Александр Невский
 

Об авторе

Герману Хеймпелю к 19 сентября 1981 года

Хартмут Бокман — один из выдающихся историков-медиевистов Германии и Западной Европы XX века, автор талантливых исторических исследований, университетский лектор и наставник молодых ученых, организатор науки, участвовавший в работе немецких и международных объединений историков. Наследие Бокмана представлено десятком монографий и множеством статей, большинство из которых переведены на другие европейские языки. Его работам свойственны точность научного языка и предельная ясность изложения.

Хартмут Бокман родился 22 августа 1934 года в Мариенбурге (Пруссия) и умер 15 июня 1998 года в Гёттингене. В 1944 году его родители переселились в Бабельсберг (близ Потсдама), где в 1953 году он с отличием окончил полную среднюю школу. В 1954 году его семья переехала в Штутгарт. Там он сначала получил профессию книготорговца, а в дальнейшем изучал историю и германистику в университете Тюбингена. С 1956 года учился в Гёттингенском университете, который окончил в 1961 году, защитив докторскую диссертацию на тему «Лаврентий Блуменау: княжеский советник — юрист — гуманист»1. Там же в 1974 году он получил звание профессора, выступив с работой «Иоганнес Фалькенберг, Немецкий орден и польская политика»2. В 1975 году Бокман был приглашен заведовать кафедрой истории средних веков в Кильском университете, а с 1982 года работал в родном Гёттингенском университете. В 1992—1995 годах, после объединения Германии, он трудился в Берлинском университете, где много сделал для развития новой медиевистики.

Его формирование как ученого прошло в Гёттингене под руководством видного немецкого историка Германа Хеймпеля (ему посвящена эта книга). Участвуя в работе руководимого Хеймпелем Исторического коллоквиума, Бокман постиг особенности работы с историческими источниками, научился давать им исчерпывающее толкование. Как и его наставник, Бокман специализировался в области позднего Средневековья. Средоточием его научных интересов стал XV век. Хеймпель учил своих студентов не пренебрегать в исследовательской работе даже мелочами, ибо и самые, казалось бы, незначительные факты свидетельствуют о породившей их эпохе. Историк-медиевист, более чем специалист в области новой или новейшей истории, связан с теми материальными реликтами, которые доносят живое дыхание прошлого. О своем учителе Бокман написал небольшую книгу3. Свидетельством верности Бокмана заветам учителя была уже одна из его ранних работ — «Иллюстрированный атлас немецкой истории»4. Помещенные в нем репродукции картин и рисунков, фотографии памятников и реалий предстают не просто иллюстрациями, а историческими источниками, каждый из которых по-своему ценен. В том, что ученый сохранял такое отношение к источникам, читатель сможет убедиться, читая «Немецкий орден». Более сорока иллюстраций не просто прилагаются к научному тексту — они, как и письменные источники, фрагменты которых цитирует автор, являются историческим наследием, но наследием визуальным, зримо воссоздающим картину жизни Немецкого ордена на разных этапах его бытия. В этом качестве они заслужили не только подписей под ними, но и развернутого научного толкования.

Внимание Бокмана к историческим деталям проявлялось в его статьях, докладах и в его работе в экспертной комиссии Немецкого исторического музея. В 1990 году он принимал активное участие в создании экспозиции выставки, посвященной 800-летию Немецкого ордена, в Нюрнберге.

В 60-е годы Бокман обратился к истории реставрации замка верховных магистров Немецкого ордена в Мариенбурге (Мальборке), убедительно доказав, что охраняемые исторические памятники всегда зависят от политических взглядов тех, кто их охраняет. Свое исследование он представил на суд общественности в виде книги «Мариенбург в XIX веке»5. Интерес к реставрационным работам побудил его заняться историей искусства. Несколько работ Бокмана посвящены иконографии Немецкого ордена.

В сферу научных интересов ученого входило немецкое Средневековье, и потому его обращение к Немецкому ордену, особенно к истории ордена в Пруссии, вполне естественно. Для Бокмана история Пруссии и Силезии была неотъемлемой частью немецкой истории. Именно эти земли он объединял общим названием «Восточная Германия» и именно поэтому возражал против приложения этого названия к бывшей ГДР, поскольку это, по его мнению, искажало историческую реальность.

Так случилось, что с 1953 года Прусский государственный архив из Кёнигсберга некоторое время хранился в Гёттингене. Значительную его часть составляли документы Немецкого ордена. Имея доступ к архиву, Бокман использовал эту возможность для создания подлинного образа Немецкого ордена. Следуя избранным путем, он многого достиг, сотрудничая с немецкими коллегами старшего поколения, К. Форстрейтером и Г. Кёппеном, а также с польскими коллегами в рамках немецко-польской комиссии по школьным учебникам.

Нет ни одной серьезной научной работы по истории Немецкого ордена, библиография к которой не включала бы длинного перечня трудов Бокмана. Назовем темы лишь некоторых: студенты-правоведы Немецкого ордена6, исторические источники Немецкого ордена7, Немецкий орден в истории Восточно-Центральной Европы периода позднего Средневековья8. Над созданием исторического образа Немецкого ордена он интенсивно работал до конца жизни, одним из первых обратившись к изучению такого уникального письменного памятника, как «Мариенбургская книга казначея 1399—1409 годов». Истории Пруссии посвящены многие работы Бокмана. Одна из важнейших — «Начало сословного представительства в Пруссии и соседних землях»9.

Впрочем, Немецкий орден — это лишь один из объектов его научной деятельности. Его привлекал средневековый город с его институтами и повседневностью; ученые советники, которые новыми средствами пролагали путь княжескому государству; ученый мир XV века и т. д. По этой тематике он написал немало научных работ, а также составил хрестоматию средневековых текстов10. Работы Бокмана по истории средневекового города были собраны в объемистом томе «Город в позднее Средневековье»11. К истории повседневности позднего Средневековья он обратился в книге «Князья, бюргеры, знать. Картины жизни позднего Средневековья»12.

Выдающийся медиевист, он не замыкался в границах изучаемой эпохи, которая оставалась для него не менее живой, чем современность. Он осмысливал события далекого прошлого в их неповторимости, как если бы был их современником. Являясь человеком XX века, он не мог не видеть определенных последствий некоторых исторических событий для последующих веков вплоть до современности. Свободно владея фактическим материалом и будучи человеком остроумным, он мог как бы «мимоходом» провести параллели между явлениями прошлого и настоящего, тем самым «приближая» прошлое к своей аудитории. В то же время он противился использованию исторических фактов Средневековья в политических целях, стараясь отмежевать науку от политики.

Бокман участвовал в создании десятитомной «Истории Германии», взяв на себя работу над томом, посвященным эпохе Гогенштауфенов и позднего Средневековья13. К общим проблемам истории средних веков он обратился в книге «Современность Средневековья»14. Ему принадлежит объемистый труд «Восточная и Западная Пруссия»15, выдержавший на протяжении 90-х годов три издания и увидевший свет как первый том серии «Немецкая история в Восточной Европе». Это случилось уже на волне политических перемен в мире на рубеже 80—90-х годов.

Бокман был не только ученым и преподавателем, но и организатором науки. С 1977 года он принимал участие в работе Исторической комиссии по изучению Восточной и Западной Пруссии, а в 1985 году стал одним из учредителей и активным членом Международной исторической комиссии по изучению Немецкого ордена. В 1987 году он был избран в Гёттингенскую Академию наук, где его роль особенно заметна в работе Комиссии по изучению культуры позднего Средневековья. Он осуществлял большую работу в качестве члена редакционных коллегий нескольких научных периодических изданий: «История в науке и преподавании» («Geschichte in Wissenschaft und Unterricht»), «Гёттингенский научный вестник» («Göttingische Gelehrte Anzeigen»), «Журнал по истории искусства» («Zeitschrift für Kunstgeschichte»).

Работы Хартмута Бокмана получили высокую оценку профессионалов и любителей Средневековья во многих странах Европы. Теперь к его научному наследию может приобщиться и отечественный читатель.

Примечания

1. См.: Boockmann H. Laurentius Blumenau: Fürstlicher Rat — Jurist — Humanist (ca. 1415—1484) // Göttinger Bausteinen. Göttingen, 1965.

2. См.: Idem. Johannes Falkenberg, der Deutsche Orden und die polnische Politik: Untersuchungen zur politischen Theorie des späteren Mittelalters. Göttingen, 1975.

3. См.: Idem. Der Historiker Hermann Heimpel. Göttingen, 1990.

4. См.: Bilderatlas zur deutschen Geschichte / Hg. H. Boockmann. [s. l.], 1968.

5. См.: Boockmann H. Die Marienburg im 19. Jahrhundert. Berlin, 1982.

6. См.: Idem. Die Rechtsstudenten des Deutschen Ordens: Studium, Studienförderung und gelehrter Beruf im späteren Mittelalter // Festschrift für H. Heimpel. Göttingen, 1972. S. 313—375.

7. См.: Idem. Geschichtsschreibung des Deutschen Ordens im Mittelalter und Geschichtsschreibung im mittelalterlichen Preußen: Entstehungsbedingungen und Funktionen // Literatur und Laienbildung im Spätmittelalter und in der Reformationszeit / Hg. L. Grenzmann, K. Stackmann. Stuttgart, 1984. S. 80—93; Idem. Die Geschichtsschreibung des Deutschen Ordens: Gattungsfragen und «Gebrauchssituationen». Sigmaringen, 1986. S. 447—469. (Vorträge und Forschungen. Bd. 31.)

8. См.: Idem. Der Deutsche Orden in der Geschichte des spätmittelalterlichen Ostmitteleuropa // Deutscher Orden: 1190—1990 / Hg. U. Arnold. Lüneburg, 1997. S. 11—32.

9. См.: Idem. Die Anfänge der ständischen Vertretungen in Preußen und seinen Nachbarländern. München, 1992.

10. См.: Idem. Das Mittelalter: Ein Lesebuch aus Texten und Zeugnissen des 16. Jahrhunderts. München, 1989.

11. См.: Idem. Die Stadt im späten Mittelalter. München, 1986.

12. См.: Idem. Fürsten, Bürger, Edelleute: Lebensbilder aus dem späten Mittelalter. München, 1994.

13. См.: Idem. Stauferzeit und spätes Mittelalter: Deutschland 1125—1517. Berlin, 1987.

14. См.: Idem. Die Gegenwart des Mittelalters. München, 1988.

15. См.: Idem. Ostpreußen und Westpreußen. Berlin, 1992.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика