Александр Невский
 

Введение

Предлагаемая книга охватывает узкий отрезок времени — с осени 1479 до 1485 г. Монографическому изучению этот шестилетний период истории нашей страны пока не подвергался.

Труды К.В. Базилевича, С.Б. Веселовского, А.Д. Горского, А.А. Зимина, Н.А. Казаковой, С.М. Каштанова, В.Б. Кобрина, А.М. Сахарова, А.Л. Хорошкевич и других советских ученых, фундаментальные монографии Л.В. Черепнина,1 в которых поставлены и исследованы наиболее масштабные проблемы истории Русской земли того времени, дают возможность перейти к изучению проблем, хронологически более локальных, хотя в известной мере не менее значимых. Речь идет о пристальном исследовании отдельных этапов процесса создания и развития Русского централизованного государства.

60—70-е годы XV в. — время больших перемен в жизни Русской земли. Придя к власти в 1462 г., Иван III начинает новый курс внутренней и внешней политики, направленный на создание нового, единого Русского централизованного государства, на пересмотр старых традиций феодальной раздробленности и подчинения власти ордынского хана. К концу 70-х гг. отчетливо обозначились крупные успехи политики великого князя. Большая война с Казанью в 1467—1469 гг. закончилась победой Русской земли. Это первая победа в борьбе с Чингизидами, всецело господствовавшими в Восточной Европе. Подчинение Пскова власти великого князя московского (с 1460 г.) позволило значительно укрепить безопасность северо-западной границы страны — мирные договоры 1460, 1463 и 1474 гг. означали отказ Ордена от традиционно агрессивной, наступательной политики в отношении Пскова, фактически ставшего теперь частью нового Русского государства.2 Активная политика московского правительства в отношении ростовских и ярославских князей привела к ликвидации полусамостоятельных Ярославского и Ростовского княжеств, к исчезновению большинства уделов, на которые дробились эти княжества, и к переходу прежних удельных князей на московскую службу. Династический брак Анны Васильевны, сестры великого князя московского, с рязанским великим князем Василием Ивановичем (1464 г.) привел к укреплению ставших уже традиционными дружеских отношений между Москвой и Рязанью (на началах старшинства первой) и к усилению московского влияния на Рязань. Существенно изменились отношения между князьями Московского дома. Ликвидация в 1472 г. выморочного Дмитровского удела, безоговорочно включенного в состав великокняжеского домена, означала по существу отказ от прежних традиций союза Калитичей относительно равноправных сюзеренов под опекой старшего брата. На смену этим отношениям все в большей степени приходят новые, основанные на вассальном, безоговорочном подчинении удельных князей великому князю.

Крупнейшим внутриполитическим событием для Русской земли было включение Господина Великого Новгорода в состав нового государства (1471 г.) и последовавшая затем ликвидация политических институтов боярской республики (1478 г.) Победа великокняжеской Москвы над боярским Новгородом означала решающий этап в ликвидации старой и в создании новой политической системы Русской земли. На смену иерархической федерации княжеств и земель под не более чем номинальным главенством великого князя пришло целостное государство с единым политическим центром, с единым реальным правительством. К концу 70-х гг. только Тверское великое княжество формально сохранило свой прежний суверенный, равноправный с Москвой статус.

Крупные изменения в политической структуре Русской земли, означавшие фактически переход от феодальной раздробленности к единому государству, отразились на организации управления Русской землей, объединенной теперь вокруг Москвы. Именно к концу 60-х—началу 70-х гг. относятся первые признаки функционирования военного и дипломатического ведомств3 (будущих Разрядного и Посольского приказов) — первых органов централизованного управления важнейшими функциями нового государства. Появление центральных ведомств, хотя еще в неокончательно оформленном виде, — важный этап в процессе создания новой судебно-административной системы, соответствующей новой форме политического бытия Русской земли, превратившейся в единое государство.

К числу важнейших проявлений нового политического курса относится фактический пересмотр русско-ордынских отношений. В отличие от всех своих предшественников Иван III вступил на великое княжение без формальной санкции хана Золотой Орды, чем была нарушена одна из основных прерогатив ханской власти, и никогда не ездил в Орду, ни до, ни после своего вокняжения. В этом также проявился отказ от прежнего подчинения хану как сюзерену, к которому вассалы время от времени должны являться на поклон. Реальная власть хана над Русской землей слабела по мере усиления нового государства.

Успехи Русского государства в борьбе за единство и независимость встречали противодействие консервативных сил внутри страны и за ее пределами. В борьбе за создание централизованного государства великокняжеская власть пользовалась поддержкой всех прогрессивных элементов феодального общества.4 Противниками централизации и национального единства выступали прежде всего удельные князья, стремившиеся сохранить свои прежние суверенные политические права на территории уделов и свое участие в управлении Русской землей, и определенные круги церковных иерархов, которые стояли за сохранение прежней церковной организации, слабо зависящей от государственной власти, и опасались за судьбы огромных церковных имуществ. Одним из главных очагов сопротивления великокняжеской политике оставался Великий Новгород, хранивший традиции всевластной боярской олигархии (формально подчинившейся Москве в 1478 г.).

Фактический отказ от признания власти ордынского хана, наметившийся в русской политике 60—70-х гг., не мог не привести к перспективе решительного столкновения с Золотой Ордой, которая, разумеется, вовсе не склонна была отказываться от господства над русским «улусом». Сильное Литовское великое княжество, соединенное унией с Польшей, с тревогой смотрело на рост военного и политического могущества Русского государства, опасаясь за свою власть над обширными русскими землями, захваченными в XIV — начале XV в. Не решаясь на открытую борьбу с Русью один на один, осторожный король Казимир Ягеллончик ждал удобного момента, чтобы выступить против нее в составе коалиции. Ливонский орден, остановленный в своем стремлении на восток, и тесно связанная с ним Ганза, желавшая сохранить свою торговую монополию на Балтике, с не меньшим недоверием и недоброжелательством взирали на укрепление Русского государства на северо-западе. К исходу 70-х гг. Русская земля стояла на пороге серьезных испытаний.

Примечания

1. Базилевич К.В. Внешняя политика Русского централизованного государства: Вторая половина XV в. М., 1952; Веселовский С.Б. Феодальное землевладение в Северо-Восточной Руси. М.; Л., 1947. Т. 1, и др.; Горский А.Д. Борьба крестьян за землю на Руси в XV — начале XVI в. М., 1974; Зимин А.А. 1) Россия на рубеже XV—XVI вв. М., 1982; 2) Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV — первой трети XVI в. М., 1988; Казакова Н.А. Русско-Ливонские и русско-ганзейские отношения: Конец XIV — начало XVI в. Л., 1975; Каштанов С.М. Социально-политическая история России конца XV — первой половины XVI в. М., 1967; Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России. М., 1985; Лурье Я.С. Идеологическая борьба в русской публицистике конца XV — начала XVI в. М.; Л., 1960; Сахаров А.М. Города Северо-Восточной Руси XIV—XV вв. М., 1959; Короткевич А.Л. Русское государство в системе международных отношений конца XV — начала XVI в. М., 1980; Черепнин Л.В. 1) Русские феодальные архивы XIV—XVI вв. М., 1948. Ч. 1; 1951. Ч. 2; 2) Образование Русского централизованного государства в XIV—XV веках: Очерки социально-экономической и политической истории. М., 1960.

2. В связи с этим представляется, что обычно принимаемая дата включения Пскова в состав Русского централизованного государства — 1510 г. — на самом деле означает ликвидацию вечевого строя, т. е. внутренней автономии Псковской земли, уже давно лишенной всякой внешне- и внутриполитической самостоятельности и только сохранявшей старые вечевые традиции. Ср.: Масленникова Н.Н. Присоединение Пскова к Русскому централизованному государству. Л., 1955.

3. Наиболее реальными признаками их деятельности является соответствующая документация — разрядные записи (прослеживаемые с конца 60-х гг.) и посольские книги (наиболее ранняя из сохранившихся относится к 1474 г.). См.: Буганов В.И. Разрядные книги последней четверти XV — начала XVII в. М., 1962; Разрядная книга 1475—1605 гг. М., 1977. Т. I, ч. 1. (Далее — РК); Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымскою и Нагайскою ордами и с Турцией. М., 1884. Т. I. (Сб. РИО; Т. 41).

4. См.: Энгельс Ф. О разложении феодализма и образовании национальных государств // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 406—416.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика