Александр Невский
 

Иллюстрации

Ил. 1. Развалины Монфора, главной крепости Немецкого, ордена в Палестине

См. с. 59 наст. изд.

Фото: Государственный пресс-центр правительства Израиля.

Ил. 2. Церковь Святой Елизаветы в Марбурге

См. каталог: Sankt Elisabeth: Fürstin — Dienerin — Heilige. Marburg, 1981. См. также с. 45—46 наст. изд.

Фото: Марбург. Архив фотодокументов.

Ил. 3. Щит ландграфа, верховного магистра Конрада Тюрингского. Марбург. Университетский музей

Этот и еще 28 щитов висели в церкви Святой Елизаветы в Марбурге как надгробные щиты. Но здесь перед нами не просто надгробный и гербовый щит (см. ил. 8), а один из военных щитов: он раскрашен и с оборотной стороны и имеет скобы, на которых крепились металлические петли. Лицевая сторона деревянного щита обтянута кожей и раскрашена. В голубом поле щита идущий красно-белый полосатый лев. Крест Немецкого ордена (внизу слева), вероятнее всего, был пририсован лишь в XV в. Во всяком случае, уже тогда владельцем щита мыслился Конрад Тюрингский.

О Конраде Тюрингском см.: с. 43—44; о щите см.: Himmelein V. Die Zeitder Staufer: Katalog. Tübingen, 1977. Bd. 1, № 315.

Фото: Марбург. Архив фотодокументов.

Ил. 4. Надгробие верховного магистра Конрада Тюрингского в церкви Святой Елизаветы в Марбурге

См. каталог: Sankt Elisabeth... См. также с. 43—44 наст. изд.

Фото: Марбург. Архив фотодокументов.

Ил. 5—6. Навершия ограды на могиле Елизаветы и церкви Святой Елизаветы в Марбурге

Судя по изображенным людям, ограда была сооружена в память об их встрече на могиле святой Елизаветы в 1326 г., то есть о церковной мессе политического значения, подобной отслуженной в 1236 г. (см. с. 43—44). Представлены (начиная с верхнего левого угла): Иоганн фон Дембах, бургграф Фридрих IV Нюрнбергский, музыкант с духовым инструментом, ландграф Отто Гессенский, музыкант с волынкой, комтур Немецкого ордена в Марбурге Куно фон Дудельсдорф, музыкант с духовым инструментом, ландграф Генрих Гессенский, маркграф Людвиг Бранденбургский, король Людвиг Баварский, музыкант с двумя духовыми инструментами, король Фридрих Красивый и граф Иоганн I фон Цигенхайн. Иоганн фон Дембах был в 1326 г. гессенским должностным лицом в Марбурге, бургграф Нюрнбергский оказывал всестороннюю помощь королю Людвигу, ландграф Отто сначала стоял на стороне соперника Людвига, короля Фридриха Красивого, но впоследствии перешел на сторону Людвига. Генрих Гессенский был сыном Отто, а маркграф Бранденбургский — сыном короля Людвига. Король Фридрих с 1325 г. был признан соправителем короля Людвига — вероятно, именно поэтому он изображен на ограде, хотя в 1326 г. в Марбурге его наверняка не было. Граф фон Цигенхайн был племянником ландграфа Отто по материнской линии. В 1323 г. он встал на сторону короля Людвига, но в конце 1326 г., как и ландграф Отто, переметнулся на сторону Папы. Визит короля Людвига все же не обеспечил королю прочного союза с участниками встречи. Рыцари Немецкого ордена в XIII—XIV вв. носили плащи с изображением небольшого креста на левом плече (ил. 4). Напротив, комтур Немецкого ордена изображен с большим крестом на груди. Необычно то, что концы креста изогнуты.

Об ограде см.: Brockhusen H.J. v. Eine religiös-politische Demonstration am Grabe der heiligen Elisabeth beim Deutschen Orden zu Marburg im Jahre 1326 // Studien zur Geschichte des Preussenlandes: Festschrift für Г Keyser. Marburg, 1963. О роли духовых инструментов во время торжеств в средние века см.: Zak S. Musik als «Ehr und Zier» im mittelalterlichen Reich // Studien zur Musik im höfischen Leben, Recht und Zeremoniell. [s. l.], 1979.

Фото: Марбург. Архив фотодокументов.

Ил. 7. Триптих в честь учреждения комтурства Хорнек-на-Некаре (близ Гундельсхайма). Нюрнберг. Германский национальный музей

В период между 1254 и 1258 гг. vir nobilis (лат.; благородный муж. — В.М.) Конрад фон Хорнек с сыном Вернером пожаловали ордену свое владение, а сами вступили в орден. Они стали первыми комтурами Хорнека, служившего резиденцией немецкого магистра; замок был разрушен во время Крестьянской войны 1525 г. Дарение Хорнека стоит в одном ряду с акциями ландграфов Тюрингских Конрада и Генриха в Марбурге (см. с. 40—41) и трех братьев Гогенлоэ, в 1219 г. основавших комтурство Мергентхайм. При этом учредители, по крайней мере некоторые из них, вступают в орден. Хозяева Хорнека были последними в династии представителями мужского пола, и она угасла.

Творение сер. XV в. предназначалось не для надгробия или алтаря, а для краткой хроники, повествующей об основании городской капеллы. Церемония запечатлена очень точно. В центре — даруемая ордену крепость Хорнек и принимающая дар покровительница ордена Дева Мария. На правой створке изображены оба дарителя, на левой — заказчик картины, немецкий магистр Ульрих фон Лентерсхфайм (1454—1479).

Boockmann H. Das Hornecker Stifterbild und die Anfänge der Deutschordenskommende Horneck // Horneck, Königsberg und Mergentheim / Hg. U. Arnold. Lüneburg 1980; Idem. Über Schrifttafeln in spätmittelalterlichen deutschen Kirchen // Deutsches Archiv. 1984. Bd. 40. S. 211—212.

Фото: Нюрнберг. Германский национальный музей.

Ил. 8. Гербовый щит Пауля Пфинтцинга из церкви Святого Иакова в Нюрнберге

Как и в прочих церквах Немецкого ордена того времени в нюрнбергской церкви Святого Иакова (см. ил. 9) рядом с надгробными (см. ил. 3) висели и гербовые щиты, которые, вероятно, служили свидетельством родовитости при вступлении в орден (см. ил. 25) и хранились в память о церемонии в той церкви, где рыцарь был принят в орден. Пауль Пфинтцинг был выходцем из одной из тех семей нюрнбергских советников, которые издревле были имперскими министериалами. Геральдические символы на щите впоследствии претерпели изменения.

Фото: Служба наземных сооружений города Нюрнберга.

Ил. 9. Нюрнбергское комтурство Немецкого ордена с церковью Святого Иакова. Рисунок Ганса Бина. 1625. Нюрнберг. Германский национальный музей

В 1209 г. король Оттон IV, проезжая через те земли Германии, которые до смерти его соперника, короля Филиппа Швабского, в 1208 г., были для него закрыты, пожаловал Немецкому ордену церковь королевского двора в предместье Нюрнберга. Имперские владения продолжали раздариваться и распродаваться, так что здесь быстро возникло крупное комтурство и большой, посвященный Елизавете госпиталь. Рисунок дает прекрасное представление о дворе крупного городского монастыря. Внизу справа церковь Святого Иакова, сооруженная в XIV в., а за нею — госпиталь и капелла, а также жилые дома и хозяйственные постройки. Впрочем, из рисунка неясно, что с ростом города с кон. XIV в. Нюрнбергское комтурство, словно анклав, оказалось внутри городских стен. Оно было защищено церковными привилегиями, что, как водится, породило конфликты между городским советом и монастырем, обладающим иммунитетом. В нач. XV в. городу удалось выкупить у ордена дома за пределами анклава и его право на Нюрнбергский замок, но само комтурство устояло; оно пережило даже Реформацию и сохранилось до 1809 г., когда было секуляризовано.

Schrötter G. Das Deutschordenshaus in Nürnberg 1209—1500 // Festgabe für H. Grauert. [s. l.], 1910; Ulrich K. Die Nürnberger Deutschordenskommende in ihrer Bedeutung für den Katholizismus seit der Glaubensspaltung: Diss. theol. Würzburg, 1935; Boockmann H. Der Deutsche Orden in Nürnberg // Ordines... Bd. 3 (см. № 3).

Фото: Нюрнберг. Германский национальный музей.

Ил. 10. Вюрцбургское комтурство Немецкого ордена. Фрагмент вида Вюрцбурга из «Топографии Франконии» Маттеуса Мериана. 1648

Вюрцбургское комтурство так же, как и Нюрнбергское (см. ил. 9), восходит к королевскому двору. После того как оно перешло к епископу (событие не датировано), тот пожаловал его в 1219 г. Немецкому ордену. На плане (владения ордена помечены цифрой 3) хорошо видно местонахождение бывшего королевского двора на пути от моста через Майн до замка епископа. Вюрцбургское комтурство было тем владением Немецкого ордена, которое постепенно интегрировалось в одну территорию (см. с. 182—183). Рыцари Немецкого ордена в Вюрцбурге преданно служили епископу. Еще в XV в. в этом владении жил один-единственный рыцарь Немецкого ордена (комтур), а в то время, к которому относится рисунок, в Вюрцбурге пребывало должностное лицо франконского комтура. Вюрцбургский дом, говорилось в 1621 г., уже не мог «подобающим образом содержать ни одного рыцаря».

Herzig A. Die Deutschordenskommende Würzburg im Mittelalter (1219—1549): Ihre Stellung als bischöfliche «Hauskommende» und Komturspfründe // Mainfränkisches Jahrbuch. 1966. Bd. 18. S. 110; Schick W. Würzburg im Mittelalter: Studien zum Verhältnis von Topographie und Bevölkerungsstruktur. [s. l.], 1977. S. 23.

Ил. 11. Вюрцбургское комтурство Немецкого ордена

На переднем плане построенная во второй пол. XIII в. церковь. В башне находится освященная в 1226 г. капелла. Примыкающие здания комтурства относятся к кон. XVII в., т. е. к тому времени, когда рыцари ордена уже не проживали здесь постоянно.

Фото: Вюрцбург, Гундерман-Ферлаг.

Ил. 12. Мастер Штауфенбергского алтаря. Рождество Иисуса с фигурой заказчика — священника Немецкого ордена. Нюрнберг. Германский национальный музей

Творение неизвестного художника на основании стилистического анализа приписывается мастеру с Верхнего Рейна (нач. XV в.). В качестве заказчика, судя по тонзуре и отсутствию бороды и родового герба, изображен священник Немецкого ордена — комтур одного из комтурств на юго-западе Германии.

Stange A. Kritisches Verzeichnis der deutschen Tafelbilder vor Dürer. München, 1970. Bd. 2, № 67. См. также: Turnier M. Der Deutsche Orden... S. 374—375 (см. № 1). Изучая средневековые материалы, М. Тумлер не нашел подтверждения тому, что братья священники могли носить белые плащи (Op. cit. S. 375. Anm. 14). Данная картина говорит об обратном. Еще одно воспроизведение см. в изд.: Reallexikon zur deutschen Kunstgeschichte. Stuttgart, 1954. Bd. 3. Sp. 1313.

Фото: Нюрнберг. Германский национальный музей.

Ил. 13. Вильгельм Плейденвурф. Створка алтаря Марии церкви Святого Иакова в Нюрнберге. 1490. Нюрнберг. Германский национальный музей

Представлен эпизод легенды, где ангел прикрывает обнаженные руки святого Мартина, поднимающего гостию. Епископ отдал свой плащ бедным. Текст в верхней части картины гласит: Hie heit sant Mertin mess. Da wurden im sein arm bedeckt von dem engel Gottes (ср.-нем.; Святой Мартин служит мессу. Ангел Божий прикрывает его руку. — В.М.). Внизу слева — заказчик алтаря, рыцарь Немецкого ордена Мельхиор фон Нейнек, в 1463—1489 гг. ландкомтур баллея Франкония. Надпись, начало которой находится на не изображенной здесь, левой створке алтаря: Melchior von Neuneck lant kumeter hat dise tafel lassen machen 1490 (ср.-нем.; Комтур Мельхиор фон Нейнек заказал эту картину в 1490 г. — В.М.).

Stange A. Kritisches Verzeichnis der deutschen Tafelbilder vor Dürer. München, 1978. Bd. 3, № 163.

Фото: Нюрнберг. Германский национальный музей.

Ил. 14. Копия надгробия немецкого магистра Эберхарда фон Зейнсхайма. Замок Хорнек-на-Некаре близ Гундельсхайма

В замке Хорнек-на-Некаре (см. ил. 7) до его продажи в 1896 г. хранились надгробия пяти погребенных в капелле немецких магистров. Ныне здесь выставлены только гипсовые копии, судя по которым надгробия стоили недешево и были выполнены на совесть. Эберхард фон Зейнсхайм был немецким магистром в 1420—1443 гг. Он пытался возвысить немецкого магистра над верховным с помощью фальсификата так называемых статутов Орзельна (см. с. 153). Усопший (как прочие немецкие магистры Хорнека и как заказчик на ил. 13, но в отличие от рыцарей ордена в раннее Новое время) изображен в наглухо застегнутом плаще, скрывающем рыцарское оружие.

Boockmann H. Das Hornecker Stifterbild... S. 24. Anm. 6 (см. пояснение к ил. 7).

По фотографии из Центрального архива Немецкого ордена в Вене (Album betr. die Wiederherrstellung der Marienburg. [s. l. n. d.], Bd. 1908. S. 16).

Ил. 15. План города Торна (нач. XIX в.)

План, рисующий картину разрушений, причиненных войнами 1807—1825 гг., в который внесены современные названия торуньских улиц, дает представление о типичной застройке городов в Пруссии, преимущественно на пути движения на Восток, а также и в империи с XII в. Левую половину плана занимает Старый город, правую — более юный, но в 1264 г. получивший привилегии Новый город, который на расчерченном на квадраты плане выступает еще отчетливее, чем Старый. В обоих городах земельные участки нормированы — как и в других основанных городах, напр., во Фрайбурге в Брейзгау. Общественные здания находятся на плане на свободных квадратах: обе ратуши на рыночной площади («Ring» = пол. rynek), равно как и приходская церковь (в Старом городе правее ратуши, в Новом городе — внизу справа) и монастыри (в Старом городе вверху слева францисканский монастырь, в Новом городе тоже вверху слева доминиканский монастырь). Внизу справа ниже Нового города примыкает к Старому городу резиденция хозяина города, замок комтура Немецкого ордена (см. ил. 21—22).

Bahr E. Thorn // Handbuch der Historischen Stätten: Ost und Westpreussen. Stuttgart, 1968.

План, хранящийся в Торуньском архиве (Wojewydzkie Archiwum w Toruniu), издан; см.: Akta gruntowe i budowlane miasta Torunia (1793—1961) / Wyd. M. Gołembiowski // Zapiski Historyczne. 1976. T. 41.

Ил. 16. План замка Редина

Находящийся в Кульмской земле и отстроенный в 1300 г. замок комтура Редина особенно отчетливо являет регулярность сооружения, характерную для замков ордена в Пруссии. Четыре равновеликих крыла охватывают внутренний двор, но центральная башня сохраняет закрытую форму (вверху слева), а капелла (внизу справа) и огромное сводчатое помещение переходят в крепость. Строение в левой части — это данцигер, т. е. типичное для замков ордена в Пруссии, перекинутое через реку очистное сооружение.

Glasen K.H. Die mittelalterliche Kunst im Gebiete des Deutschordensstaates Preussen. Königsberg, 1927. Bd. 1.

Иллюстрация из кн.: Dehio G., Gall. E. Deutschordensland Preussen. München; Berlin, 1952.

Ил. 17. Город и замок Мариенбург во время Северной войны

Если исключить укрепления, заложенные после 1656 г. шведскими оккупационными войсками (D), то карта точно отражает состояние периода владычества ордена. Справа (A) находятся типичные для Пруссии и немецких поселений на Востоке регулярные городские сооружения, впрочем, более скромного размера, чем в Торне, одном из крупнейших городов региона (см. ил. 15). Слева крепость ордена, в которую входит замок (B), одно из типичных для Пруссии сооружений, в плане имеющее форму квадрата (см. ил. 16), и примыкающая слева, сооруженная в XIV в. резиденция верховного магистра (C), близ которой находится предместье (Атриум), хозяйственный двор, как и в других крепостях ордена. Предместье Мариенбурга отличалось размерами, так как замок обслуживало очень много людей.

Schmid B. Die Marienburg. Würzburg, 1955; Görski K. Dzieje Malborka. Gdansk, 1973.

Карта опубликована в кн.: Pufendorf S. De rebus a Carolo Gustavo <...> gestis. Berolini, 1696.

Ил. 18. Большая трапезная в Мариенбурге (кон. XVIII в.)

В резиденции верховного магистра (ил. 17) к его палатам (части сооружения, обращенной к берегу реки близ Верхнего замка) примыкала в граничащем с рекой крыле большая трапезная — парадный зал, необычайная архитектоника которого прекрасно видна на иллюстрации — без средневековых фресок и архитектурных излишеств и без типичных для XIX в. декоративных украшений (см. ил. 37). Это работа Ф. Жийи (рисунок) и Ф. Фрика (гравюра). Серия этих рисунков, выполненных в 1794 г., в 1795 г. была выставлена в Берлине и размножена в 1799 г. С этого начались не только реставрационные работы в Мариенбурге в XIX—XX вв., но и (с почти тогда же появившихся изображений Кёльнского собора) — история охраны памятников и новой готики в Германии.

Boockmann H. Das ehemalige Deutschordensschloss Marienburg 1772—1945 // Geschichtswissenschaft und Vereinswesen: Beiträge zur Geschichte historischer Forschung in Deutschland / Hg. H. Boockmann. Göttingen, 1972; Idem. Die Marienburg im 19. Jahrhundert. Frankfurt a. M. 1982.

Иллюстрация из кн.: Frick Fr. Schloss Marienburg in Preussen. Berlin, 1799.

Ил. 19. Голова Марии из замковой капеллы в Мариенбурге

На хорах церкви Верхнего замка в 1380 г. в нише на месте среднего окна была воздвигнута монументальная (8 м) фигура Девы Марии. Лепная фигура украшена мозаикой. В то время эта техника не использовалась в странах к северу от Альп, лишь в кафедральных соборах Мариенвердера и Праги можно увидеть небольшие мозаичные работы. Фигура Марии была разбита в 1945 г. и до сих пор не восстановлена.

Фото: Ф. Шварц (ок. 1900).

Skibiński S. Kaplica na Zamku Wysokim w Malborku. Poznań, 1982. S. 121 f.

Ил. 20. Осада замка и города Мариенбург. Между 1481 и 1488 гг. Хранилась в Артусхофе Данцига

Для дома, где собирались члены братства, представители знатнейших фамилий Данцига, была написана большая (195×274 см) картина, одно из первых исторических полотен в немецкой живописи. На нем, несомненно, запечатлена одна из военно-политических побед. Под этой картиной правившие Данцигом семьи отметили триумфальный разрыв с орденом (см. с. 169). Картина по своему воздействию близка современным ей, богато иллюстрированным «Швейцарским хроникам», в которых ярко запечатлелось военно-политическое единство в борьбе с бургундцами. Художник отобразил осаду замка снаружи. Слева город с ратушей и приходской церковью, далее Верхний замок с мозаичной фигурой Девы Марии на хорах замковой церкви, к которой примыкает часть замка верховного магистра. Сражение разворачивается между крепостными стенами и обозначенными плетнем траншеями. Воины, сражающиеся на стороне ордена, держат перед собой большие щиты с изображением на них орденского креста.

Hager W. Das geschichtliche Ereignisbild. München, 1939. S. 77—78; Stange A. Deutsche Malerei der Gotik. München, 1961. Bd. 11, № 259; Labuda A.S.Malarstwo tablicowe w Gdansku w 2 pol. XV w. Warszawa, 1979. S. 203—205.

Иллюстрация из кн.: Drost W. Danziger Malerei vom Mittelalter bis zum Ende des Barock. Berlin, 1938.

Ил. 21—22. Развалины замка Немецкого ордена в Торуне

Разрыв сословий в Западной Пруссии с Немецким орденом начался в 1454 г. (см. с. 169—170) со штурма крепостей ордена. Вслед за их разрушением городские и земельные власти (как то было в XIV в. в городах империи) попытались продлить жизнь разрушенным крепостям, находящимся близ городов. Снимки этих (в последние годы подреставрированных) руин дают представление о нерегулярной застройке первых крепостей ордена. Центральная башня, чей мощный фундамент виден на ил. 21, расположена иначе, чем в обычном замке Немецкого ордена (см. ил. 16) внутри нерегулярно расположенного крыла строения. На ил. 22 видно, что восставшие горожане не разрушили только одну часть здания: данцигер (см. ил. 16), входящий здесь в состав городских укреплений (см. план на ил. 15).

Фото: Я. Гардзелевска, Ф. Звержховский.

Ил. 23. Церковь Девы Марии в Гданьске

Как и многие городские церкви, церковь Девы Марии в Гданьске свидетельствует о богатстве и самосознании городского населения. Как и в некоторых других местах, это нашло выражение в башне, возведение которой (она на два этажа выше окружающих зданий) оказалось возможным только после отпадения Данцига (Гданьска) от ордена (см. с. 169—170) в 1454 г. Высота башни (имевшая не только символическое, но и практическое значение — служила наблюдательным пунктом) символизировала собой свободу от ордена.

Drost W. Die Marienkirche in Danzig und ihre Kunstschätze. Stuttgart, 1963. S. 58 f.

Фото: Институт И.Г. Гердера в Марбурге (1904).

Ил. 24. Ганс Хеннебергер. Верховный магистр Немецкого ордена маркграф Альбрехт Бранденбургский. Хайльброн. Монастырская церковь

На портрете, выполненном в 1522 г., но сохранившемся только в виде копии XIX в., изображен последний из правивших из Пруссии верховных магистров. Он в белом плаще с черным крестом, как подобает рыцарю Немецкого ордена, но на груди у него цепь ордена Лебедя (см. с. 169). Надпись (Etatis sue 32. 1522) сообщает о времени написания портрета и о возрасте верховного магистра.

Schuhmann G. Die Markgrafen von Brandenburg-Ansbach: Eine Bilddokumentation zur Geschichte der Hohenzollern in Franken, [s. l.], 1980. S. 95.

Фото: Шмид, Хайльброн.

Ил. 25. Родословная Карла Людвига фон Вольцогена и Нейгауза. Центральный архив Немецкого ордена в Вене. Родословная 2103

Крещенный в 1740 г. (значит, это год его рождения), Вольцоген сначала был офицером на английской службе, в 1777 г. стал рыцарем в орденском баллее Саксония, после 1785 г. служил подполковником в армии курфюрста Кёльнского и наконец (ср. с. 187—188) стал верховным магистром Немецкого ордена. При вступлении в орден он был обязан (см. с. 157—158) указать 16 знатных предков, т. е. иметь среди своих пращуров только знатных. Генеалогическое древо документально подтверждает, что попытка создать родословную удалась.

OldenhageK. Kurfürst Erzherzog Maximilian Franz als Hoch und Deutschmeister. Bad Godesberg, 1969. S. 98. Anm. 346.

Ил. 26. Торжественное посвящение в рыцари в церкви Немецкого ордена в Вене (1801). Акварель. Центральный архив Немецкого ордена в Вене. Собрание картин. Ящик 2

На картине изображено посвящение в рыцари эрцгерцога Карла, осуществленное 11 июня 1801 г. верховным магистром, эрцгерцогом Максимилианом Францем. В русле проводимой в ордене династической политики Габсбургов отныне, чтобы стать верховным магистром (см. с. 186—187), племянник верховного магистра становился его законным заместителем, для чего был принят в орден. Через несколько дней после посвящения верховный магистр скончался, и его место занял коадъютор, правда, ненадолго. И вновь в интересах династической политики Габсбургов верховный магистр Карл уже в 1804 г. отрекся от своей должности в пользу другого Габсбурга и вышел из ордена. На иллюстрации можно видеть также типичные для орденских церквей гербы (см. ил. 3 и 8).

OldenhageK. Kurfürst... S. 384 f.; TäublF. Der Deutsche Orden im Zeitalter Napoleons. Bonn, 1966. S. 11 f.

Ил. 27. Замок Немецкого ордена Майнау

На острове Майнау (Боденское оз.), который во второй пол. XIII в. (см. с. 52) стал владением Немецкого ордена, в 1739—1746 гг. средневековую крепость ордена сменил барочный замок (архитектор Джованни Гаспаре Баньято). Сооружение XVIII в. дает прекрасное представление о новых функциях замка Немецкого ордена того времени. Он отражал социальное положение знатных хозяев, вступивших в орден. См. с. 186.

Borst A. Mönche am Bodensee. Frankfurt a. M., 1978. S. 227 f., 509—510.

Фото: Аэрофотосъемка А. Бруггера (Штутгарт). Предоставил Регирунгспрезидиум Штутгарта. № 2/46962.

Ил. 28—29. Замок Немецкого ордена Альтсхаузен. Округ Заульгау. Вюртемберг. Въезд и плафон в проеме ворот

Основанное во второй пол. XIII в. комтурство Альтсхаузен с XV в. было резиденцией комтура баллея Эльзас-Бургундия. Архитектору замка Майнау Баньято (см. ил. 27) предстояло воздвигнуть еще одно грандиозное сооружение, но он успел осуществить лишь часть проекта: в 1731—1732 гг. был построен въезд, украшенный внутри фресками. На них, как и на других стенных росписях орденских замков XVIII в., предстают аллегорические сцены, где инсигнии ордена сочетаются с барочной символикой.

Фото: Б. Бокман (Киль).

Ил. 30—31. Рыцарь и священник Немецкого ордена. Акварели в конце рукописи обновленного в 1606 г. устава ордена. Центральный архив Немецкого ордена в Вене (рукопись 769)

Согласно реформированному в 1606 г. уставу (см. с. 187) изменилась форма креста ордена: простой крест сменился крестом с уширенными концами. В таком виде крест Немецкого ордена послужил прототипом Железного Креста (см. с. 193), но в данном случае первостепенный интерес представляет средневековый крест. Рисунки отражают и то, что в 1606 г. крест на плаще стал больше и тогда же было разрешено носить крест на шее. Одежда рыцарей и священников ордена (см. ил. 12) уже почти одинакова. Правда, под плащом священника — церковное одеяние (сутана), а на голове — церковный убор.

Dudik B. Des hohen Deutschen Ritterordens Münz-Sammlung. Wien, 1858. S. 65; Neubecker O. Deutschritterorden // Reallexikon zur deutschen Kunstgeschichte. Stuttgart, 1954. Bd. 3. Sp. 1324—1325; BringmeierM. Priester und Gelehrtenkleidung, [s. l.] 1974.

Ил. 32. Ландкомтур баллея Эльзас-Бургундия Филипп И.-А.-Э., граф фон Фроберг (1736—1757). Гравюра на меди. Центральный архив Немецкого ордена в Вене. Собрание рисунков. Ящик 9

Гравюра своеобразно отражает последствия изменений устава 1606 г. (см. ил. 30—31). Поскольку орденский плащ надевали теперь только в особых случаях, то признаком принадлежности к ордену стал служить крест на шее. Так появился «орден» в новом значении, как знак отличия, подчеркивавший заслуги носившего его, а не его принадлежность к определявшему суть его жизни сообществу. Так, изображенный рыцарь ордена не только и не столько член монашеской общины и ее должностное лицо, но и, как свидетельствует подпись под рисунком, тайный советник императора Карла VII (т. е. избранного вопреки Марии-Терезии императора из династии Виттельсбахов), бывший его посланником в Швейцарии, генерал-лейтенантом курфюрста Кёльнского, генералом кавалерии курфюрста Баварского и полковником кирасирского полка.

Ил. 33—34. Рыцарь Немецкого ордена и ландверман. Витражи из Большой трапезной Мариенбурга (ок. 1821)

О том, что в 1813 г. бок о бок сражались рыцари Немецкого ордена и добровольцы, свидетельствует вновь открытая история ордена в Пруссии периода войны за независимость и реформ. См. с. 193—194. В изображении рыцаря ордена заметна неуверенность художника нач. XIX в. в передаче средневековых реалий. Художник ориентируется на римские образцы и пытается перенести их в Средневековье. Так, рыцарь кон. XII в. (времени основания ордена) обут наподобие закованных в латы рыцарей рубежа XIV—XV вв.

Boockmann H. Das ehemalige Deutschordensschloss... S. 117—118; Schmid B. Oberpräsident von Schön und die Marienburg. Tübingen, 1940. S. 180 f.

Иллюстрация из кн.: Schmid B. Op. cit.

Ил. 35. Доменико Квальо. Летняя трапезная в палатах верховного магистра (см. ил. 17) в Мариенбурге. Карлсруэ. Государственная художественная галерея

Картина написана по заказу прусского кронпринца, будущего короля Фридриха-Вильгельма IV, и прекрасно отражает цели, которые преследовали обер-президент Теодор фон Шён и некоторые его современники (см. ил. 33—34), восстанавливая и украшая Мариенбург. Они создавали политический памятник на службу Прусскому государству Нового времени, которое по уровню развития не должно было уступать былому государству Немецкого ордена в Пруссии. По замыслу художника, монах объясняет это детям, осматривающим Мариенбург.

Trost B. Domenico Quaglio. 1737—1837. München, 1973, № 226b.

Фото: Карлсруэ. Государственная художественная галерея.

Ил. 36. Торжественное шествие в Мариенбурге в 1902 г.

Фотография из Центрального архива Немецкого ордена в Вене. Дипломатические акты 103/5. 1902.

5 июня 1902 г. в Мариенбурге состоялся торжественный акт, ставший важным политическим событием не только потому, что император Вильгельм II резко высказался в адрес Польши, но и потому, что в нем кроме иоаннитов (протестантов) и прусских солдат в плащах рыцарей Немецкого ордена участвовали и члены (австрийского) Немецкого рыцарского ордена. Таким образом, здесь присвоенная Прусским государством история Немецкого ордена как бы встретилась с ее законными продолжателями (до этого выступавшими с оружием в руках против Прусского государства как против наследника государственного переворота 1525 г.). На картине — торжественное шествие во дворе дворца верховного магистра. По мосту Верхнего замка идут иоанниты. За ними следуют рыцари Немецкого ордена, узнаваемые по крестам новой формы (см. ил. 30—31), а идущие шпадерами за второй группой иоаннитов участники шествия — это переодетые в средневековых рыцарей Немецкого ордена прусские солдаты.

Boockmann H. Preussen, der Deutsche Ritterorden und die Wiederherstellung der Marienburg // Acht Jahrhunderte Deutscher Orden / Hg. K. Wieser. Bad Godesberg, 1967.

Ил. 37. Герман Шапер. Фреска из Большой трапезной Мариенбурга (1910). Фотография из Центрального архива Немецкого ордена в Вене. Photoalbum von der Wiederherstellung der Marienburg. [s. l.], 1912. S. 4

Книги этой серии император Вильгельм II с 1896 г. посылал верховному магистру Немецкого ордена, эрцгерцогу Евгению.

Подпись, построенная на выдержках из пространного повествования Петра из Дусбурга (3, 12 и 14—15; см. с. 84—85), гласит, что на рисунке — крестовый поход в Пруссию одного из самых выдающихся первых помощников Немецкого ордена, графа Генриха Эрлаухтена фон Мейссена в 1237 г. Перевод: «В год Господа нашего 1234 (дата неверна. — Х.Б.) в Пруссию пришел благородный правитель, маркграф Генрих фон Мейссен, а с ним — 500 человек и бесчисленное воинство, и он сражался с язычниками (?) Пруссии, как лев, и разорил всю землю Помезанскую» (об этих губительных походах см. с. 88—89). Генрих построил два военных корабля: «Пилигрим» и «Мирная земля», при участии которых возводились крепости Эльбинг и Балга.

Судя по всему, художник обладал лучшим знанием археологии, чем его предшественник нач. XIX в. (см. ил. 33), но и эти знания, как и 90 лет тому назад, не позволили вписать соответствующие события истории Средневековья в общую картину истории. В итоге в обоих случаях картина истории отражает представления художника и заказчика. Типично, что в 1910 г. опущены те слова из текста хроники, которые характеризуют поход маркграфа как крестовый. Была выпущена и характеристика маркграфа Deo devotus (лат.; благочестивый. — В.М.). Вероятно, поэтому не следовало бы переводить латинское слово gentes как «язычники». В 1910 г. ему придавали значение «народы». В конце концов 500 viri nobiles (лат.; благородные люди. — В.М.) хрониста стали просто 500 viri (лат.; люди, мужи. — В.М.). Так войско благородных крестоносцев превратилось в народное войско, выступившее на захватническую войну.

О крестовом походе маркграфа см.: Lutz W.R. Heinrich der Erlauchte (1218—1288). Erlangen, 1977. S. 166 f. О фресках см.: Schmid B. Führer durch dcis Schloss Marienburg in Preussen. Berlin, 1942. S. 55—56; Boockmann H. Das ehemalige Deutschordensschloss... S. 140—141. О художнике см.: Allgemeines Lexikon der bildenden Künstler. Leipzig, 1935. Bd. 29. S. 580.

Ил. 38—39. Ян Матейко. Битва под Грюнвальдом. Фрагменты. Варшава. Национальный музей

Выдающийся польский художник своего времени Матейко (1838—1893), автор исторических полотен, решительно поставил свое искусство на службу национальному обновлению Польши и, запечатлев ключевые события истории, оказал заметное влияние на польскую историческую память. Для польско-прусской истории это не только Грюнвальд, но и клятва верности, которую принес в 1525 г. королю Польскому Альбрехт Бранденбургский. В духе эпохи художник удивительно внимателен к выписыванию костюмов и других материальных деталей — поэтому для создателей польского фильма о Грюнвальдской битве (1960) наряду с очевидными церковно-политическими имелись и технические причины принять его картину за образец. На фрагментах мы видим гибель верховного магистра Ульриха фон Юнгингена и его знамя, которое как символ польско-литовской победы реет над головой великого князя Литовского Витовта. О битве см. с. 145—146, о польской исторической памяти см. с. 204—205.

Polnische Malerei von 1830 bis 1914 / Hg. J. Chr. Jensen, [s. l.], 1978. S. 231 f.

Иллюстрации из кн.: Starzyński J. Jan Mateiko. Warszawa, 1973.

Ил. 40. Агитационная открытка Объединения Немецкой Восточной Марки. Ок. 1900. Сокровищница Немецкого ордена в Вене

На открытке орден предстает предтечей национальной политики. О вербальных свидетельствах см.: Boockmann H. Das ehemalige Deutschordensschloss... S. 145 f.

Ил. 41. Антоний Вивульский. Памятник королю Владиславу II Ягелло в Кракове (1910)

В честь 500-летия битвы при Танненберге (см. с. 146), 15 июля 1910 г. был открыт памятник — конная статуя короля. На передней части цоколя великий князь Витовт (см. ил. 39) изображен как победитель, попирающий тело павшего верховного магистра. Вонзенные в цоколь мечи напоминают о том, что перед самой битвой два герольда ордена передали королю Польскому и великому князю Литовскому два меча, вызывая их на рыцарский поединок. Польская пропагандистская литература того времени истолковала традиционную церемонию как спесивость рыцарей ордена в отличие от благочестия короля Польского. В кон. XIX в. в Польше и в Германии вновь вспыхнули пропагандистские споры. В 1940 г. памятник был разрушен немецкими оккупационными войсками. 16 октября 1976 г. после реставрации он в обстановке «великого патриотического подъема» («Трибуна люду» от 18 октября 1976 г.) был вновь освящен.

О первом освящении памятника и праздновании 500-летней годовщины битвы см.: Księga pamiątkowa obchodu pięćsetnej rocznicy zwycięstwa pod Grumwaldem / Wyd. K. Bartoszewicz. Kraków, 1911. См. также: Vietig J. Die polnischen Grunwaldfeiern der Jahre 1902 und 1910 // Germania Slavica / Hg. W.H. Fritze. Berlin, 1981.

Иллюстрация из кн.: Germania Slavica...

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика