Александр Невский
 

Зальцбургский архиепископ Филипп фон Шпангайм на переговорах в Прессбурге

Однако уже в 1248 г. в отношениях галицко-волынских князей с римским папой наметилось охлаждение, а в 1249 г. наступает полный разрыв. Этот разрыв, как и новое сближение Романовичей с Римом в 1252—1253 гг., на наш взгляд, должны быть поставлены в связь с колебаниями международной конъюнктуры, складывавшейся по поводу борьбы за «австрийское наследство».

Иннокентий IV определенно не желал появления на берегах Дуная правителя, имевшего русское происхождение, но, вместе с тем, не прочь был использовать военную силу и наследственные права Романовичей для достижения собственных политических целей. Дав в 1247 г. русскому князю надежду на исполнение его амбициозных внешнеполитических планов, папа в то же самое время сделал все возможное, чтобы австрийский престол в итоге достался другому претенденту.

Именно в таком ключе, как нам кажется, следует понимать несколько сбивчивый и туманный рассказ Галицко-Волынской летописи о встрече в Прессбурге (о которой более подробно речь шла в предыдущей главе). Среди историков утвердился взгляд, что в состоявшихся тогда переговорах участвовали три стороны: галицко-волынский князь Даниил Романович, венгерский король Бела IV и германский император Фридрих II в лице своих послов.1 Однако такое понимание не отражает реальной сути интересующего нас события и требует пересмотра.

В описании переговоров галицкий летописец приводит имена послов германского императора, записанные, вероятно, со слов непосредственного участника встречи с русской стороны, передавшего эти имена в фонетической форме, весьма отдаленно соответствующей оригиналу:

Бе бо имена посламъ: воевода цесаревъ, и пискоупъ Жалошь Поурьскыи, рекомыи Сольскыи, и Гарихъ Пороуньскыи, и Отагаре теньникъ Петовьскыи.2

В литературе была сделана только одна попытка объяснить, чьи имена приводит здесь летописец. По мнению И.И. Шараневича, немецкими послами были не названный по имени имперский наместник (в Австрии или Штирии), а также зальцбургский архиепископ. Последним в описываемое время мог быть только Филипп фон Шпангайм. Двух оставшихся послов можно идентифицировать как министериалов зальцбургского архиепископа — Генриха фон Брунне и Хартнида фон Петтау или, вероятнее, сына Хартнида Оттона.3

Похоже, что главной фигурой на переговорах с немецкой стороны был зальцбургский архиепископ, сопровождаемый двумя министериалами. Летописное «Жалошь Поурьскыи» и комментарий к нему «рекомыи Сольскыи» не оставляют сомнений, что в данном случае речь идет именно о зальцбургском иерархе, поскольку Зальцбург в дословном русском переводе — Соляной город или Сольск. Личность «воеводы цесаря», то есть имперского наместника, значащегося в летописном перечне первым, точно идентифицировать невозможно: им мог быть либо назначенный Фридрихом II в 1247 г. Оттон фон Эберштейн,4 либо один из двух сменивших его летом 1248 г. новых наместников — граф горицкий Майнгард III (наместник Штирии и Крайны) или баварский герцог Оттон II (наместник Австрии).5 Филипп фон Шпангайм (✝ 22.07.1279) был младшим сыном герцога Каринтии Бернгарда II и Юдиты, дочери чешского короля Пржемысла I Оттокара. В 1247—1257 гг. Филипп занимал архиепископскую кафедру в Зальцбурге, в 1254—1279 гг. был графом Лебенау и номинальным герцогом Каринтии, в 1269—1271 гг. — аквилейским патриархом.6

В отличие от «воеводы цесаря» (имперского наместника), зальцбургский архиепископ на переговорах в Прессбурге едва ли мог представлять сторону императора Фридриха II. На последнем заседании Лионского собора папа Иннокентий IV объявил о низложении императора Фридриха как еретика, дважды ранее отлученного от церкви. Изданная 17 июля 1245 г. специальная папская булла освобождала всех подданных императора от данной ему присяги верности.7 Подобное событие происходило впервые за всю историю взаимоотношений пап с правителями империи (во время борьбы за инвеституру Григорий VII низложил Генриха IV, когда он еще только готовился стать императором).8

Решение папы, выраженное от лица церковного собора, несомненно, ослабило позиции Фридриха II. Уже летом 1245 г. венгерский король Бела IV попросил папу освободить его от обета верности, данного императору.9 От Фридриха отступились некоторые его сторонники в Германии и Австрии, особенно в среде высшего духовенства. Имеющиеся у нас данные показывают, что зальцбургского архиепископа следует относить к числу противников императора, принявших сторону папы.

В конце 1247 г. Иннокентий IV изменил свое прежнее негативное отношение к Филиппу фон Шпангайму, избранному на зальцбургскую кафедру против его воли, и утвердил Филиппа в сане архиепископа. Решение папы, несомненно, явилось следствием перехода Шпангайма на его сторону.10 В 1248 г. Филипп действовал уже как решительный сторонник Иннокентия IV: он заключил в тюрьму нескольких участников посольства австрийской знати, ездивших к Фридриху II в Италию с просьбой назначить наместников в Австрию и Штирию.11 В январе 1249 г. архиепископ Филипп по поручению папы организовал в Мюльдорфе съезд австрийского духовенства, потребовавшего от имперского наместника в Австрии Оттона Баварского прекратить отношения с императором под угрозой церковного наказания.12

На переговоры в Прессбург зальцбургский архиепископ прибыл, вероятнее всего, по поручению папы и представлял там интересы австрийской герцогини Гертруды Бабенберг, опекуном которой он был назначен Иннокентием IV в начале 1248 г.13 Задачей Филиппа было добиться от других участников переговоров — имперского наместника в Австрии, венгерского короля и галицко-волынского князя — признания новым герцогом Австрии и Штирии Германа Баденского, определенного папой в мужья Гертруде.

Ил. 197. Печать зальцбургского архиепископа Филиппа фон Шпангайма. 1247—1257 гг. Музей кафедрального собора (Зальцбург, Австрия)

Таким образом, на переговорах в Прессбурге, помимо трех вышеназванных участников, действовал и четвертый. Им был зальцбургский архиепископ Филипп, который возглавлял особую делегацию, представлявшую интересы апостольского престола. Именно архиепископ Филипп в отличие от безымянного и невыразительного «воеводы цесаря» сыграл главную роль на переговорах, добившись в итоге выгодного для себя результата.

О нешуточном накале страстей, разгоревшихся во время переговоров, свидетельствует ряд весьма характерных деталей летописного повествования. Даниил Романович шел на встречу в Прессбург, как на битву («исполчи вся люди свое»), прибыл в сопровождении многочисленного и хорошо вооруженного отряда, взяв с собой даже союзных татар, чей грозный вид произвел сильное впечатление на других участников («Немьци же дивящеся ороужью Татарьскомоу»).14

Усилия Даниила, может быть, привели к получению каких-то новых заверений относительно его прав на «австрийское наследство» и обещаний их осуществления в будущем. Учитывая сближение Романовичей с Иннокентием IV в 1246—1247 гг., а также ослабление позиций Фридриха II после Лионского собора, можно предположить, что вслед за своим главным союзником в борьбе за Австрию, венгерским королем Белой IV, Даниил Романович во время прессбургских переговоров принял сторону папы, поверив обещаниям его представителя. Близостью достижения заветной цели, вероятно, объясняется общий оптимистический настрой княжеского летописца, завершившего свой рассказ о встрече в Прессбурге сообщением о некой «чести», которой в итоге удостоился Даниил («честь творяшеть емоу»).15

Дальнейшие события показали, что заверения папы носили лишь декларативный характер, в действительности же Даниил был устранен от какого-либо участия в разделе наследия Бабенбергов. Вся власть над Австрией и Штирией досталась ставленнику Иннокентия IV Герману Баденскому. В начале осени 1249 г. борьба за Австрию закончилась в его пользу. Первые документы Германа в качестве нового герцога Австрии и Штирии были изданы в августе—сентябре 1249 г. (30 августа в Кремсе, 16 сентября в Винер Нойштадте и 21 сентября в Вене).16

Крушение планов Романовичей относительно Австрии тотчас же отразилось на взаимоотношениях Даниила с папским престолом. Исследователи в один голос говорят о наступившем около 1248—1249 гг. охлаждении и полном прекращении контактов галицко-волынских князей с Иннокентием IV,17 а также о последовавшем в 1250—1252 гг. периоде «обоюдного молчания» между Римом и холмским двором.18

Открытая конфронтация Даниила Галицкого с папой произошла в 1249 г., когда русский князь, по сообщению Яна Длугоша, «оставил sine honore» (то есть без чести) явившегося к нему епископа, назначенного курией в качестве архиепископа Руси. Длугош, по-видимому, колебался в том, кем был этот последний, видя в нем то арманацкого епископа Войцеха, то называя его Адальбертом.19

Возможно, в данном известии речь идет об изгнании из Руси епископа Альберта Суербеера. В качестве «легата апостольского престола архиепископа Пруссии, Ливонии и Эстонии» он не раз упоминается в папских буллах. В сентябре 1247 г. Иннокентий IV поручил Альберту «привести короля, духовенство и вельмож русских в соединение с католической церковью». Папа просил Альберта самолично отправиться на Русь, чтобы «привести к церковному единению короля, архиепископов, епископов и других знатных его королевства, после того как они полностью отрекутся от схизмы».20

Сведения Длугоша согласуются с сообщением Галицко-Волынской летописи о первом отказе Даниила Романовича принять папскую корону, доставленную к нему двумя легатами-епископами («пискупа Береньского и Каменецького»).21 Это событие, по всей видимости, должно быть отнесено к концу 1248—1249 гг.

Примечания

1. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 255.

2. ПСРЛ. Т. II. Стб. 814.

3. Szaranewicz І. Die Hypatios-Chronik, als Quellen Beitrag zur österreichischen Geschichte. Lemberg, 1872. S. 60, 126—127, Anm. 326.

4. Continuatu) Sancrucensis II. а. 1234—1266 / Ed. W. Wattenbach // MGH. SS. T. IX. Hannoverae, 1851. P. 642.

5. Continuatio Garstensis a. 1182—1257 / Ed. W. Wattenbach // Ibid. P. 598.

6. См.: Dopsch H., Brunner K., Weltin M. Österreichische Geschichte. 1122—1278. Die Länder und das Reich: der Ostalpenraum im Hochmittelalter. Wien, 1999. S. 369 f., 451.

7. MGH. Legum sectio IV: Constitutiones et acta publica imperatorum et regum / Ed. L. Weiland. T. II. Hannoverae, 1897. P. 508—512.

8. Подробнее см.: Folz A. Kaiser Friedrich II und Papst Innocenz IV: Ihr Kampf in den Jahren 1244 und 1245. Straßburg, 1905. См. также: Kempf F. Die Absetzung Friedrichs II im Lichte der Kanonistik // Probleme um Friedrich II. / Hrsg. J. Fleckenstein. Sigmaringen, 1974 (Vorträge und Forschungen. Bd. 16).

9. CDH / Ed. G. Fejér. T. IV, pars 1. Budae, 1829. P. 374—375. См. также: Pauler Gy. A magyar nemzet története az Árpádházi királyok alatt. T. II. Budapest, 1893. O. 266.

10. Annales sancti Rudberti Salisburgenses a. 1—1286 / Ed. W. Wattenbach // MGH. SS. T. IX. P. 789.

11. Continuatio Garstensis. P. 598.

12. Annales Sancti Rudberti Salisburgenses. P. 790.

13. Regesta Pontificum Romanorum... T. II. Nr. 12816.

14. ПСРЛ. Т. II. Стб. 814.

15. Там же. Стб. 815.

16. Urkundenbuch zur Geschichte der Babenberger in Österreich / Hrsg. H. Fichtenau und E. Zöllner. Bd. II: Die Siegelurkunden der Babenberger und ihrer Nachkommen von 1216 bis 1279. Wien, 1955. Nr. 449, 451—452. См. также: Hausmann Fr. Keiser Friedrich II. und Österreich // Probleme um Friedrich II. / Hrsg. von J. Fleckenstein. Sigmaringen, 1974 (Vorträge und Forschungen. Bd. 16). S. 300.

17. Грушевський М.С. Історія України—Руси. Т. III. С. 71—72; Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 254; Рамм Б.Я. Папство и Русь... С. 159; Котляр Н.Ф. Комментарий. С. 292—293.

18. Чубатий М. Історія християнства на Руси-Україні. Т. I. С. 631—632; Паславський І. Коронація Данила Галицького... С. 60.

19. Jana Długosza Roczniki czyli Kroniki Sławnego Królewstwa Polskiego. Ks. 7—8. Warszawa, 1973. S. 85.

20. Regesta Pontificum Romanorum... Т. II. Nr. 12686.

21. ПСРЛ. Т. II. Стб. 826—827. Обзор мнений историков относительно личностей епископов «Береньского» и «Каменецького» см.: Котляр Н.Ф. Комментарий. С. 293.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика