Александр Невский
 

Подвиг императора Ираклия и отношение к нему на христианском Востоке1

Об особом, если не сказать исключительном отношении к культу Честного Креста и его реликвиям среди потомков Романа Мстиславича красноречиво свидетельствует следующий факт, не имеющий прецедентов в истории Древней Руси и других средневековых государств Восточной Европы.

В сообщении Галицко-Волынской летописи о женитьбе Даниила Романовича на Анне, дочери занявшего на несколько лет галицкий стол Мстислава Удалого, указывается, что первый из рожденных в этом браке сыновей получил небывалое прежде на Руси имя Ираклий:

Первенець бо бе оу него (у Даниила. — А.М.) Ираклеи.2

Родившийся в начале 1220-х гг. Ираклий Данилович умер, вероятно, в раннем возрасте, во всяком случае, еще до 1240 г. и ничем не проявил себя в истории, кроме одного — своего необыкновенного имени, более ни разу не встречавшегося у Рюриковичей.3

Объяснить появление в именослове галицко-волынских князей столь экзотического для Руси имени, на наш взгляд, можно только с учетом особой практики имянаречения, сложившейся в этой семье в результате женитьбы Романа Мстиславича на византийской принцессе. Популярность имени Ираклия в Византии была, несомненно, связана с императором Ираклием I (610—641), одним из наиболее выдающихся правителей и полководцев.4 Но вместе с тем имя Ираклий самым тесным образом было связано также с культом Честного Креста и почитанием его реликвий.

В 614 г., во время ирано-византийской войны, начавшейся после убийства императора Маврикия (582—602), родственника и союзника шаха Хосрова II Парвиза (591—628), иранские войска под командованием знаменитого полководца Феррухана Росмиозана (Шахрабараза) захватили и разграбили Иерусалим. По разным данным, в городе было убито от 60 до 90 тысяч человек, а оставшиеся в живых были обращены в рабство.5 В персидский плен попала и величайшая святыня христиан — Честной Животворящий Крест Господень, который Шахрабараз отослал Хосрову, а тот поместил его в шахскую сокровищницу.6

Ценой огромных усилий, невзирая на постоянную угрозу Константинополю со стороны авар — союзников персов, император Ираклий на средства, собранные церковью, сумел мобилизовать и снарядить огромную армию и совершить далекий поход на восток, достигнув территории Персии и нанеся врагу сокрушительное поражение. Византийские войска штурмом овладели резиденцией Хосрова и разрушили находившийся там главный зороастрийский храм огня. Разрушению и грабежу подверглись многие другие персидские области и города, что явилось местью за разорение Иерусалима и пленение Креста.7

В результате походов Ираклия персидская военная машина была сломлена, а Хосров убит одним из своих сыновей, который поспешил заключить мирный договор с победителем. Армения, Месопотамия, Сирия, Палестина и Египет были возвращены Византийской империи. Иерусалимский Честной Крест, пробыв в персидском плену 14 лет, был возвращен на прежнее место: по уточненным данным, это событие должно было произойти в 630 г.8 После обретения Истинного Креста св. Еленой возвращение его из персидского плена и воздвижение в Иерусалиме Ираклием имеет важнейшее значение в истории формировании культа этой главной христианской реликвии. Именно после победы Ираклия над персами и возвращения святыни в Иерусалим Воздвижение Креста стало основным церковным праздником Креста Господня, с этим событием связаны также установление календарных памятей Креста 6 марта и в Крестопоклонную неделю Великого поста.9

Ил. 134. Пьеро делла Франческа. Битва императора Ираклия с персами. Фреска. 1452 г. Главная капелла базилику Св. Франциска (Ареццо, Италия)

Образ христианского подвига Ираклия был омрачен новой утратой Иерусалима в 638 г., завоеванного вместе с другими восточными провинциями империи арабами.10 Репутации императора повредило также его попытки добиться примирения с монофилитами, впоследствии осужденные церковью.11 В результате в Византии, и в частности среди византийских историков и писателей, с течением веков сложилось неоднозначное отношение к Ираклию: наряду с восхвалением нередко звучали и упреки.12

Тем не менее христианский подвиг императора Ираклия обеспечил ему широкую известность и почитание в странах византийского круга. Наиболее значительное развитие культ Ираклия получил на христианском Востоке, и в частности в Грузии.

Идеальный образ этого византийского императора, мало соответствующий его историческому прототипу, выработался в средневековой грузинской литературе. Преклонение грузинских летописцев перед Ираклием как христианским подвижником выразилось в приписывании ему масштабного церковного строительства в самой Грузии.13 В период арабского завоевания и гонений на христиан образ «царя Ираклия» стал символом борьбы за сохранение веры, вдохновляющим на новые христианские подвиги.14

По-новому переосмысливалась роль Ираклия во время его кавказского похода и осады Тбилиси, захваченного персами. Автор XI в. Сумбат Давитис-дзе особо подчеркивает миссионерскую роль византийского императора, сообщая, будто тот призывал, «чтобы все христиане вошли в церкви, а те маги и огнепоклонники, которые не приняли крещения, были бы истреблены», тем самым Ираклий «очистил веру Христа».15 В действительности, как было установлено еще Н.Я. Марром, возведения каких-либо храмов или иных фактов миссионерской деятельности в Грузии, связанных с византийским императором Ираклием, быть не могло.16

О широкой популярности среди грузин имени Ираклия свидетельствует тот факт, что оно на протяжении веков и вплоть до настоящего времени остается одним из самых распространенных мужских имен в Грузии (груз. ერეკლე Эреклэ). Это имя вошло также в именослов грузинских царей: его, в частности, носили картли-кахетинские цари Ираклий I (1688—1709) и Ираклий II (1744—1798).

История возвращения Ираклием Честного Креста из персидского плена широко отразилась также в произведениях средневековой историографии и литературных памятниках Армении.17 Этому событию так или иначе уделено внимание почти во всех трудах средневековых армянских писателей, постоянно обращавшихся к подвигу Ираклия и дополнявших его описания многочисленными новыми подробностями, нередко перераставшими в легенды.18

Примечания

1. Ранее материалы настоящей главы опубликованы: Майоров А.В. О происхождении и символике имени княза Ираклия Даниловича // ВИ. 2011. №3.

2. ПСРЛ. М., 1998. T. II. Стб. 732.

3. Dąbrowski D. 1) Rodowód Romanowiczów książąt halicko-wołyńskich. Poznań; Wrocław, 2002. S. 99101; 2) Genealogia Mscislawowiczów. Pierwsze pokolenia (do początku XIV wieku). Kraków, 2008. S. 350—351.

4. См.: Kaegi W.E. Heraclius: emperor of Byzantium. Cambridge, 2003.

5. См.: Пигулевская Н.В. Византия и Иран на рубеже VI и VII вв. М.; Л., 1946. С. 191—205.

6. Baynes N.H. The restoration of the Cross at Jerusalem // The English Historical Review. Vol. 27 (106). 1912.

7. Манандян Я.А. Маршруты персидских походов императора Ираклия // ВВ. Т. III. М., 1950; Чинуров И.С. О кавказском походе императора Ираклия // Восточная Европа в древности и средневековье: Сб. ст. / Отв. ред. Л.В. Черепнин. М., 1978; Шагинян А.К. Армения накануне арабского завоевания. СПб., 2003. С. 37—40.

8. Baynes N.H. The restoration of the Cross at Jerusalem. P. 288; Kaegi W.E. Heraclius: emperor of Byzantium. P. 206.

9. Михаил (Желтов), диакон, Лукашевич А.А. Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня // Православная энциклопедия. Т. IX. М., 2004.

10. El-Cheikh N.M. Byzantium Viewed by the Arabs. Cambridge, 2004. P. 10—18, 205.

11. См.: Bury J.B. A history of the later Roman empire from Arcadius to Irene. [S. I.], 2005. P. 251; Карташов А.В. Вселенские соборы. М., 1994. С. 261 и сл.

12. См.: Чинуров И.С. Место «Хронографа» Феофана в ранневизантийской исторической традиции // ДГ. 1981 год. М., 1983. С. 117—118.

13. Такайшвили Е.С. Источники грузинских летописей. Три исторические хроники // Сб. мат. для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 28. Тифлис, 1900. С. 127—128.

14. Цулая Г.В. Из истории грузинской агиографии: «Мученичества Давида и Константина» // ЭО. 1996. № 1.

15. Сумбат Давитис-дзе. История и повествование о Багратионах / Пер., введение и примеч. М.Д. Лордкипанидзе. Тбилиси, 1979. С. 30.

16. Антиох Стратиг. Пленение Иерусалима персами в 614 году: Грузинский текст / Исследовал, издал, перевел и арабские извлечения приложил Н.Я. Марр. СПб., 1909. С. 59.

17. Подробнее см.: Там же. С. 48—62; Арутюнова-Фиданян В.А. Себеос об Ираклии // Мир Александра Каждана. К 80-летию со дня рождения / Отв. ред. А.А. Чекалова. СПб., 2003.

18. См.: Дарбинян-Меликян М.О. Предисловие // История анонимного повествователя (Псевдо-Шапух Багратуни) / Вступ. ст., пер. и коммент. М.О. Дарбинян-Меликян. Ереван, 1971.

 
© 2004—2021 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика