Александр Невский
 

На правах рекламы:

На 2штампа ру печати по оттиску делают настоящие мастера.

• Молотый кофе лавацца для купить.

• Рекомендую сдать металлолом ростов http://www.priemlomarostov.ru/sdat-metallolom/

П.Е. Сорокин. О некоторых тактических приемах борьбы на воде в древней Руси

С первых веков существования Древней Руси в ее пределах активно развивается судовое дело, одним из основных направлений которого в период Средневековья было военное. В основе его лежат общеславянские тактические приемы использования судов в войнах, приобретенные еще в период славянского расселения на Балканах и в Подунавье.

Уже в самых ранних сообщениях о военных действиях славян на территории Византии упоминается использование в них судов. При этом прослеживается и определенная система их строительства - славянские племена постоянно располагали определенным количеством плавсредств, преимущественно однодревок, а в период военных действий производилось их массовое строительство для выполнения конкретных задач. Легкие славянские челны, вмещавшие около 20 человек, постоянно упоминаются византийскими авторами во время войн на Балканах. Так, во время осады Константинополя в 626 г. попытка славян переправиться на азиатский берег на челнах окончилась неудачей из-за того, что они были перехвачены византийцами. Вскоре после этого славяне вновь готовят челны для переправы аварского войска на территорию Империи. В Стратигиконе Маврикия говорится, что славяне "опытны ...в переправе через реки, превосходя в этом отношении всех людей" (Мишулин, 1941: 395-396, 253, 261-265).

Раннесредневековые однодревки - две целые (8,33 и 9,8 м длиной) и одна фрагментированная - были обнаружены в Микульчице (Чехия) (Poulik 1974: 80-8З). Судя по их вытянутой обтекаемой форме, они были быстроходны и маневренны. Вероятно, именно такие суда использовались славянами во время боевых действий в Подунавье. Такие однодревки известны и в других районах более позднего славянского расселения - в Польском Поморье и в Среднем Поднепровье (Сорокин 1997: 93).

После переселения восточнославянских народов на территорию Восточно-Европейской равнины они оказываются на определенном удалении от морей. На северо-западе освоенные ими земли вплоть до XIV века ограничивались Южным Приладожьем. Ижорским плато, Верхним Понаровьем, на юге - средним течением таких рек, как Днепр, Днестр и Южный Буг. Определялось это не только опасностью со стороны соседей, но и ориентацией хозяйства восточнославянских народов на сухопутные промыслы. В этих условиях чрезвычайно важную роль играли речные системы, связанные с морями и служившие торговыми путями древнерусского государства. Такие природные условия влияли и на развитие судостроения. Малая осадка и прочность корпуса однодревок позволяла широко использовать их на внутренних путях. Суда, плававшие по морю, должны были быть достаточно легки, маневренны и иметь мелкую осадку для успешного преодоления порогов и мелководий на реках, поэтому первоначально морские суда представляли собой модификацию речных, производившуюся по мере надобности - при выходе в море. Этот процесс описан для Черноморского бассейна у Константина Багрянородного, где говорится о дооборудовании однодревок на Днепре по мере приближения их к Черному морю (Константин Багрянородный 1989: 45-51). Другая ситуация существовала на Севере Руси, где, по свидетельству скандинавских саг, стоянка и снаряжение больших морских судов для плавания по Балтике производились в Старой Ладоге, за пределами труднопроходимых Волховских порогов (Глазырина, Джаксон 1987: 81, 87). Движение же по внутренним водным магистралям осуществлялось преимущественно на однодревных и плоскодонных плавсредствах. Учитывая, что Ладога до XII столетия находилась под управлением размещавшихся в ней скандинавов, можно предположить что организация мореплавания на Балтике находилась в их компетенции.

На протяжении всего Средневековья прослеживается отчетливое стремление Древнерусского государства к установлению надежного контроля за выходами важнейших внутренних водных путей в моря. Расцвет русского мореплавания на юге относится к Х-ХI векам, когда у Руси существовали опорные пункты на побережье Черного моря - в Тмутаракани и Олешье. На Балтике наибольшая активность новгородцев наблюдается в XII столетии, после подчинения Ладоги, когда они совершают самостоятельные торговые поездки на Готланд, в Германию и Данию. В тот же период начинается включение в сферу влияния Полоцкого княжества нижнего течения Западной Двины.

Поступательный процесс колонизации окраин русского Северо-Запада: приводит к тому, что наряду с навигационным освоением водных путей начиная с XIV века происходит постепенное заселение русским населением берегов рек Невы, Наровы и Луги, обеспечившее его непосредственный выход к Балтийскому морю. На юге в XVI-XVII вв. казаки осваивают нижние течения Днепра и Дона, выходя к Черному и Азовскому морям. Общегосударственная система организации подготовки судов прослеживается уже в сообщении Константина Багрянородного (945 г.) о постройке и сборе судов со всех восточнославянских земель в Киеве для их последующего похода в Византию (Константин Багрянородный 1989). Подобная же система упоминается в XV столетии в Пскове, когда при встрече царевны Софьи, ехавшей из Эстонии через Псковское озеро, каждый из шести городских концов обязан был выставить по насаду (ускую) (Сорокин, Ершова 1989). Судя по всему, подобная общественная организация в строительстве и содержании судов имелась и в других частях Руси.

Следует отметить, что эта система напоминает скандинавскую систему ледунга, когда отдельные территории с эпохи раннего Средневековья до Нового времени обязаны были первоначально выставить определенное количество судов для королевского флота, а позднее финансировать их строительство. В древности подобный порядок существовал у многих европейских народов, в частности в Древней Греции, в Византии, у западных славян. Учитывая, что Русь была по преимуществу сухопутной державой, система строительства и содержания общегосударственного флота (не получила здесь окончательного оформления. Централизованное строительство судов на Руси осуществлялось чаще всего по специальным указаниям в период подготовки к войне. В древнерусское время военно-морские походы восточных славян были достаточно редки. В предприятиях на Черном море принимали участие два типа судов: однодневные с нашитыми бортами, на которых плавали славянские дружины, и дощатые - скандинавского типа, использовавшиеся варягами, состоявшими на службе русских князей. Небольшие размеры древнерусских судов объясняются тем, что основные пункты их базирования располагались в глубине континента и для выхода их в море требовалось преодоление мелководных и порожистых участков рек.

Судя по описаниям византийских авторов, характерными тактическими приемами борьбы русского флота с византийским были: внезапность нападения, окружение крупных неповоротливых гребных и парусных кораблей большим количеством малых маневренных гребных судов. В бою использовались обстрел лучников, абордаж и рукопашная схватка, переносившаяся на борт неприятельских судов. При этом русские суда двигались обычно в прибрежных водах и в случае неудачи укрывались от преследования на мелководье, недостижимом для больших византийских кораблей. В летописном описании похода Олега на Цареград в 907 году сообщается, что русские суда были поставлены на колеса и пошли на приступ крепости, что устрашило неприятеля и заставило его капитулировать. Судя по всему, в данной ситуации речь шла не о штурме крепостных стен, так как они, конечно, не были доступны для русских ладей. Опасность для осажденных могло представлять переволакивание судов в закрытую бухту Золотой Рог, огражденную с моря цепями, откуда открывался прямой путь в город.

Подобные тактические приемы применялись и на Балтике. В 1447 году, в период войны Новгорода с Орденом, русский парусно-гребной ладейный флот у устья Наровы столкнулся с немецким флотом, сформированным из больших парусных коггов. В ходе этой битвы новгородцам, державшимся прибрежных отмелей и пользовавшимся преимуществами более маневренных гребных судов, удалось захватить три ганзейских когга.

Гораздо шире суда применялись в военных действиях внутри континента. Основной функцией древнерусских флотов в периоды таких войн была транспортировка воинских контингентов, провианта, оружия, в условиях, когда основными путями сообщения были водные пути. Судовые рати использовались и для предотвращения переправ противника через реки, как это было в 1151 г. на Днепре, когда князь Изяслав препятствовал переправе войск Юрия Долгорукого. В описании насада, имеющемся под 1151 годом в Лаврентьевской летописи, говорится: "... исхитрил Изяслав лодьи дивно: беша бо в них гребыми гребуть невидимо, токмо весла видети, а человек бяше невидети, бяхуть бо лодье покрыты досками, бяхуть же борци стояше горе во бронях и стреляюще, а кормника два беста, один на корме, а другой на носе". Интересно, что по этому описанию насад напоминает византийский дромон, где гребцы располагались под помостом. Не исключено, что насад представлял собой некую военную модификацию речного судна, созданную на основании византийских аналогов. Два рулевых весла на носу и в корме не были чем-то необычным. Еще Тацит отмечал подобную особенность у судов свеонов. Два руля значительно повышали маневренность судов, позволяя быстро менять направление движения и оперативно реагировать на появление подводных камней и мелей.

Под 1459 г. упоминается псковская насада "с пущичами и всем нарядом ратным", что является первым свидетельством транспортировки артиллерии на русских судах. Пскову и Новгороду, находившимся на западных рубежах Руси, достижимым по внутренним водным путям из Балтики, приходилось постоянно совершенствовать свои суда, а также приемы и методы борьбы на воде. Ярким примером этому может служить столкновение 1300 г на Неве между новгородцами и шведами, когда, преследуя противника, русские изготовили специальные плоты, подожгли их и пустили по течению на шведский флот, стоявший у только что отстроенной Ландскроны. Только благодаря срубленной сосне, преградившей путь плотам- брандерам, шведам удалось спасти свои корабли (Шаскольский 1987: 47).

Впоследствии в 1480 году орденские войска применяют подобный прием при штурме Пскова. Они пускают по ветру горящие, нагруженные горючими материалами учаны из Завеличья на стены Запсковья и вслед за ними на шнеках, ведя обстрел из пушек, пищалей, арбалетов и луков, бросаются на приступ крепости. В результате отчаянной вылазки псковичей одна шнека была захвачена, другие отошли на противоположную сторону (ПСРЛ 1851: 40). Известно, что еще в 1204 году при штурме Константинополя византийцы без особого успеха пытались сжечь флот крестоносцев брандерами, те же в свою очередь, с большим успехом использовали корабли для овладения стенами города (Де Клари 1986: 55)

Параллели таким способам борьбы на воде прослеживаются и в последующее время. Их применяли донские и запорожские казаки в своих стремительных рейдах на турецкое побережье. Основными приемами и здесь были внезапность нападения, использование маневренности гребных судов и их незначительной осадки для отхода, в случае неудачи на мелководье. Для обхода неприятельских застав в устьях рек казаки широко использовали переволоки, перетаскивая суда по суше в обход неприятельских заслонов. Сходная тактика боевых действий прослеживается и в петровское время. Это использование малых гребных судов для блокады и штурма крепости Азов на Азовском море. И на Балтике, в начальный период Северной войны, основная ставка делалась Петром Великим на легкие и маневренным парусно-гребные суда с небольшой осадкой. Они были способны успешно продвигаться по мелководным шхерам Финляндии, будучи недоступны неприятельских линейных кораблей. Стратегия заключалась в постепенном выдавливании шведского флота из Финского залива. В Гангутском сражении, как в войнах руси (поход Олега на Цареград) и казаков (обход неприятельских кордонов в устьях рек), внезапность нападения была обеспечена переволокой судов по суше в тыл противника.

Тактические приемы борьбы на воде, применявшиеся в Древней Руси были вполне сопоставимы с приемами, использовавшимися в других странах Европы периода средневековья. Однако, находясь длительное время в условиях удаленности от морских побережий, русское государство сохранило средневековую военно- морскую тактику и в Новое время - вплоть до эпохи Петра Великого.

Список литературы

1. Глазырина Г.В., Т.Н. Джаксон. 1987. Древнерусские города в древнескандинавской письменности. М.

2. Клари, Робер, де. 1986. Завоевание Константинополя М.

3. Константин Багрянородный. 1989. Об управлении империей. М.

4. Мишулин, А.В. 1941. Древние славяне в отрывках греко-римских и византийских писателей по VIIв. н.э. // Вестник древней истории 1: 230 - 280.

5. ПСРЛ. 1851. Полное собрание русских летописей V. СПб.

6. Сорокин, П.Е. 1997. Водные пути и судостроение на северо-западе Руси в средневековье. СПб.

7. Сорокин, П.Е., Т.Е. Ершова. 1992. Судоходство и судостроение в средневековом Пскове. Археология и история Пскова и Псковской земли. Псков.

8. Шаскольский, И.П. 1987. Борьба Руси за. сохранение выхода к Балтийскому морю. Л.

9. Poulik, J. 1974. Mikulcice velkomoravske mocenske ustrege. Praga.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика