Александр Невский
 

Поворот на юг

Первый этап борьбы крестоносцев за земли к югу от Двины описан лишь «Рифмованной хроникой» и более поздними источниками, опиравшимися на нее. Это затрудняет точную датировку этих событий. Магистр Фольквин, собрав значительное количество крестоносцев («их никогда столько не приходило в Ливонию», — свидетельствует «Рифмованная хроника»), обрушился на вотчинные владения князя Виестурса в Тервете. По свидетельству источника дружина князя в жестокой схватке была разбита, а страна подвергнута трехнедельным грабежам и пожарам. В Риге явно ожидали посольства о возобновлении мира, думая, что разбитый Виестурс теперь уже не сможет противиться крещению. Но Виестурс, в отличие от куршей, решил не вести дипломатических игр, не взяв военного реванша. В следующем, 1231 году он вторгся во владения ордена и разорил окрестности Ашерадена. Против него с войском выступил ашераденский комтур Марквард, который нагнал земгальского князя и атаковал на привале, недалеко от границы его страны. В «Рифмованной хронике» это одно из самых драматических описаний битвы. Застигнутый врасплох земгальский полк большей частью был перебит. Князь же пробивал себе путь сквозь ряды окружавших его врагов горящей головней и нанес пытавшемуся пленить его Маркварду сокрушительный удар в лицо, по свидетельству хрониста, вышибив «я не знаю точно, сколько зубов».

* * *

В замке Ашрате царила суматоха. На башне трубили в рог. Тягучий заунывный звук рассеивался над темными лесами, окружавшими небольшой замок. Эхом отзывались боевые рога латгалов и ливов, расположившихся лагерем у стен Ашрате. Оруженосцы седлали коней, помогали братьям облачиться в доспехи. Комтур Марквард фон Бурбах, уже в доспехах, с длинным мечом за поясом, тяжелой поступью вышел во двор. Лицо его было хмурым. Один из крестоносцев, бывших во дворе замка, подошел к комтуру.

— Брат Марквард, все готово.

Правитель замка кивнул. Братья-меченосцы и их оруженосцы были уже в седлах. На копьях развевались по ветру флажки. Яркими пятнами на белых плащах алели изображения креста и меча. Оруженосцы помогли комтуру взобраться в седло. Марквард, надев боевой шлем, сделал знак рукой в железной перчатке. Отряд орденских всадников выехал за ворота, где их уже ждали подошедшие латгалы и ливы. Недавно Марквард получил вести о том, что Виестурс, собрав большой отряд, вторгся в земли ордена и опустошает всю округу. Спешно поскакали гонцы к латгалам и ливам. Очень скоро отряды новообращенных христиан из этих земель прибыли к замку.

И теперь войско спешило по узкой лесной дороге, чтобы перехватить земгалов. Прошло уже немало времени с тех пор, как Виестурс разорвал союз с рыцарями. Теперь целью всей его жизни стала борьба за свою Земгалию. Он жаждал нанести как можно больший урон надменным рыцарям, которых он неплохо знал. Он знал, что теперь они не остановятся, пока не сделают всех земгалов своими подданными. Виестурс сжигал деревни, где жили новообращенные христиане, убивал всех, кто оказывал ему сопротивление. Земгалы захватили множество пленных и погнали их к границе со своей землей. Марквард неотступно шел за ними по разоренному краю. Нагруженный обоз земгалов тащился медленно.

Возле одного из разрушенных поселений, где дымились еще головни страшного пожара, и едкий дым раздражал глотки, рыцари Маркварда неожиданно напали на земгалов. Они возникли внезапно из-за деревьев. Меткие стрелы, посланные арбалетчиками, тонко зазвенели в дымном воздухе. Сразу же упало несколько воинов. Виестурс метался на быстром коне вдоль растянувшегося вдоль дороги войска, пытаясь организовать отпор. Ничего не получалось. Рыцари и латгалы с ливами просто избивали растерявшихся земгальских воинов. Не было времени и места, чтобы построить людей к бою. Виестурс вспомнил, как он почти четверть века назад вот так же настиг на дороге литовское войско, шедшее из разоренной земли эстов. Только тогда железные латники были на его стороне. Лишь немногим литовцам тогда удалось уйти. Теперь его полк оказался на месте воинов Свельгата. Немолодой уже князь все еще был очень силен и храбр. Он не желал мириться с неминуемым поражением. Биться — так до конца! Виестурс крикнул:

— Бей! Кто со мной!

Вокруг князя собрались немногие дружинники. Большая часть войска уже полегла на месте. Несколько сотен земгалов были убиты. Страшным было лицо земгальского князя при свете языков пламени догорающей деревни. Вокруг него падали лучшие дружинники. Виестурс разил мечом направо и налево. Один из мощных ударов стоил ему любимого меча. Клинок переломился. Рядом почти никого не осталось. Виестурс, оскалившись, сквозь пот оглядывался вокруг. Везде враги, везде шлемы и щиты рыцарей. Вздыбив коня, князь ухватил из горящей груды, бывшей еще недавно крепким домом, большую головню, длинную как оглобля. Подняв пылающую головню над головой, князь врезался в толпу врагов и стал наносить ей сокрушающие удары, прорубая себе путь к спасению. Марквард заметил это. Подняв тяжелый меч, рыцарь преградил путь земгальскому князю. Виестурс увидел только алый крест на белом плаще перед своими глазами. На полном скаку он изо всех сил ударил Маркварда пылающим концом головни в лицо. В глазах того помутилось, меч выпал из его рук. Марквард едва удержался в седле. Все лицо рыцаря было в крови. С кровью он выплюнул несколько зубов. Когда Марквард пришел в себя, Виестурс уже был далеко. Он пробился сквозь ряды врагов и мчался с оставшимися дружинниками по дороге в Земгалию. Там он и затворился в одном из лесных замков.

Вот так, разящий живым пламенем наседавших крестоносцев из жаркого боя ушел в пограничный замок, а вместе с тем, из истории князь Виестурс Земгальский, один из выдающихся политиков Прибалтики XIII века. Больше о нем источники не упоминают. Историки обычно предполагают, что он погиб в какой-нибудь последующей схватке. Но ни о каких последующих схватках мы ничего не знаем. Случившееся вскоре события отодвинули новое покорение Земгале почти на двадцать лет. Не исключено и то, что князь Виестурс достаточно мирно умер в своей родной Тервете, где-то между 1235 и 1250 годами. Позже мы знаем имена двух его преемников, Шабиса и Намейсиса, также князей Тервете. Этот город до конца XIII века не потерял своего «столичного» значения, что уже говорит о стабильности княжеской династии в Земгале.

Kamēr vēl roka sit,
Kamēr vēl acs man dzirkst:
Brīva būs Tērvete,
Zemgale brīva!

(Пока рука способна бить,
Пока глаза способны видеть,
Свободен будет Тервете,
Земгалия свободна!)

Анна Бригадиере.

После неудачной попытки реванша Виестурса часть Земгале, видимо, округ Межотне, скорее всего, на очень короткое время все же попал под власть меченосцев. Есть документальные свидетельства о том, что в 1233 году там стоял гарнизон немцев, находившихся в подчинении Болдуина, и держались земгальские заложники. Таким образом, примерно к началу 1234 года немцы вышли непосредственно к границам последнего свободного балтийского княжества — Литвы. Продолжить натиск немедленно помешало вторжение русских и поражение в битве при Омовже.

Вероятная датировка первого похода в Литву в пределах 1235, или даже начала 1236 года. Литовская земля, на которую был направлен первый удар, в «Рифмованной хронике» названа Альзен. Областей с похожим названием в Литве две. Это северо-восточное удельное княжество Нальша и юго-восточная земля Альшенай (Ольшаны). По созвучию более подходит второй топоним. Однако предположение, что немецкая рать, впервые вторгнувшаяся в Литву сразу, зашла так далеко на ее территорию, было бы слишком смелым. Скорее всего, это все же Нальша — область, граничащая непосредственно с латгальскими владениями немцев бывшим Ерсикским княжеством. Поход этот, вероятно, был «пробным камнем» перед решающим наступлением осенью 1236 года, которое не просто завершилось катастрофой для Ордена меченосцев, но и фактически остановило немецкую экспансию в Прибалтике.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика