Александр Невский
 

Введение

Память о Немецком ордене жива во всей Европе. В Южной Германии до сих пор стоят принадлежавшие ему замки в стиле барокко — например, на острове Майнау, близ Констанца. Замок был построен Немецким орденом в XVIII веке, а остров принадлежал ему с конца XIII века до 1805 года. Ныне Майнау с разбитым на нем парком — владение шведского князя Бернадотта и место проведения международных научных конференций.

В Марбурге студенты-географы работают в здании, построенном по заказу Немецкого ордена в эпоху Возрождения на земле, во владение которой он вступил еще в начале XIII века. Этот памятник архитектуры близ воздвигнутой Немецким орденом церкви Святой Елизаветы получил название Немецкого дома. Известный из биографии Гёте и его романа «Страдания юного Вертера» Немецкий дом в Вецларе назван так потому, что когда-то, как и многие другие Немецкие дома, принадлежал Немецкому ордену. Многие, но не все, ибо название «Немецкий дом» в XIX веке носил любой дорогой ресторан, особенно на севере Германии. Если такое название не было дано без особой причины в новейшее время, но существовало издревле, то, значит, упомянутое здание или земля, на которой оно стоит, прежде принадлежали Немецкому ордену.

Относится это и к такому, казалось бы, символическому месту, как Немецкий Угол при слиянии Мозеля и Рейна, где в самом конце XIX века в честь объединения Германии была поставлена конная статуя императора Вильгельма I. После Второй мировой войны на восстановленном цоколе памятника по указу федерального президента выбили новую надпись: «Памятник единой Германии». Памятник немецкого единства в Немецком Углу: исполненная исторического смысла символика названия, изначально говорившего лишь о землевладельце, возникла совсем недавно.

Впрочем, Немецкий Угол близ Кобленца не имеет отношения ко множеству немецких домов, ранее принадлежавших ордену; на нем стоит один, но самый известный немецкий дом — резиденция верховного магистра Немецкого ордена. За многовековую историю ордена его верховные магистры не раз меняли место своих резиденций, но самая известная — это замок, служивший резиденцией верховным магистрам ордена в 1309—1457 годах: Мариенбург в Пруссии, у самого устья Вислы, близ Гданьска.

Если вписать Немецкий Угол у Кобленца в данный контекст, то возникнут ассоциации, сравнимые с патетикой упомянутой выше конной статуи времен Вильгельма. Можно было бы привести слова императора Вильгельма II, который не раз бывал в Мариенбурге, жил в нем и стремился поставить своеобразно понимаемую им историю замка Немецкого ордена, историю как традицию, на службу своей политике. В XIX веке Мариенбург превратился в национальный памятник, подобно тем архитектурным творениям древности, которые (например, Кёльнский собор) навсегда вошли в политическое и историческое сознание.

Впрочем, Мариенбург памятен еще и тем, что в 1937—1944 годах там проходил торжественный прием молодежи в национал-социалистическую молодежную организацию; радио вело прямую трансляцию этого мероприятия на весь рейх. По словам современника этих событий, «от Мариенбурга к Фельдхеррнхалле (т. е. к месту гитлеровского путча 1923 года. — Х.Б.) ведет прямой путь, отмеченный верностью, самопожертвованием и героической гибелью». О том, куда привел этот путь, можно узнать, посетив Мариенбург в наши дни, — стоит только получить польскую визу1.

Имея визу, можно побывать не только в Мариенбурге, но и в древней столице Польши Кракове2, где тоже есть сооружение, являющееся своеобразным напоминанием о Немецком ордене, — мост. Он перекинут через Вислу ниже старого королевского замка Вавель и близ церкви, где покоится великий польский хронист Ян Длугош; мост построен недавно и носит название Грюнвальдский (Most Grunwaldski). Это памятник в честь победы, монумент, воздвигнутый в память о разгроме Немецкого ордена польско-литовскими войсками в 1410 году в битве при Танненберге, или, если следовать польской исторической традиции, при Грюнвальде.

Название краковского моста говорит о том, что Немецкий орден вошел не только в немецкое, но и в польское историко-политическое сознание, заняв при этом в последнем гораздо большее место, чем в немецком. Едва ли какая-либо новая массовая политическая организация в Германии вознамерится присвоить себе название «Танненберг», а вот в Польше в наши дни возникло объединение «Грюнвальд».

Что же связывает барочный замок на Боденском озере, Немецкий дом в Марбурге, Немецкий Угол близ Кобленца, Мариенбург в Пруссии и мост над Вислой в Кракове? Можно было бы ответить лаконично.

Немецкий орден, основанный в 1190/1198 годах и ставший третьим крупным орденом крестоносцев в Святой Земле после тамплиеров и иоаннитов, как и прочие духовно-рыцарские ордены крестоносцев, владел многими землями, пожалованными ему вдали от Палестины, где начиналась его история. Множество орденских владений, нередко приобретенных за деньги, со временем разрослись; среди них были и вышеупомянутые: на Боденском озере, в Марбурге и близ Кобленца. Они вели хозяйственную деятельность, поддерживая то, ради чего и был основан орден, т. е. войну с язычниками — сначала в Святой Земле, а впоследствии — на северо-востоке Европы3: в Пруссии и Ливонии.

С 1231 года орден воевал с язычниками в Восточной Прибалтике, где достиг того, чего не добился в Святой Земле, — надолго установил свое господство. Когда в 1291 году крестоносцы утратили Святую Землю, возглавлявшему орден верховному магистру вскоре пришлось перенести свою резиденцию в Пруссию, ставшую отныне центром военной мощи и владений Немецкого ордена. В 1309 году резиденцией верховного магистра и средоточием властной системы, известной как государство Немецкого ордена, стал Мариенбург, хотя использовать возникшее в Новое время понятие «государство» в данном контексте не совсем верно.

Несмотря на своеобразие структур и то, что сначала орден должен был вести войну с язычниками и поддерживать миссию военными средствами, государство Немецкого ордена в Пруссии со временем сравнялось с прочими государствами Восточной Европы, что породило типичные противоречия с соседними странами, тоже претендовавшими на новые земли. Эти противоречия, особенно с Польшей, послужили основной, но не единственной причиной того, что государство ордена в конце концов распалось. Сначала, в 1466 году, орден уступил львиную долю своих прусских владений Польше, а в 1525 году государство Немецкого ордена в Пруссии исчезло с лица земли. Именно тогда его остатки подверглись секуляризации, и последний верховный магистр ордена Альбрехт Бранденбургский получил титул герцога, став ленником короля Польского. В 1561 году орден утратил и Ливонию.

Владения за пределами Пруссии орден удерживал до эпохи Наполеона, свидетельством чему являются вышеназванные архитектурные памятники. Часть ордена и его владений сохранились до наших дней. Видоизмененный орден и поныне существует в Австрии, Германии и Южном Тироле, а в Нидерландах он стал евангелическим орденом.

Зато благодаря тому, что последний верховный магистр происходил из рода Гогенцоллернов, бывшее государство ордена в Пруссии, секуляризованное Прусское герцогство, стало главной составной частью бранденбургско-прусской монархии. В XIX веке прусские власти силились вписать память о средневековом прошлом тогдашних провинций Восточной и Западной Пруссии в традицию своего государства. После Первой мировой войны сначала в Пруссии, а затем в Германии история Немецкого ордена и его государства в Пруссии заняла центральное место в немецкой исторической памяти, тогда как в Польше память о Немецком ордене была преимущественно негативной, что подкреплялось историко-политической традицией. Вспомним название упомянутого выше моста.

Замысел изложить в двенадцати главах всю историю ордена осложняли трудности, о которых следует сказать, ибо некоторые из них оказались непреодолимыми.

Немецкий орден имеет многовековую историю, события которой развивались на обширном пространстве: возникнув около 1200 года, орден существует по сей день, связав свою судьбу со многими областями Германии, а также со Святой Землей, Польшей, Литвой и другими странами, где находились его владения. Случалось, ряды ордена пополнялись людьми из этих стран. И значит, чтобы не быть голословным, чтобы выразить свою точку зрения, следует идти по пути отбора. Нижеследующие главы будут посвящены истории Немецкого ордена в Пруссии. В связи с этим возникает опасение, как бы не продолжить традицию XIX — начала XX века, в русле которой Немецкий орден представал преимущественно феноменом прусской истории.

С традицией XIX, равно как и XX века, связана еще одна сложность. В XIX веке Немецкий орден стал излюбленной темой не только исторической науки, но и популярной литературы. И в наши дни, хотя гораздо реже, раздаются голоса, превозносящие прусский период его истории, но не меньше и осуждающие его, — и не только в Польше. Со смешанным чувством взирает историк на свою тему как на предмет актуальной историко-политической дискуссии. С одной стороны, страшат голословные как позитивные, так и негативные суждения и то, что далеко не всегда пространные рассуждения приводят к конкретным ответам. С другой, что бы то ни было, — восхваление или суровый приговор, для обоснованного историко-политического суждения обращение к прошлому жизненно необходимо. Если это не удается, то историки сетуют на «утрату истории» в сознании.

Современное состояние вопроса характеризует и другая особенность. С одной стороны, того, кто хотя бы прикасается к истории региона, прежде принадлежавшего немцам, а ныне — полякам, с одной стороны, начинают подозревать в том, что он злоумышляет против урегулирования отношений между ФРГ и Польшей, но, с другой, — встает вопрос, применимы ли его рассуждения в споре о границах 1937 года. И все же такие чаяния и опасения не осложняют ситуацию. Если историк осознает свои профессиональные обязанности, то не будет питать надежду на то, что его высказывания смогут однозначно использоваться в современных политических дискуссиях. Поскольку нижеследующие главы написаны с учетом современной политической дискуссии, в них подспудно присутствует полемика с точкой зрения, что история отошедших в 1945 году исконно немецких земель к Польше и Советскому Союзу4 стерлась из исторического сознания немцев. Равным образом в них содержится и полемика с тем мнением, что история этого региона изучается с единственной целью — стереть границы 1945 года и восстановить прежние — правда, уже не 1914, а 1937 года.

К решению вопроса о границах 1914, 1937 или 1945 года история Немецкого ордена не имеет ни малейшего отношения, но способствует пониманию того, почему в период Высокого Средневековья границы между Германией и ее восточными соседями стали иными и почему о них ведется спор в XX веке.

Однако это лишь малая толика того, о чем пойдет речь. Эта книга повествует в основном о Немецком ордене в средние века, и, значит, в ней поднимаются вопросы социальной истории, преимущественно (но не только) истории знати. Далее, ее тема — это особая глава в истории Церкви, а также (и не только в связи с Пруссией) властных и государственных структур в период раннего и позднего Средневековья.

Итак, книга посвящена преимущественно истории ордена в Пруссии, но в ней даются и краткие сведения обо всех регионах, в которых находились орденские владения на протяжении долгих веков его существования. Впрочем, в данной работе вы не найдете систематизации и полноты, присущих справочным изданиям. Так, почти или совсем в ней не говорится о своеобразной духовности Немецкого ордена, о его культурно-исторической роли, о его замках.

Эта книга задумывалась не как пособие для школьных учителей — оно потребовало бы усилий не одного автора и иного построения материала. Нижеследующие главы не могут служить справочным изданием. Они рассчитаны не на специалистов, а на тот круг читателей, которого, если верить широко распространенной теории культуры, уже нет, но который в действительности, судя по интересу к истории, к так называемой научно-популярной литературе, все еще существует. Возможно, леденящая душу мысль о научно-популярной книге, посвященной Немецкому ордену (к счастью, еще не написанной) и созданной по образу и подобию уже существующих опусов о германцах, средневековых императорах или ганзейских купцах, подвигла меня на то, чтобы изложить историю Немецкого ордена не в виде обычного скрупулезного исследования, представляющего узкоспециальный интерес, а в форме сочинения, приближенного к более широкому кругу читателей. Так родились избранные главы из истории ордена, совокупность которых, быть может, создаст верное представление о его истории в целом.

Библиография

Нижеследующие примечания не являются той систематизированной библиографией, которую можно найти в справочниках. Указаны в основном новейшие издания, в которых имеются ссылки на старые работы, а также использованные мною исследования и источники. Хотя эта книга обращена к широкому кругу читателей, в ней приводится и специальная литература, поскольку научная историческая литература, как правило, более доступна читателю-непрофессионалу, чем, например, политологические или с недавнего времени и литературоведческие работы, изобилующие специальными терминами.

Во Введении названы обобщающие исследования и прочие труды общего содержания, на которые в дальнейшем ссылки не даются, хотя, вчитываясь в отдельные главы, можно понять, что наряду с упомянутой специальной литературой привлекались и они.

(1) Современного обобщающего труда по истории Немецкого ордена нет. Таковым может служить следующее: Tumler M. Der Deutsche Orden im Werden, Wachsen und Wirken bis 1400 mit einem Abriß der Geschichte des Ordens von 1400 bis zur neuesten Zeit. Wien, 1955. Это взгляд на орден изнутри (в 1948—1970 гг. автор был верховным магистром ордена), т. е. отражает позитивное отношение к завоеванию Пруссии, свойственное очень многим работам о Немецком ордене. Само собой разумеется, взгляд изнутри таит в себе известную опасность. Тому же автору принадлежит краткое изложение истории ордена. См: Turmler M., Arnold U. Der Deutsche Orden. Bad Münstereifel, 1981. Проблемы истории Немецкого ордена лучше всего представлены в следующем эссе: Maschke E. Die inneren Wandlungen des Deutschen Ritterordens // Geschichte und Gegenwartsbewußtsein: Festschrift für H. Rothfels. Göttingen, 1963. Репринт см. в сборнике статей: Maschke E. Domus hospitalis Theutonicorum: Gesammelte Aufsätze. Bonn-Godesberg, 1970. См. также: Hellmann M. Bemerkungen zur sozialgeschichtlichen Erforschung des Deutschen Ordens // Historisches Jahrbuch. 1961. Bd. 80; Biskup M. Wendepunkte der Deutschordensgeschichte // Beiträge zur Geschichte des Deutschen Ordens / Hg. U. Arnold. Marburg, 1986. Bd. 1.

(2) По истории ордена в Пруссии см.: Voigt J. Geschichte Preußens: In 9 Bd. Königsberg, 1827—1839. Директор Кёнигсбергского архива Й. Фойгт впервые описал его материалы (см.: Forstreuter K. Das preussische Staatsarchiv in Königsberg. Göttingen, 1955); его прекрасное знание архивных материалов пошло на пользу книге, которая, будучи памятником исторической науки, во многом не устарела и по сей день.

(3) См. более новые и более лаконичные работы: Krollmann Chr. Politische Geschichte des Deutschen Ordens in Preußen. Königsberg, 1932; Schumacher B. Geschichte Ost- und Westpreußens. Würzburg, 1937. Новые издания последней после 1945 г. переработаны, но сохраняют при э;гом уровень и оценки 30-х годов XX в. Современное, но, впрочем, весьма всестороннее исследование представляет обобщающая работа польского ученого Г. Лабуды (см.: Labuda G. Historia Pomorza. Poznań, 1972), в которой содержится история не только Западного и Восточного Поморья, но и Западной и (отчасти) Восточной Пруссии и, следовательно, Немецкого ордена в Пруссии. См. также: Boockmann H. Ostpreußen und Westpreußen: Deutsche Geschichte im Osten Europas. Berlin, 1992. Исследование польского историка К. Гурского сначала появилось на итальянском языке (см.: Górski K. L'Ordine teutonico: Alle Origini dello stato prussiano. Turino, 1971), а затем было переиздано на польском (см.: Idem. Zakon Krzyżacki a powstanie państwa pruskiego. Wroclaw, 1977). Гурский еще раньше выступил с обобщающей работой (см.: Górski K. Państwo krzyżackie w Prusach. Gdańsk, 1946), а в 1930—1939 гг. и после 1946 г. опубликовал немало работ по прусской истории (его библиографию см. в изд.: Zapiski Historyczne. 1969. T. 34; Acta Universitatis Nicolai Copernici: Historia. 1973. T. 9). С 1945 г. он подготовил в Торуньском университете немало специалистов по истории Пруссии и Немецкого ордена. Указанная книга — это дело всей его жизни. Ее следует рассматривать в русле польской историографической традиции, но автор во многом порывает с ней, отходя от изучения истории Немецкого ордена с позиций польского национального государства. Серьезным справочным изданием может служить следующее: Biskup M., Labuda G. Dzieje zakonu krzyżackiego w Prusach. Gdańsk, 1986. Самые значительные работы польских авторов изданы в переводе на немецкий язык: Der Deutschordensstaat Preußen in der polnischen Geschichtsschreibung der Gegenwart / Hg. U. Arnold, M. Biskup. Marburg, 1982. Работы польских и немецких ученых по истории Немецкого ордена опубликованы в серии: Ordines militares: Colloquia Torunensia Historica / Hg. Z.H. Nowak. Toruń, 1983—2001. Основанная в 1985 г. Международная историческая комиссия по изучению Немецкого ордена имеет свое издание: Beiträge zur Geschichte des Deutschen Ordens / Hg. U. Arnold. Marburg, 1986. Bd. 1; 1989. Bd. 2: Zur Wirtschaftsentwicklung des Deutschen Ordens im Mittelalter. В связи с 800-летием Немецкого ордена были открыты выставки, с материалами которых можно ознакомиться по каталогам (см.: 800 Jahre Deutscher Orden. Gütersloh; München, 1990; Kreuz und Schwert: Der Deutsche Orden in Südwestdeutschland, in der Schweiz und im Elsaß. Mainau, 1991; Ritter und Priester: Acht Jahrhunderte Deutscher Orden in Nord Westeuropa. Alden Biesen, 1992).

(4) Краткое изложение см. в кн.: Treitschke H. v. Das deutsche Ordensland Preußen. Leipzig, 1862. Это эссе оказало огромное влияние на немецкое историческое сознание.

(5) Последние статьи Э. Машке см. в № 1; см. также: Górski K. The Teutonic Order in Prussia // Mediaevalia et Humanistica. 1966. Bd. 17; Idem. Communitas, princeps, corona regni: Studia selecta. Warszawa, 1976; Biskup M. The Role of the Order and State of the Teutonic Knights in Prussia in the History of Poland // Polish Western Affairs. 1966. Vol. 7; Küttler W. Charakter und Entwicklung des Deutschordensstaates in Preußen // Zeitschrift für Geschichtswissenschaft. 1971. Bd. 19 (единственное исследование по теме данной книги, опубликованное в ГДР); Biskup M. Rola zakonu krzyżackiego w wiekach XIII—XVI // Stosunki polsko-niemieckie w historiografii / Wyd. J. Krasuski. Poznań, 1974. T. I; Boockmann H., Rhode G. Thesen zur Geschichte des Deutschen Ordens // Polen, Deutschland und der Deutsche Orden — оттиск из ежегодника: Jahrbuch für Geschichte- und Geographieunterricht. 1975. Bd. 16; Biskup M. Die Rolle des Deutschen Ordens in Preußen in der Geschichte Polens //Jahrbuch für Geschichts- und Geographieunterricht. 1975. Bd. 16; Idem. Die Erforschung des Deutschordensstaates Preußen // Der Deutschordensstaat Preußen... (см. № 3); Idem. Wendepunkte der Deutschordensgeschichte // Beiträge zur Geschichte des Deutschen Ordens / Hg. U. Arnold. Marburg, 1986. Bd. 1.

(6) См. первое издание, дающее общую картину истории Немецкого ордена в империи: Voigt J. Geschichte des Deutschen Ritter-Ordens in seinen zwölf Balleien in Deutschland. Königsberg, 1857, 1859. Новейшего издания не существует. См. литературу под № 28—29.

(7) До сих пор не слишком удовлетворительно состояние изучения Немецкого ордена в Ливонии: никаких общих работ и небольшое число исследований. См.: Hellmann M. Die Stellung des livländischen Ordenszweiges... // Von Akkon bis Wien: Studien zur Deutschordensgeschichte / Hg. U. Arnold. Marburg, 1978.

(8) Истории ордена за пределами Германии, Пруссии и Ливонии посвящена книга К. Форстрейтера, попытавшегося создать общую картину (см.: Forstreuter K. Der Deutsche Orden am Mittelmeer. Bonn, 1967). Книга подводит итог исследований нескольких десятилетий.

(9) Библиографию по истории ордена см. в изд.: Lampe K.H. Bibliographie des Deutschen Ordens bis 1959. Bonn; Bad Godesberg, 1975. Переработанная в 1975 г. К. Визером (Wieser K.), книга все же оставляет желать лучшего. Нередко не учтена серьезная научная литература и, напротив, включены небольшие статьи, не представляющие особого интереса. Важнейшая работа по прусской и ливонской истории Немецкого ордена: Jilek H. и. а. Bücherkunde Ostdeutschlands und des Deutschtums in Ostmitteleuropa. Böhlau, 1963. Квалифицированное справочное издание по истории ордена в Пруссии: Wermke E. Bibliographie der Geschichte von Ost- und Westpreußen. Königsberg, 1933. Библиография доведена до 1970 г. (см.: Idem. Bibliographie der Geschichte von Ost- und Westpreußen für die Jahre 1939—1970. Bonn; Bad Godesberg, 1974). Продолжение ее см. в журнале «Цайтшрифт фюр остфоршунг» («Zeitschrift für Ostforschung»), где также печатаются рецензии на работы по истории ордена на востоке Европы. Материалы по истории ордена в Пруссии публикуются в издании «Ежегодник истории Средней и Восточной Германии» («Jahrbuch für die Geschichte Mittel- und Ostdeutschlands»). Сообщения Исторической комиссии по истории Восточной и Западной Пруссии и материалы из архивов Фонда прусского культурного наследия публикуются в «Журнале по истории и археологии Вармии» («Zeitschrift für die Geschichte und Altertumskunde Ermlands»). В нем можно найти и рецензии на польские работы. Из польской периодики важнейшее издание — журнал «Исторические записки» («Zapiski Historyczne») (Торунь).

(10) Важнейшие грамоты и актовый материал сохранились в бывшем Мариенбургской архиве, который до конца Второй мировой войны находился в Кёнигсберге, затем — в Гёттингене, а ныне передан в Берлин (Тайный государственный архив Фонда прусского культурного наследия). Ср.: Forstreuter K. Das preußische Staatsarchiv... (см. № 2). Ценные документы этого архива по истории Немецкого ордена приведены в изд.: Joachim E., Hubatsch W. Regesta historico-diplomatica. Göttingen, 1948—1973. В этом издании регест учтены грамоты, хранившиеся в бывшем архиве верховных магистров, а также их переписка и акты, преимущественно XV в. По материалам Кёнигсбергского архива составлены два имеющих огромное значение для истории Немецкого ордена собрания грамот: Preußisches Urkundenbuch. Königsberg; Marburg, 1882—1986.; Liv-, Est- und Kurländisches Urkundenbuch / Hg. G. von Bunge, H. Hildebrandt. Reval; Riga; Moskau, 1853—1914. Отдельные грамоты в переводе (не всегда точном) включены в изд.: Hubatsch W. Quellen zur Geschichte des Deutschen Ordens. Göttingen, 1954.

(11) Источники по истории Немецкого ордена за пределами Пруссии отрывочны. Основные грамоты, относящиеся к ранней истории ордена, изданы Э. Штрельке (см.: Strehlke E. Tabulae Ordinis Theutonice Berlin, 1869). Эта же книга репринтным способом была издана в Торонто в 1975 г., с предисловием Г.Э. Майера (Н.E. Mayer).

(12) Архив немецких магистров в замке Хорнек погиб во время крестьянского восстания в 1525 г. В XIX в. вюртембергские власти выстроили архив в Мергентхайме; см.: Seiler A. Horneck-Mergentheim-Ludwigsburg: Zur Uberlieferungsgeschichte der Archive des Deutschen Ordens in Südwestdeutschland // Horneck, Königsberg und Mergentheim / Hg. U. Arnold. Lüneburg, 1980.

(13) В XIX в. был основан Центральный архив Немецкого ордена; см.: Wieser K. Das Zentralarchiv des Deutschen Ordens in Wien // Preußenland. 1963. Jg. 1. H. 1. Материалы этого архива использованы в изд.: Graf von Pettenegg E.G. Die Privilegien des Deutschen Ritter-Ordens. Wien, 1896. Значительная часть Венского архива описана К. Визером; см.: Wieser K. Nordosteuropa und der Deutsche Orden: Kurzregesten: In 2 Bd. Wien, 1969, 1972.

(14) См. лучшее среди изданий грамот по истории Немецкого ордена в империи: Hennes J.H. Codex diplomaticus Ordinis Sanctae Mariae Teutonicorum: In 2 Bd. Mainz, 1845—1861.

(15) Важнейшие нарративные источники по истории ордена в Пруссии (а также и за ее пределами) собраны в изд.: Scriptores rerum Prussicarum: In 5 Bd. Leipzig, 1861—1874; Frankfurt a. M., 1968. Bd. 6. Их анализ содержится в вводных статьях указанного издания и в следующих работах: Helm K., Ziesemer W. Die Literatur des Deutschen Ritterordens. Giessen, 1951; Engels O. Zur Historiographie des Deutschen Ordens // Archiv für Kulturgeschichte. 1966. Bd. 48; Boockmann H. Die Geschichtsschreibung des Deutschen Ordens // Geschichtsschreibung und Geschichtsbewußtsein im späten Mittelalter / Hg. H. Patze. Sigmaringen, 1987 (Vorträge und Forschungen. Bd. 31).

(16) Другие справочные издания по истории ордена: Oelsnitz A.B.E. v. d. Herkunft und Wappen der Hochmeister des Deutschen Ordens 1198—1525 [s. l.] (Einzelschriften der historischen Kommission für Ost- und West-preussishe Lahdesforschung. Bd. 1); Dudik B. Des hohen Deutschen Ritterordens Münz-Sammlung in Wien. Wien, 1858. Последняя книга содержит нечто большее, чем обещает ее название. В ней дается обзор грамот Центрального архива Немецкого ордена в Вене, в организации которого принимал участие автор, а также описывается одежда членов ордена, его отличительные знаки и печати. Устав ордена с дополнениями к нему был издан М. Перльбахом; см.: Perlbach M. Die Statuten des Deutschen Ordens. Halle a. S., 1890.

(17) Огромное значение имеют исторические карты не только Пруссии, но и других регионов, связанных с историей Немецкого ордена: Historisch-geographischer Atlas des Preußenlandes / Hg. H. Mortensen, G. Mortensen, R. Wenskus. Wiesbaden, 1968—1986. В качестве справочных изданий по истории ордена в Пруссии можно порекомендовать следующие: Handbuch der Historischen Stätten: Ost- und Westpreußen / Hg. E. Weise. [s. l.], 1966; Altpreußische Biographie. Königsberg, 1941. Bd. 1; Marburg, 1967. Bd. 2; Marburg, 1975. Ergänzungen.

Примечания

1. Эта реплика сохранилась от 1-го издания книги. В настоящее время между Германией и Польшей существует безвизовый режим.

2. Краков — столица Польского государства в XIV—XVI вв.

3. Северо-восток Европы — в данном случае геополитическое понятие: Европа как бы заканчивалась на бывших границах СССР.

4. На Потсдамской конференции 1945 г. при поддержке СССР требований Польши было принято решение о возвращении Польше ее исконных земель и об установлении польско-германской границы по Одеру — Нейсе.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика