н. Флорей.2

Тем не менее в большинстве работ по истории взаимоотношений Западной и Восточной церквей, написанных в особенности зарубежными исследователями, участие галицко-волынского князя в экуменических процессах середины XIII в. остается незамеченным, а иногда даже отрицается.3

Не подлежит сомнению, что в Галицко-Волынской Руси хорошо знали о контактах между Никеей и Римом по поводу возможного объединения церквей. Более того, из сообщения летописи следует, что эти контакты явились условием переговоров Даниила о принятии папской короны и заключении церковной унии. В летописном рассказе о коронации князя упоминается признание папой Иннокентием IV «греческой веры» и обещание созвать Вселенский собор для объединения церквей:

Некентии (Иннокентий IV. — А.М.) бо кльняше техъ, хоулящимъ вероу Грецкоую правоверноую, и хотящоу емоу сборъ творити о правои вере о воединеньи црькви.4

По мнению Б.Н. Флори, сведения о готовящемся объединении церквей поступили в Галицко-Волынскую Русь через Венгрию. Жена венгерского короля Белы IV была дочерью Никейского императора Феодора I Ласкаря. В середине 1240-х гг. она играла заметную роль в налаживании контактов папы с болгарским царем Коломаном І Асенем (1241—1246).5 Вероятно, как считает Флоря, при ее посредничестве в 1245 г. в Болгарию было доставлено послание папы, в котором он выражал готовность созвать Вселенский собор с участием греческого и болгарского духовенства для решения всех спорных вопросов.6

В нашем представлении, галицко-волынские князья могли поддерживать непосредственные контакты с никейскими правителями. Основанием для прямых отношений холмского двора с Никеей могли служить положение и родственные связи «великой княгини Романовой», дочери византийского императора Исаака II.7 Евфросиния Галицкая состояла в близком родстве с правящей в Никее династией Ласкарей и, очевидно, не могла оставаться в стороне от проводимой ими внешней политики, главной целью которой было возвращение Константинополя.

Никейский император Иоанн III Ватац (1222—1254) в отношениях с латинянами перешел к активным наступательным действиям. Важное значение имела его победа при Пиманионе в 1224 г., в результате которой Латинская империя лишилась всех своих владений в Азии. Затем Иоанном в короткое время были завоеваны острова Лесбос, Родос, Хиос, Самос и Кос, что существенно ослабило влияние Венеции в Эгейском море.8

Для продолжения наступательных действий Никейская империя нуждалась в военных союзниках. В 1230-х гг. таким союзником для нее на некоторое время стал болгарский царь Иван II Асень (1218—1241), при поддержке которого Ватацу удалось в 1234 г. захватить плацдарм во Фракии для последующего отвоевания византийских владений на Балканах.9

В конце 1230-х гг. новым союзником Ватаца стал германский император Фридрих II (1220—1250). Путь к союзу между ними открыла смерть латинского императора Иоанна де Бриенна (1229—1237), тестя Фридриха II, с которым последний поддерживал мирные отношения.10 В 1244 г. Ватац женился на дочери Фридриха Констанции, принявшей в Никее имя Анны.11

Фридрих II унаследовал представление об императорской власти как неограниченной, дарованной Богом власти римских императоров.12 В силу этого его отношение к созданной под эгидой папы Латинской империи было враждебным. Германский император стремился ликвидировать это государство как незаконное орудие папского влияния на Востоке.13

Опираясь на союз с германским императором и воспользовавшись ослаблением Болгарии после смерти Ивана II Асеня, Ватац продолжил завоевания на Балканах и к 1246 г. присоединил к своей державе территории в Северной Фракии и Македонии с городами Адрианополь и Фессалоники, а также часть Эпирского царства. Эти успехи привели к прекращению существования Фессалоникийской империи, правители которой не желали подчиняться власти Никеи.14

Альянс Фридриха с Ватацем представлял серьезную угрозу для апостольского престола. Объявляя о низложении императора на заседании Лионского собора 17 июля 1245 г., Иннокентий IV (1243—1254), указывал на многочисленные злодеяния Фридриха, уже дважды перед тем отлученного от церкви. Среди них, наряду с оскорблениями иерархов церкви, нерадением к церковному строительству и делам милосердия, личным аморальным поведением и организацией убийства ассасинами герцога Людвига Баварского, значился «нечестивый союз» с мусульманами и «греческими раскольниками». Последнее обвинение подразумевало брак дочери Фридриха с Ватацем.15

Понимая всю опасность союза германского и Никейского императоров, папа приложил немало стараний, чтобы посеять вражду между ними. С этой целью понтифик попытался склонить Ватаца к переговорам об унии с Римом в обмен на обещание вернуть грекам Константинополь.16

Ил. 199. Золотой гиперпирон Никейского императора Иоанна III Дуки Ватаца. Магнезия. Первая половина XIII в. Метрополитен-музей (Нью-Йорк, США)

В 1247 г. в Никею прибыл посол папы монах-минорит (францисканец) Лаврентий, встретившийся с патриархом Мануилом II (1244—1254) и сообщивший ему о желании Иннокентия IV совершить объединение церквей на выгодных для греков условиях.17 Брат Лаврентий входил в ближайшее окружение понтифика. Под 1251 г. его как своего друга упоминает фра Салимбене де Адам — монах-минорит из Пармы, автор обширной хроники, повествующей о политике папского престола и истории Италии середины XIII в. Через некоторое время по возвращении из Никеи Иннокентий IV сделал Лаврентия архиепископом Антивари.18 Примечательно, что Лаврентий сменил на этом посту другого минорита, Джованни дель Плано Карпини, занимавшего антиварийскую кафедру на рубеже 1240—1250-х гг.19

Власти Никеи охотно приняли предложение папы. После отвоевания в 1246 г. Фессалоник Ватац опасался ответных действий со стороны латинян. По свидетельству Матвея Парижского, в описываемое время латинский император Балдуин II (1228—1261) ездил во Францию и Англию, собирая крестоносцев для защиты Константинополя и возвращения отнятых Ватацем земель.20

Из Хроники Салимбене де Адама известно также, что в марте 1249 г. в Лион к папе прибыл Никейский посол монах Салимбен, владевший как греческим, так и латинским языками. Он привез письма от Ватаца и патриарха Мануила с просьбой прислать в Никею для дальнейших переговоров генерального министра ордена миноритов Иоанна Пармского, пользовавшегося непререкаемым моральным авторитетом как на Западе, так и на Востоке.21 28 мая 1249 г. датируются письма Иннокентия IV к Иоанну III Ватацу и патриарху Мануилу, которые папа отправил в Никею вместе с посольством Иоанна Пармского.22

После успешно проведенных переговоров в мае 1250 г. Иоанн прибыл в Рим в сопровождении ответного посольства, везшего письма от Ватаца и Мануила.23 Однако проследовать далее в Лион послы не смогли, так как были задержаны императором Фридрихом II, недовольным контактами Ватаца с папой. Никейское посольство достигло Лиона только в начале весны 1251 г.24

Ведение переговоров с папой для Ватаца отнюдь не подразумевало разрыва отношений с Фридрихом. Напротив того, Никейский император продолжал поддерживать своего тестя в его противостоянии с Иннокентием IV. В 1248 г. Ватац послал Фридриху большую сумму денег, а весной 1250 г. предоставил значительные военные силы.25

Смерть Фридриха II 13 декабря 1250 г. привела к коренному изменению расстановки политических сил в Европе. Преемник Фридриха, германский и сицилийский король Конрад IV (1250—1254), был враждебно настроен по отношению к никейскому императору. Разрыв между ними произошел после того, как Конрад изгнал из Италии семейство Ланчиа, родственников по матери императрицы Анны, супруги Иоанна III Ватаца, бежавших в Никею.26

В подобных условиях латинский император Балдуин II при поддержке папы вновь стал собирать силы для борьбы с Ватацем, отправившись на Запад вербовать крестоносцев. Одновременно папа разослал своих проповедников с призывом к походу против Никеи. Все это, а также угроза нашествия монголов, с которыми Рим поддерживал постоянные контакты, побудило Ватаца согласиться на возобновление переговоров об объединении церквей.27

Во второй половине 1253 г. Никейский император направил в Рим новое посольство в составе двух митрополитов. Георгия Кизикского и Андроника Сардского, а также игумена монастыря Аксейя Арсения Авториана, будущего константинопольского патриарха, предоставив послам самые широкие полномочия при обсуждении условий унии. Об этом посольстве упоминает Феодор Скутариот в своих примечаниях к «Истории» Георгия Акрополита.28

Из письма патриарха Мануила к папе Иннокентию IV, а также письма папы Александра IV к епископу Константину Орвието можно судить об условиях унии, выдвинутых никейскими представителями. Таковыми были: возвращение Константинополя, восстановление вселенского патриархата, отъезд из Константинополя латинского духовенства. Взамен Никейская сторона признавала главенство папы в церковных делах, его право созывать вселенские соборы и председательствовать на них, принимать присягу от православного духовенства; император брал на себя обязательство выполнять все указы папы, если они не противоречили священным канонам.29

Никейское посольство было задержано Конрадом IV и только в начале лета 1254 г. достигло Рима.30 Однако продолжение переговоров вскоре оказалось невозможным из-за смерти их главных участников: 3 ноября 1254 г. скончался император Иоанн III Ватац, а спустя месяц (7 декабря) — папа Иннокентий IV.

Новый Никейский император Феодор II Ласкарь (1254—1258) был воспитан в духе идей Аристотеля и видел назначение правителя прежде всего в служении своему народу (греческой нации), ради которого он должен идти на любые жертвы.31 Подобно Фридриху II, Феодор II ставил власть императора выше власти понтифика. Он предлагал новому папе Александру IV (1254—1261) возобновить переговоры об унии на основе принципов равенства церквей и главенства в них императора.32

Примечания

1. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950. С. 261—263.

2. Флоря Б.Н. У истоков религиозного раскола славянского мира (XIII век). СПб., 2004. С. 161 и сл.

3. См.: Norden W. Das Papsttum und Byzanz. Die Trennung der beiden Mächte und das Problem ihrer Wiedervereinigung bis zum Untergänge des byzantinischen Reiches, Berlin, 1903. S. 362.

4. ПСРЛ. Т. II. Стб. 827.

5. Флоря Б.Н. У истоков религиозного раскола... С. 162.

6. См.: Латински извори за българската история. Т. IV. София, 1981. С. 91.

7. См. часть IV настоящей работы.

8. См.: Angold M. A Byzantine government in exile: government and society under the Laskarids of Nicaea. 1204—1261. Oxford, 1975. P. 197 sq.

9. Подробнее см.: Жаворонков П.И. Никейско-болгарские отношения при Иване II Асене (1218—1241) // Византийские очерки: Труды советских ученых к XV Международному конгрессу византинистов / Отв. ред. 3. В. Удальцова. М., 1977.

10. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад (взаимоотношения с государствами Апеннинского полуострова и папством) // ВВ. Т. 36. М., 1974. С. 111.

11. Historia diplomatica Friderici Secundi: sive constitutiones, privilegia, mandata, instrumenta quae supersunt istius imperatoris et Aliorum ejus; accedunt epistolae paparum et documenta varia / Ed. A. Huillard-Bréholles. T. VI, pars I. Paris, 1861. P. 147; Matthaei Parisiensis, monachi Sancti Albani, Chronica majora / Ed. Н.R. Luard. T. IV (1240—1247). London, 1877. P. 299.

12. Васильев А.А. Латинское владычество на Востоке. 1207—1261. Пг., 1923. С. 28.

13. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад... С. 112.

14. См.: Bredenkamp Fr. The Byzantine Empire of Thessalonike (1224—1242). Thessalonike, 1995.

15. MGH. Legum sectio IV: Constitutiones et acta publica imperatorum et regum / Ed. L. Weiland. T. II. Hannoverae, 1897. P. 508—512. См также: Historia diplomatica Friderici Secundi... T. VI, pars I. P. 325; Annales Placentini Gibellini a. 1154—1284 / Ed. Ph. Jaffé // MGH. SS. T. XVIII. Hannoverae, 1863. P. 491.

16. Haller J. Das Papsttum: Idee und Wirklichkeit. Bd. IV. Stuttgart, 1953. S. 262.

17. Annales Minorum seu trium ordinum a S. Francisco institutorum auctore... / Ed. L. Wadding. T. III. Romae, 1732. P. 1247. Nr. 8—10.

18. Chronica fratris Salimbene de Adam / Ed. O. Holder-Egger // MGH. SS. T. XXXII. Hannoverae, 1913. P. 419. Русский перевод см.: Салимбене де Адам. Хроника/Пер. с лат.; Науч. ред. О.Ф. Кудрявцев. М., 2004. С. 484.

19. Джованни дель Плано Карпини. История монгалов; Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. М., 1957. С. 8.

20. Matthaei Parisiensis Historia Anglorum, sive, ut vulgo dicitur, Historia Minor. 1067—1253 / Ed. Fr. Madden. T. III (Rerum Britannicarum Medii Aevi Scriptores. T. XLIV). London, 1869. P. 24—25.

21. Chronica fratris Salimbene de Adam. P. 304—305, 321. Русский перевод см.: Салимбене де Адам. Хроника. С. 351—352.

22. Regesta Pontificum Romanorum inde ab A. post Christum natum MCXCVIII ad A. MCCCIV / Ed. A. Potthast. T. II. Berolini, 1875. Nr. 13385, 13386.

23. Chronica fratris Salimbene de Adam. P. 662.

24. Norden W. Das Papsttum und Byzanz. S. 325.

25. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад... С. 114.

26. Diehl Sh. Figures byzantines. T. II. Paris, 1908. P. 219—220.

27. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад... С. 114.

28. Георгий Акрополит. История / Пер., вступ. ст., коммент. и Прилож. П.И. Жаворонкова. М., 2005. С. 326. См. также: Angold M. A Byzantine government in exile... P. 82 sq.

29. Hofmann G. Patriarch von Nikaia Manuel II. an Papst Innozenz IV. // Orientalia Christiana Periodica. T. XIX. Roma, 1953. P. 67—70; Schillmann F. Zur byzantinischen Politik Alexandre IV. (1254—1261) // Römische Quartalschrift für christliche Altertumskunde und Kirchengeschichte. Bd. XXII. Freiburg, 1908. S. 115—119.

30. Norden W. Das Papsttum und Byzanz. S. 367.

31. Angelov D. Imperial ideology and political thought in Byzantium (1204—1330). Cambridge, 2007. P. 204 sq.

32. Жаворонков П.И. Никейская империя и Запад... С. 116.

 
© 2004—2022 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика