Александр Невский
 

Заключение

Рассмотрение истории Новгорода и Пскова в XI—XIV вв. во взаимосвязи друге другом, сопряженное со сравнительным источниковедческим анализом новгородского и псковского летописания, позволило по-новому осветить многие моменты во взаимоотношениях двух крупнейших городских центров Северо-Западной Руси.

В источниковедческой части работы основное внимание было уделено изучению ранних этапов псковского летописания и реконструкции древнейшего псковского летописного свода, который, по нашему мнению, был составлен в середине XIV в. (около 1350 г.). Свод соединил в себе начальное псковское летописание (которое регулярно велось со второй трети XIII в.), протограф житийного повествования о Довмонте, южнорусские летописные известия (возможно, извлеченные из недошедшей до нас Киевской летописи, доведенной до 1238 г.), хронографический материал. Впоследствии свод был положен в основу всех трех ветвей псковского летописания. Его реконструкция позволила вычленить собственно псковские записи, сделанные вскоре после событий, которым они посвящены. Таким образом, при изучении новгородско-псковских взаимоотношений, особенно второй половины XIII — первой половины XIV в., в исследовании использовались летописные данные двух городов — и Новгорода, и Пскова. Поэтому на многие вопросы в работе даны ответы, исходя из учета точек зрения новгородского и псковского летописцев. Воссоздание первого псковского свода, как представляется, дает новое истолкование процессу возникновения и развития летописного дела в Пскове.

Во многом нетрадиционной является и представленная в книге оценка новгородско-псковских взаимоотношений указанного периода. В отличие от большинства исследователей, мы видим в Пскове пригород Новгорода только для периода XI — первой трети XII в. После событий 1136—1138 гг. Псков становится суверенным городом-государством со всеми очевидными атрибутами волостного строя: вечем, призываемым князем, посадником, со своей внутренней и внешней политикой. Начиная с момента появления в Пскове князя Всеволода Мстиславича, отношения между Псковом и Новгородом приобрели сложный, противоречивый характер. С одной стороны, они могут быть обозначены как союзнические (особенно перед лицом внешней угрозы), с другой — Псков постоянно вынужден был противостоять попыткам Новгорода вернуть бывший пригород под свою власть. В этой борьбе псковичи неоднократно открыто выступали против новгородцев, зачастую заручившись поддержкой врагов Новгорода — Литвы, Риги, Ордена. Однако вслед за новым конфликтом между двумя русскими волостями обязательно следовало примирение. Возможно, еще с 30-х гг. XII в. взаимные обязательства городов закреплялись в виде новгородско-псковских докончаний. Основные положения предшествующих договоров сохранялись в тексте последующих, более поздних. Точно так же в знаменитом Болотовском соглашении, которое мы датируем не 1348 г., а 1342 г., отразился старый формуляр договоров Новгорода и Пскова.

В делом на протяжении XII—XIV вв. Новгородская и Псковская земли сосуществовали как независимые, суверенные государственные образования, однако на смену их взаимному соперничеству в XIV в. пришло совместное противостояние великокняжеской власти, стремившейся не только включить Новгород и Псков в сферу своего влияния, но и присоединить к территории рождающегося Московского государства. Кроме того, на характере новгородско-псковских взаимоотношений сказывалось геополитическое соперничество в северо-западном регионе Восточной Европы как целого ряда отдельных государств, так и военных блоков, в которых Псков, как, впрочем, и Новгород, зачастую принимал самое деятельное участие.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика