Александр Невский
 

Хан Данияр на Шелони

Татары выходцы из Золотой орды стали появляться на службе русских князей в XIV в.1 Начиная с середины XV в. они привлекаются московскими князьями в военных походах против Новгорода.2

Битва на реке Шелони стала заключительным аккордом очередного политического обострения 1470—1471 гг. между Москвой и Новгородом и последовавшей за этим летней военной кампании. По новгородской земле московское войско двигалось тремя колоннами: севернее — в направлении Мсты, по центру — на Яжелбицы (важный пункт в стратегическом отношении, восточные ворота в Новгородские земли) и — южнее — на русо-шелонском направлении, возглавлявшимся князем Даниилом Холмским и воеводой Федором Хромым.3 Именно здесь и развернулись основные события похода.

Июльской рати на Шелони предшествовало взятие Старой Русы, столкновение с новгородскими «десантами» у Коростыни и вновь у Старой Русы, марш-бросок москвичей к Демону (Демянску) и, наконец, их возвращение по приказанию великого князя на ильменское побережье к Коростыни.4

Об участии татарских отрядов в новгородских событиях 1471 г. сообщает ряд летописей. Так, при перечислении взятых в поход князей, упоминании «князеи служебных, и бояр своих, и многих воевод, и детеи боярьскых со всеми людьми земль своих» летописец не забывает отметить и татарский отряд. «И царевича своего другаго князь велики с собою же взем царева сына Каисымова Аидаара своеи земле Мещерьские и сь его царевичи, и с князьми, и с казаки, и со въсеми их людьми».5 В другом месте Софийская летопись делает существенные для нас уточнения: «И с ним же поиде царевичь Касымовъ сынъ Данияръ с татары».6

Еще раньше, 13 июня, «отпустил князь велики князя Ивана Василиевича Оболенского Стригу съ многими вои, да съ нимъ князей царевичевыхъ Даньаровыхъ съ многими Татары, а велелъ темъ идти на Волочекъ да по Мсте».7

Наряду с этим, оставляя «на Москве» своего сына Ивана Ивановича с другими князьями, Иван III, «повеле сыну своему держати у себе Муртозу царевича Мустофина сына царева и съ его князьми, и с казаки, на что ся где пригодити ему на каково дело».8

Таким образом, мы вполне определенно можем говорить о достаточно широком представительстве татар как в целом в кампании, так и непосредственно в московском войске.9 Деление же их на отряды, выступавшие разновременно и в разных направлениях, было обусловлено как военной необходимостью, так и признанием их как реальной военной силы.10

Кем были эти татары? Их территориальная принадлежность и социальный статус известны. Данияр — это сын Касима — правителя (султана) «вассального» Касимовского ханства, созданного в середине XV в. в рязанских (мещерских) землях.11 «Сын Касима султан Данияр (1469—1486 гг.) также активно используется Москвой, но уже в военных операциях: он находится вместе с великим князем в походе на Новгород в 1471 г. и активно доказывает ему свою преданность, вместе с другими русскими войсками держит оборону границы по Оке от нападения хана Большой Орды Ахмада в 1472 г., в 1477 г. участвует в окончательном падении Новгородской республики».12

Участвовали ли татары в Шелонском сражении?

Об этом говорит один из вариантов окончания Новгородской четвертой летописи: «И начата ся бити, и погнаша Новгородчи Москвичь за Шолону реку, и оударишася на Новгородцевъ западнаа (засадная. — Ю.К.) рать Татарове, и паде Новгородцевъ много, а иныи побегоша, а иныхъ поимаша, а иныхъ в полонъ поведоша, и много зла учиниша; а все то створися до великого князя».13 Это сообщение у некоторых историков вызывает сомнения.14

По Ю.Г. Алексееву дело обстояло так: «Разбросанные течением, выходили московские всадники на левый берег, отделенный от реки широкой полосой песка. С копьями и сулицами бросились на них новгородцы. По их словам, им даже удалось отогнать москвичей за Шелонь, но тут на них якобы ударили из засады татары. Это маловероятно».15

Подкрепляя свой скепсис аргументацией, он далее пишет: «Новгородский летописец любил все неудачи сваливать на татар. Об их участии в Шелонской битве не говорят ни московские, ни псковские источники. Известно, что вассальный "царевич" Данияр шел в правой колонне со Стригой Оболенским, а не в левой с князем Холмским.16 Да и сами условия боя на Шелони, как они описываются всеми источниками, исключают возможность действия засадного полка, равно как и обратный переход через Шелонь москвичей, преследуемых новгородцами». И далее ученый кратко приводит свое видение этого боя.17 Думается, топографическая и визуальная корректировка сражения позволяет подойти к его ходу несколько иначе.

Для этого представляется немаловажным решение вопроса, где произошла переправа московских полков через Шелонь и одна из крупнейших битв русского средневековья? В летописях не указывается их точного места. Однако из них можно уяснить, что это случилось до Сольцов и Мусцов. Во второй половине XIX — начале XX века попытку установить место боя предприняли археологи Н.Е. Бранденбург и Н.М. Печенкин.18 Были найдены лишь единичные предметы военного снаряжения, впрочем, далеко не всегда относящиеся к XV веку. Тем не менее, после их археологических исследований была очерчена территория поиска: таким ареалом стала прибрежная деревня Велебицы и ее окрестности.

Наибольший же вклад в определении поля битвы внес профессор Императорской Николаевской военной академии А.К. Баиов, в 1915 г. выпустивший в Петрограде книгу «Шелонская операция царя Иоанна III Васильевича и Шелонская битва в 1471 году 14 июля». А.К. Баиов с присущей военным людям тщательностью и точностью определил все топографические ориентиры передвижения войск и самой битвы. Ему удалось сузить территорию сражения до юго-западной окраины деревни Велебицы и протекающего несколько далее Тополева ручья, бывшей речки Дрянь (Дряно). По его мнению, эпицентром событий 14 июля стало место будущей (и существующей сейчас) деревни Скирино, находящейся на несколько приподнятом, относительно низкого берега, плато напротив переправы через Шелонь.19

Как могли развиваться события 14 июля 1471 года? Попытаемся реконструировать их.

Двигаясь по правому берегу московское воинство видело, что места были явно неподходящими для переправы: то река слишком широка, то мешали острова, в изобилии лежавшие посреди Шелони, то болотистым выглядел этот берег, а крутым и недоступным противный. Но вот неожиданно идущее параллельно по противоположному берегу большое новгородское войско20 стало все дальше и дальше отдаляться от берега, а то и вовсе пропадать из поля зрения московских воевод. Как оказалось впоследствии — так отклонялась дорога, шедшая по плато левого берега. Но в пылу преследования москвичам показалось, что новгородцы вот-вот могут вообще уйти от сражения с ними. А там ... столкнуться с более слабыми псковичами, что грозило потерей союзника. Последнее явно не входило в планы держащего тесные связи с Псковом Ивана III, а, следовательно, и его военачальников.

Посмотрев на противоположный берег, от которого отходил противник, Холмский мог увидеть заросшее кустарником устье >какого-то притока Шелони: то ли реки, то ли большого ручья. Если продолжить движение далее, то потом пришлось бы форсировать еще и эту новую водную преграду. И тут князь обнаружил лежащее прямо перед ним огромное открытое пространство: невысокий берег, по которому шли его отряды, спокойное течение реки без препятствий, а самое важное: далеко — до версты — пологий (с заливными лугами) противоположный берег, заканчивавшийся небольшим по высоте песчаным всхолмлением.

Началась переправа. Молнией понеслась на врагов-соотечественников, словно не видевшая их превосходства, заждавшаяся московская конница. Налетела ... и захлебнулась в атаке. Некоторые летописи, действительно, сообщают даже о том, что москвичам (вероятно, части их) первоначально пришлось уйти за Шелонь. Впрочем, если это и было, то лишь эпизодом.

Вскоре же, не выдержав натиска, новгородские ополченцы побежали, увидев, скачущую из засады конницу, состоявшую из мещерских татар.21

Переходили или не переходили какие-то московские отряды р. Дряно (Дрянь), находящуюся выше основного места переправы? Возможно, основная часть переправилась до ее устья, а некоторые группы вынуждены были совершить еще одну переправу, что и отмечено Псковской летописью (Строевский список): «И не дошедше Моустца и Солци, и вергошася москвичи с берега в рекоу Дрянь, и прегнавше Дрянь рекоу, и оударишася на них, и победиша их...».22

Для ряда ученых участие в Шелонской битве татар — непреложный факт. А.К. Баиов пишет, что переправившийся московский отряд своей стрельбой дал «возможность выиграть время для выполнения обхода татарами». И далее: «После непродолжительного сопротивления новгородцы стали отступать. В это время в тылу их появились татары, обошедшие их правый фланг. Появление татар в тылу, в связи с энергичным натиском москвичей с фронта, произвело столь сильное впечатление на новгородцев, что у них началась паника и все их войско бросилось бежать по направлению к Новгороду».23

По Г.В. Вернадскому «новгородцам удалось оттеснить московские войска назад через реку Шелонь, но в этом месте им подготовили засаду татары Даньяра, и их постигло тяжелое поражение».24 «По знаку Холмского из засады на поле высыпал отряд татар», — заметил Н.С. Борисов.25

Важнейшее сообщение, в этой связи, приведено в Типографской и Софийской летописях, где упоминается, что в сентябре, уже находясь в Москве, Иван III «чтивъ царевича Даниара и отдаривъ, отпусти его в Мещероу, оубиша бо оу него Новогородци 40 Татариновъ в загоне».26 Понятно, что Данияр здесь награждается как «верховный» военачальник всех татарских отрядов, принимавших участие в операции. Другого же «загона», то есть засады, кроме как на Шелони-Дряно во всей кампании 1471 г. не было. Более того, видимо в глазах великого князя татары внесли серьезный вклад в общую победу. Вполне возможно, татары и были теми, кто переправился через Шелонь после речки Дряно, и таким образом, волею обстоятельств сыгравшими роль засадного полка, решившего во многом исход битвы.

Примечания

1. Павлов П.Н. Татарские отряды на русской службе в период завершения объединения Руси // Ученые записки Красноярского государственного педагогического института. Т. 9. Вып. 1. Красноярск, 1957. С. 166; Беляков А.В. Служилые татары XV—XVI вв. // Битва на Воже — предтеча возрождения средневековой Руси. Рязань, 2004. С. 81.

2. «В середине и второй половине XV века отряды служилых царевичей участвовали во многих военных предприятиях московского правительства внутри страны», — обобщая ситуацию в целом, отмечает П.Н. Павлов и указывает эти походы. Ученый также подчеркивает, что «отряды служилых татар были постоянным конным войском, готовым в любой момент выступить в поход». Но вместе с тем, «московское правительство с успехом использовало отряды служилых татар как вспомогательную военную силу» (Павлов П.Н. Татарские отряды на русской службе в период завершения объединения Руси:С. 173, 175, 177).

3. Некоторые уточнения мы видим у А.К. Баиова: «Московская рать ... была организована следующим образом: она состояла из двух передовых отрядов и главных сил» (Баиов А.К. Шелонская операция царя Иоанна III Васильевича и Шелонская битва в 1471 году 14 июля. Пг., 1915. С. 14).

4. Эти события подробно изложены в литературе. См., например: Алексеев Ю.Г. «К Москве хотим»: Закат боярской республики в Новгороде. Л., 1991. С. 63—82; Борисов Н.С. Иван III. М., 2000. С. 234—242.

5. ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. М., 2001. Стб. 194; Там же. Т. IV. Ч. 1.Новгородская четвертая летопись. М., 2000. С. 507.

6. ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. Стб. 172. — Судя по всему, Данияр оставался в ставке великого князя на всем протяжении военных действий (ПСРЛ. Т. VIII. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. М., 2001. С. 165).

7. ПСРЛ. Т. VIII. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. С. 162; Там же. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. Стб. 171.

8. ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. Стб. 194.

9. А.К. Баиов не без основания считает, что в отряде Даниила Холмского наряду с «московскими детьми боярскими» находилась также и «часть татар» (Баиов А.К. Шелонская операция царя Иоанна III Васильевича и Шелонская битва в 1471 году 14 июля. С. 14).

10. Татарам в походе было поставлено условие — великий князь «не повеле людеи пленити» (ПСРЛ. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. Стб. 172). На этот счет интересны комментарии историков. В.В. Вельяминов-Зернов писал, что «держа у себя на службе мусульман и пользуясь их помощью, Иван не хотел однакож отдавать им в руки христиан православных» (Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о Касимовских царях и царевичах. Ч. 1. СПб., 1863. С. 74). По мнению Ю.Г. Алексеева, это было сделано из-за того, что попавшие в полон «русские люди из их рук легко переходили на восточные работорговые рынки» (Алексеев Ю.Г. «К Москве хотим»: Закат боярской республики в Новгороде. С. 66). Для Д.А. Котлярова «на этом примере видно, насколько сложно было переломить в русских людях отношение к татарину как к злейшему врагу. С появлением прослойки великокняжеских татар московскому государю приходилось брать под контроль каждый их шаг, чтобы не вызвать волну раздражения в русском обществе...» (Котляров Д.А. Русь и Поволжье: этнополитическое взаимодействие (XIV—XVI вв.) // Долгов В.В., Котляров Д.А., Кривошеев Ю.В., Пузанов В.В. Формирование Российской государственности: разнообразие взаимодействий «центр-периферия» (этнокультурный и социально-политический аспекты). Екатеринбург, 2003. С. 319).

11. Обзор точек зрения о начале ханства см.: Рахимзянов Б.Р. Касимовское ханство: социально-политическое развитие (1445—1552 гг.): автореф. дис. ... канд. ист. наук. Казань, 2001. С. 17—18. См. также: Котляров Д.А. Русь и Поволжье: этнополитическое взаимодействие (XIV—XVI вв.). С. 313—316, 319—322.

12. Рахимзянов Б.Р. Касимовское ханство: социально-политическое развитие (1445—1552 гг.). С. 20; Вельяминов-Зернов В.В. Исследование о Касимовских царях и царевичах. Ч. 1. СПб., 1863. С. 73—90.

13. ПСРЛ. Т. IV. Ч. 1.Новгородская четвертая летопись. С. 446—447.

14. Может быть и потому, что, как пишет, обобщая ситуацию, А.В. Беляков, их «использование на поле боя за редким исключением не рассматривались» (Беляков А.В. Служилые татары XV—XVI вв. С. 81).

15. Алексеев Ю.Г. «К Москве хотим»: Закат боярской республики в Новгороде. С. 74.

16. Согласно приведенным выше летописным сообщениям, Данияр оставался в войске Ивана III.

17. Там же. С. 74. См. также: Борисов Н.С. Иван III. С. 240—241.

18. См.: Баиов А.К. Шелонская операция царя Иоанна III Васильевича и Шелонская битва в 1471 году 14 июля. С. 67—81.

19. Там же. С. 28—38.

20. Вопрос о численности новгородцев является дискуссионным. Считается, что количество в сорок тысяч, приводимое в летописях, завышено.

21. Татар «и использовали (наряду с другими ситуациями. — Ю.К.) в основном для фланговых обходных маневров» (Беляков А.В. Служилые татары XV—XVI вв. С. 86).

22. ПСРЛ. Т. V. Вып. 2. Псковские летописи. М., 2000. С. 182.

23. Баиов А.К. Шелонская операция царя Иоанна III Васильевича и Шелонская битва в 1471 году 14 июля. С. 41, 42.

24. Вернадский Г.В. Россия в средние века. Тверь; М., 1997. С. 62.

25. Борисов Н.С. Иван III.C.241.

26. ПСРЛ. Т. XXIV. Типографская летопись. М., 2000. С. 191; Там же. Т. VI. Вып. 2. Софийская вторая летопись. Стб. 175.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика