Александр Невский
 

Даниил Романович, герцог Фридрих Воинственный и император Фридрих II

Можно предполагать, что между германским императором и русским королем была заключена какая-то сделка: король получал от императора деньги за оказание ему неких важных услуг. О важности сделки для Фридриха свидетельствует не только размер выплаченного вознаграждения, но также чрезвычайный характер мер по изысканию требуемой суммы. Помимо гарантий возврата полученных денег, Фридрих обязался передать своему кредитору в держание и в узуфрукт один из имперских городов в Австрии. Такая мера, несомненно, повышала социальный статус купца Генриха Бревно, ставила его в ряд с владетельными феодалами, вассалами императора.

Указания источника о том, что деньги были переданы послам русского короля во время пребывания в Вене германского императора, относит интересующее нас событие к началу 1237 г.

Упомянутым в документе «королем Руси» в это время мог быть только Даниил Романович, специально прибывший в Австрию для участия в конфликте герцога Фридриха Бабенберга с императором Фридрихом II. К такому же выводу пришли в свое время Й. Фиккер и Э. Винкельманн.1 Подобного взгляда придерживаются К. Лорманн и Ф. Опль, допуская, что упомянутым в грамоте королем, помимо Даниила Галицкого, мог быть также владимиро-суздальский князь Юрий Всеволодович (Георгий II).2 Однако причастность последнего к событиям начала 1237 г. в Вене ничем не подтверждена.

Сопоставляя сведения, содержащиеся в мандате Фридриха II от 15 января 1240 г., с известием Галицко-Волынской летописи о выступлении Романовичей в поддержку герцога Фридриха Воинственного против германского императора, нельзя не заметить, что названные источники представляют совершенно противоположные версии событий начала 1237 г.

У нас нет оснований сомневаться в надежности приведенных известий или исключать одно из них как недостоверное. Остается предположить, что в результате похода в Австрию в отношениях волынских князей с герцогом Фридрихом произошла кардинальная перемена. Поначалу намереваясь встать на его защиту, Романовичи в итоге оказались в лагере главного врага Бабенберга — императора Фридриха II.

Указанная перемена, несомненно, должна была стать результатом личных контактов Даниила Романовича с императором, состоявшихся в австрийской столице.

Пятьсот марок серебром, переданные по распоряжению Фридриха II его кредитором Генрихом Бревно послам короля Руси, по всей видимости, должны были стать компенсацией расходов, понесенных Романовичами в связи с предпринятым ими военным походом в Австрию, а также наградой за отказ от поддержки австрийского герцога и переход на сторону германского императора.

Щедрыми денежными подарками Фридрих II неоднократно вербовал себе новых союзников. Особенно широко к подобным мерам он прибегал во время борьбы со своим мятежным сыном, германским королем Генрихом (VII), переманив в 1235 г. большую часть его сторонников преимущественно за счет императорской казны.3 Щедростью императора пытался тогда воспользоваться и австрийский герцог Фридрих Воинственный, потребовавший за свои услуги две тысячи марок серебром, но получивший отказ.4

На решение Романовичей перейти на сторону императора оказала влияние также позиция венгерского короля Белы IV, противника Фридриха Воинственного. Этот факт нашел отражение в сообщении летописи о том, что Бела запретил Даниилу и Васильку воевать на стороне австрийского герцога («королеви же возбранившоу има»).5

Венгерский король с самого начала играл существенную роль в вовлечении Романовичей в австрийские дела. Именно он накануне описываемых событий пригласил Даниила прибыть в Венгрию, оказав ему при этом какие-то особые почести («звалъ его на честь»).6

Учитывая постоянный интерес Романовичей к австрийским делам в будущем и их настойчивые попытки овладеть престолом Бабенбергов после смерти Фридриха Воинственного, можно предположить, что какие-то виды на Австрию возникли у Даниила уже во второй половине 1230-х гг., в период разразившегося там острого политического кризиса. Настроениями Романовича не преминули воспользоваться враги герцога Фридриха — германский император и венгерский король, сделавшие ставку на Даниила Галицкого как потенциального соперника Бабенберга и с этой целью постаравшиеся вовлечь Волынского князя в свои дела.

Ил. 189. Австрийский герцог Фридрих II Бабенберг. Генеалогическое древо Бабенбергов. Фрагмент. Ок. 1490 г. Аббатство ордена августинцев (Клостернойбург, Австрия)

Основанием стать претендентом на австрийский престол для Даниила Романовича являлось родство с династией Бабенбергов по женской линии. Именно данное обстоятельство могло иметь важное значение для императора Фридриха II в выборе наследников фактически свергнутого им в начале 1237 г. герцога Фридриха Воинственного. Право наследовать престол Бабенбергов по женской линии было санкционировано дедом Фридриха II, императором Фридрихом I Барбароссой, и не раз использовалось в дальнейшем правителями Священной империи для достижения собственных политических выгод.7

Так или иначе, не вызывает сомнений, что случайный и никому не известный в Австрии и Германии князь из далекой Волынской земли едва ли мог интересовать Фридриха II в качестве союзника в борьбе за установление власти императора на берегах Дуная.

Разрыву отношений Романовичей с австрийским герцогом Фридрихом в начале 1237 г. способствовали и другие противоречия, существовавшие между ними в прошлом.

Всего двумя годами ранее, как следует из приведенного выше письма императора Фридриха II к чешскому королю Вацлаву I, у Фридриха Воинственного произошли разногласия с неким «герцогом Руси», выразившиеся в том, что австрийский правитель перехватил дары, отправленные этим герцогом германскому императору.

В дискуссии историков по поводу идентификации упомянутого в документе «герцога Руси» приходится признать правоту М.С. Грушевского, считавшего отправителем даров Даниила Галицкого. Союз волынского князя с германским императором, оформленный во время их личной встречи в Вене, был, таким образом, заблаговременно подготовлен со стороны Даниила.

Сопоставление документов императора Фридриха II, имеющих отношение к Даниилу Галицкому и связанных с событиями 1235 и 1237 гг., показывает, что за это короткое время существенно повысился внешнеполитический статус волынского князя: в первом документе имперская канцелярия титулует его герцогом (dux Rossiae), а во втором — королем (rex Ruscie).

Присвоение русскому князю королевского титула, очевидно, явилось следствием его союза с императором. Подобная мера со стороны Фридриха II легко объясняется стремлением противопоставить Даниила Романовича Фридриху Бабенбергу в предстоящей борьбе за Австрию. Признавая своего нового союзника королем Руси, император тем самым как бы подчеркивал, что его правительственный статус выше статуса мятежного австрийского герцога. Во всех официальных документах императора, а также исторических хрониках Фридрих Бабенберг титулуется лишь как герцог Австрии и Штирии (dux Austriae et Styriae), несмотря на его неоднократные попытки добиться королевского титула.8

Получение от императора Фридриха II королевского титула, очевидно, означало для Даниила Галицкого прекращение его вассальной зависимости от венгерского короля Белы IV: оба они как суверенные правители отныне были равны друг другу. Во всяком случае, Даниил Романович именно в таком духе мог интерпретировать благосклонность к себе императора.

Что же касается трений в отношениях Романовичей с Фридрихом Воинственным, то объяснить их возникновение можно опять-таки с учетом родства волынских князей с матерью Фридриха Феодорой Ангелиной. Преследуемая сыном, она бежала из Австрии, обратившись за помощью к своим родственникам за границей. О злоключениях Феодоры могло стать известно ее двоюродной сестре, княгине Евфросинии Галицкой. Дары русского князя были отправлены императору Фридриху II как раз в тот момент, когда к нему с просьбой о защите обратилась австрийская герцогиня-изгнанница. Она же, видимо, и сообщила императору о пропаже предназначавшихся для него русских даров, перехваченных австрийским герцогом.

Напряженность в отношениях волынских князей с Фридрихом Бабенбергом могла возникнуть еще прежде его конфликта с матерью. В 1229 г. Фридрих развелся со своей первой женой Софией, дочерью Никейского императора Феодора I Ласкаря (1204—1221). Этот шаг привел к негативной реакции родственников греческой принцессы. В частности, у Фридриха Бабенберга сразу же были испорчены отношения с будущим венгерским королем Белой IV, женатым на Марии Ласкарине, сестре Софии.9

Примечания

1. Regesta Imperii. T. V: Jüngere Staufer 1198—1272 / Ed. J. Fr. Böhmer. Bd. I: Die Regesten des Kaiserreichs unter Philipp, Otto IV, Friedrich II, Heinrich (VII), Conrad IV, Heinrich Raspe, Wilhelm und Richard / Bearb. J. Ficker und E. Winkelmann. Innsbruck, 1881. Abt. 1. S. 442. Nr. 2209a; см. также: Nr. 2713.

2. Lohrmann K., Opll Fr. Regesten zur Frühgeschichte von Wien. Wien, 1981. Nr. 574. S. 143.

3. См., например: Глогер Б. Император, бог и дьявол: Фридрих II Гогенштауфен в истории и сказаниях. СПб., 2003. Гл. 6.

4. Historia diplomatica Friderici Secundi: sive constitutiones, privilégia, mandata, instrumenta quae supersunt istius imperatoris et filiorum ejus; accedunt epistolae paparum et documenta varia / Ed. J.-L.-A. Huillard-Bréholles. T. IV: A mense jctobre 1231 usque ad mensem unium 1235. Pars 2. Paris, 1855. P. 854. См. также: Regesta Imperii. T. V. Bd. I. Abt. 1. Nr. 2089e.

5. ПСРЛ. Т. II. Стб. 776—777.

6. Там же. Стб. 776.

7. См.: Appelt H. Privilegium minus. Das staufische Kaisertum und die Babenberger in Österreich. Wien, 1976.

8. Lechner K. Die Babenberger. S. 298.

9. Ibid. S. 276.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика