Александр Невский
 

На правах рекламы:



Претензии на инвеституру епископов

Бросается в глаза также совершенно нетипичное для древнерусского князя поведение Романа Мстиславича в отношений церкви. Ян Длугош сообщает о конфликте, возникшем у Романа с владимирским епископом, отказавшимся дать князю благословение на войну с Польшей:

Князь Роман, чрезвычайно разгневанный таким ответом, передает владимирскому епископу, что как только он вернется с польской войны, то отомстит за это оскорбление и отрубит епископу голову.1

Это сообщение Длугоша вызывает неизменный интерес исследователей, — на него обращал внимание еще Н.М. Карамзин.2 С полным доверием к сведениям о конфликте Романа с владимирским епископом относился В.Т. Пашуто, полагая их заимствованными из Киевской летописи, бывшей в распоряжении Длугоша, и видя во вражде Романа с волынским епископом одну из причин отсутствия собственного летописания у этого князя.3 По мнению Г. Лябуды, история с владимирским епископом, а также ряд других уникальных подробностей похода Романа в Польшу, были заимствованы Длугошем из утраченной Хроники Краковского доминиканского монастыря первой половины XIII в., являвшейся непосредственным продолжением Хроники Винцентия Кадлубека.4

Казнить епископов или угрожать им смертью — случай небывалый в практике древнерусских князей, противоречащий нормам действовавшего на Руси права и морали.5 Однако подобная мера была вполне допустима для византийского императора.

Василевс как «Богоизбранный» правитель империи и «представитель Бога на земле» обладал не только исключительными литургическими привилегиями (особая роль в богослужении), но и постоянно претендовал на особые административные полномочия в церковных делах.6 В трудах Отцов Церкви проблема соотношения власти церкви и государства решалась в пользу первой: святитель Иоанн Златоуст (ок. 347—407), к примеру, сформулировал тезис о том, что «священство» выше «царства».7 Кроме того, 30-м Апостольским правилом и решениями Вселенских соборов категорически запрещалось вмешательство императора в избрание и перемещение епископов.8 Но, в то же время, византийские канонисты в угоду светским правителям легко могли доказать, что император выше канонов и потому может не считаться с ними.9

Ил. 166. Христос Пантократор и император Лев VI Мудрый. Мозаика. Деталь. Константинополь. Конец IX в. Собор Св. Софии (Стамбул, Турция)

На практике в Византийской империи светская власть получала значительный перевес. Император играл решающую роль в назначении и смещении иерархов (включая патриархов) и считал себя главой («епископом»), управляющим «внешними делами церкви».10 Особенно отчетливо эта тенденция проявилась в царствование Исаака II Ангела (1185—1195). В 1189 г. он сместил константинопольского патриарха Леонтия и поставил на его место иерусалимского патриарха Досифея, а в 1191 г. сместил иерусалимского патриарха Марка, чтобы вернуть Досифея обратно на иерусалимскую кафедру.11

Укреплению позиций светской власти в делах управления византийской церковью способствовал тот факт, что последняя (в отличие от римской церкви) не имела единого главы. Восточная церковь отвергала идею папского примата и принимала концепцию пентархии (власть пяти патриархов), согласно которой восточные патриархи (епископы Константинополя, Александрии, Антиохии и Иерусалима) и римский папа («патриарх Запада») обладали равной властью в пределах своих территорий, а власть церковного собора считалась выше, чем власть любого из патриархов.12 Отсутствие единоначалия и жесткой централизации делали византийскую церковь легко уязвимой перед притязаниями императоров.

Последние считали себя в праве не только лишать власти, но и подвергать жестокой расправе иерархов церкви, включая константинопольского патриарха. К примеру, в 766 г. по приказу императора Константина V (741—775) был низложен и казнен патриарх Константин II.13 Низложенного в 912 г. патриарха Евфимия подвергали жестоким издевательствам и «невыносимым мукам», а свергнутый в 907 г. патриарх Николай Мистик по приказу императора Льва VI Мудрого (886—912) был лишен в ссылке теплой одежды и в мороз спал на одной соломе, не имея права читать книги.14 К жестоким расправам над церковными иерархами неоднократно прибегал и упомянутый нами Андроник I. В мятежном городе Лопадие

одного из епископов он лишил глаз за то, что тот не обличал бунтовщиков из своей паствы, но спокойно и равнодушно смотрел на восстание их против царя Андроника.15

А епископу Новых Патр Евфимию Андроник пригрозил, что утопит его в реке за ведение не понравившихся царю богословских диспутов.16

Фактически подчиненные власти императора христианская церковь и ее служители в Византии находились в ином положении, нежели на Руси. Киевская митрополия как часть Константинопольского патриархата, управляемая присланными из метрополии иерархами (зачастую греками), в политическом и правовом отношении была более независима.17 Сложившееся в домонгольский период русской истории равенство и автономность светской власти и церкви мотивировались Апостольскими правилами и Новеллами Юстиниана, получившими распространение с XI в. в составе древнеславянской Кормчей книги (Номоканона). Согласно этим установлениям, обе власти — «священство» и «царство» — равно дары Божие, и каждая должна ведать своей сферой, божественной и человеческой.18 Именно данное установление, открывавшее собой Собрание новелл, приписываемых Григорию Акраганскому (из Агригента), считалось в Древней Руси наиболее авторитетным и входило во все редакции кормчих книг.19

Допустимое для византийского императора отступление от этих правил было едва ли возможно для обычного древнерусского князя. Согласно почитаемым на Руси Апостольским правилам (Правило 84), в качестве высшей меры наказания для священника за незаконное обвинение («укор») царя или князя допускалось только лишение виновного сана.20 В своих намерениях отрубить голову владимирскому епископу Роман Мстиславич не только превышает законную меру наказания, но и вторгается в пределы церковной судебной юрисдикции.21

В намерениях галицко-волынского князя слышится отзвук борьбы за инвеституру епископов и митрополитов, в которую время от времени вступали русские князья на протяжении XI—XII вв. Как известно, первым на Руси добился поставления на киевскую митрополию своего кандидата Ярослав Мудрый; его примеру в той или иной мере последовали Владимир Мономах, Изяслав и Ростислав Мстиславичи, Андрей Боголюбский, Рюрик Ростиславич. По-видимому, не случайно с именами этих князей в источниках связываются употребление царского титула, упоминание о царском достоинстве или имеет место уподобление их византийскому императору, царю Нового Рима, чьи прерогативы в церковной сфере они присваивали.22 Похоже, тот же смысл с конца XII в. на Руси вкладывали и в титул «великий князь». По наблюдениям М.Д. Приселкова, великокняжеский титул мог означать для получившего его князя «право непосредственных сношений с империей», что предполагало, в частности, свободу в выборе кандидата на замещение епископской кафедры.23

В середине XIII в. в борьбу за инвеституру активно включился сын Романа Мстиславича Даниил, которому удалось поставить киевским митрополитом своего бывшего «печатника» Кирилла.24 Подобно своему отцу, Даниил с молодых лет боролся также за инвеституру владимирского епископа. В 1210—1220-е гг. владимирскую кафедру занимал противник Романовичей Асаф. Не имея возможности сразу лишить его сана, Даниил в 1219—1220 гг. добился создания в пределах Волынской земли еще одной епархии с центром в Угровске (на отвоеванных у малопольского князя Лешка Белого землях Забужья).25 В итоге владимирский епископ Асаф сам должен был искать возможности покинуть Волынь.26

Угровский же епископ, который по случайному совпадению также носил имя Асаф, при поддержке Даниила между 1220 и 1224 гг. совершил попытку захватить вакантную митрополичью кафедру в Киеве, закончившуюся тогда неудачей:

пискупъ Асафъ Вугровьскыи, иже скочи на столь митрофоличь и зато сверженъ бысть стола своего.27

Не исключено, что попытка Асафа Угровского захватить киевскую митрополичью кафедру могла иметь место позднее — после взятия Киева монголами, когда из города бесследно исчез прежний митрополит Иосиф (1236—1240).28

Примечания

1. Щавелева Н.И. Древняя Русь в «Польской истории» Яна Длугоша (Книги I—VI): Текст, перевод, комментарий. М., 2004. С. 346.

2. Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. II—III. М., 1991. С. 559, примеч. 113.

3. Пашуто В.Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. М., 1950. С. 18. См. также: Котляр Н.Ф. Галицко-Волынская Русь второй половины XII—XIII в. // Галицко-Волынская летопись: Текст. Комментарий. Исследование / Под ред. Н.Ф. Котляра. СПб., 2005. С. 14—15.

4. Labuda G. Zaginiona kronika z pierwszej połowy XIII wieku w Rocznikach Królestwa Polskiego Jana Długosza. Próba rekonstrukcji. Poznań, 1983. S. 31—36.

5. Противоречия и даже конфликты между князьями и церковными иерархами на Руси, разумеется, имели место, однако фактов такого рода известно немного. В случае признания виновным церковного владыки в качестве максимального наказания ему могло грозить лишение сана и изгнание (как это произошло в 1159 г. в Суздале с епископом Леоном). См.: Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X—XIII вв. М., 1989. С. 187—188.

6. См.: Dagron D. Empereur et pretre. Etude sur le cesaropapisme byzantin, Paris, 1996. См. Также: Дагрон Ж. «Восточный цезаропапизм» (история и критика одной концепции // ΓΕΝΝΑΔΙΟΣ. К 70-летию академика Г.Г. Литаврина. М., 1999.

7. См.: Курбатов Г.Л. Ранневизантийские портреты: К истории общественно-политической мысли. Л., 1991. С. 120 и сл.

8. Правила Святых Апостол с толкованиями / Изд. Московского общества любителей духовного просвещения. М., 1876. С. 63—66; Правила Святых Вселенских соборов с толкованиями / Изд. Московского общества любителей духовного просвещения. Ч. II. М., 1877. С. 628—631.

9. Успенский Б.А. Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление). М., 1998. С. 359—362.

10. См.: Michel A. Die Kaisermacht in der Ostkirche (843—1204). Darmstadt, 1959.

11. Grumel V. Le Περί μεταθέσεων et le patriarche Constantinople Dosithée // Études byzantines. T. I. Bucarest, 1943. P. 241, 244.

12. Vries fV., de. Rom und die Patriarchate des Ostens. Freiburg; München, 1963; Dvornik Fr. Byzantium and the Roman Primacy. New York, 1966; Peri V. La pentarchia: Istituzione ecclesiale (IV—VII sec.) e teoria canonico-teologica // Settimane di Studio del Centro Italiano di Studi sull'alto medioevo. T. 34. Spoleto, 1988.

13. Nikephores, Patriarch of Constantinople. Short History / Greek Text, English Translation and Commentary by C. Mango. Washington, 1990. P. 156—160.

14. Псамафийская хроника // Две византийские хроники X века / Пер., коммент. А.П. Каждана. М., 1959. С. 57, 62, 71 и еле; Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. С. 231, 235—236; Nicholas I, Patriarch of Constantinople. Letters / Greek Text and English Translation by R.J.H. Jenkins and L.G. Westering. Washington, 1978. P. 214 sqq., 242, 494 sqq.

15. Никита Хониат. История... Т. I. С. 368.

16. Там же. С. 417.

17. См.: Щапов Я.Н. «Священство» и «царство» в Древней Руси в теории и на практике // ВВ. Т. 50. М., 1989.

18. Древнеславянская Кормчая четырнадцати титулов без толкований. Т. I. СПб., 1906. С. 739740; Кормчая, напечатана с оригинала патриарха Иосифа. СПб., 1911. Л. 306 об.

19. Щапов Я.Н. Византийское и южнославянское правовое наследие на Руси XI—XIII вв. М., 1978. С. 63, 103.

20. Древнеславянская Кормчая... Т. I. С. 80.

21. О церковной юрисдикции в Древней Руси, а также ее размежевании со светской юрисдикцией см.: Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси... С. 97—123.

22. См.: Obolensky D. Byzantium, Kiev and Moscow: A Study in Ecclesiastical Relations // Dumbarton Oaks Papers. Vol. 11. Washington, 1958; Толочко А.П. Князь в Древней Руси: власть, собственность, идеология. Киев, 1992. С. 135—138.

23. Приселков М.Д. История русского летописания XI—XV вв. СПб., 1996. С. 129—130.

24. ПСРЛ. Т. II. Стб. 794, 809. См. также: Грушевський М.С. Історія України—Руси. Т. III. Київ, 1993. С. 298—299; Поппэ А.В. Митрополиты киевские и всея Руси (988—1305 гг.) // Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси... С. 204—206.

25. ПСРЛ. Т. II. Стб. 732, 842.

26. Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси... С. 52—53.

27. ПСРЛ. Т. II. Стб. 739—740.

28. Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси... С. 53—54.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика