Александр Невский
 

Документ 1. Жалованная грамота князя Конрада Мазовецкого рыцарям Добжиньского ордена. 8.III.1237 г.

После того как в начале 30-х гг. XIII в. тевтонские рыцари вторглись в пределы Пруссии, перед княжившим в те годы Даниилом Галицким (1201—1264) остро встала задача укрепления западной границы Галицко-Волынской Руси. Эта задача осложнялась борьбой с Мазовецким князем Конрадом (1187/88—1247) за город Дрогичин — важный торговый и стратегический пункт на р. Западный Буг, по границе Руси и Польши. Вотчина Романовичей Дрогичин был центром международной торговли, а как пограничная крепость на русско-польской границе играл важную роль в контактах Руси с Ливонией и Мазовией и служил местом встречи союзных войск, объединявшихся для походов на пруссов.

Конрад Мазовецкий, завязавший в 20-е гг. XIII в. дружеские контакты с Галицко-Волынской княжеской династией Романовичей и не раз пользовавшийся их военной помощью, в 30-е гг. XIII в. изменил внешнеполитическую ориентацию, сделав ставку на Тевтонский орден. Именно Конрад пригласил тевтонских рыцарей, незадолго до того с позором изгнанных из пределов Венгрии королем Эндре II (1205—1235), в Хелминскую землю для оказания ему помощи против набегов пруссов. С этого момента пожалованная князем земля становится опорным пунктом Тевтонского ордена в его агрессии против Пруссии. Тевтонский орден пришел на смену Добжиньскому ордену (немецким рыцарям, получившим в 1228 г. пожалование Конрада Мазовецкого в Добжиньской земле), на который возлагалась обязанность защиты Мазовии от язычников (пруссов). Примером в этом должен был служить Орден меченосцев; но добжиньцы не оправдали надежд Конрада. Добжиньский орден, по мнению одного из современных историков [Масан 1996], был «явлением маргинальным, изначально обреченным на быстрый упадок».

В мае 1237 г. Добжиньский орден объединился с Тевтонским, который, утвердившись в бывших владениях добжиньских рыцарей, изгнал их. По-видимому, пытаясь сохранить свою целостность, добжиньские рыцари обратились к князю Конраду.

8 марта 1237 г. датирована жалованная грамота Мазовецкого князя, согласно которой к добжиньским рыцарям отходил замок Дрогичин на восточном берегу Буга и прилегавшие к нему земли. Возможно, Конрад «пожаловал» рыцарям то, что никогда ему не принадлежало (во всяком случае, современные событию источники умалчивают о том, что Дрогичин когда-либо был владением Конрада Мазовецкого).

Близ Дрогичина сходились польские, русские и прибалтийские земли. Орден должен был защищать эту землю как от набегов язычников (ятвягов), так и от русских «схизматиков». Не исключено, что размещение рыцарей Христовых в Дрогичине связано с миссионерской деятельностью цистерцианцев в Юго-Западной Руси (в основании Добжиньского ордена принимал участие епископ Христиан) [Nowak 1980: 351]. Фактически Добжиньскому ордену пришлось иметь дело с галицко-волынскими князьями, которые издревле предъявляли права на территорию близ Дрогичина. Именно Даниил Галицкий нанес решающий удар, разбив Орден и отвоевав Дрогичин. И если польский историк В. Кентшиньский некогда сомневался по поводу того, действительно ли добжиньцы осели за Западным Бугом, то рассказ Галицко-Волынской летописи об отвоевании Дрогичина галицкими и волынскими князьями служит тому письменным подтверждением.

По описанию В. Кентшиньского, грамота хранилась в архиве иоаннитов в Зоннебурге-на-Одере (Бранденбург), откуда оригинал через Берлин попал в 1865 г. в Кёнигсберг, и это, по мнению польского историка, свидетельствовало о том, что после 1237 г. добжиньцы вступили в орден иоаннитов в Зоннебурге. Согласно гипотезе польской исследовательницы В. Полковской-Марковской, последние рыцари-добжиньцы вступили в один из монастырей тамплиеров в Мекленбурге. После упразднения ордена тамплиеров в 1312 г. их архив, возможно, попал к Иоаннитам (главный архив славянской провинции ордена находился в Зоннебурге).

Издания. CDP. II: 277; CPD. I: 556—557; CDM, № 336: 366; Regesta. Pars I: 11. В настоящем издании текст документа воспроизводится по PUB. I, № 126.

Текст

Cum secundum apostolum debeamus diem messionis extreme misericordie operibus prevenire, ut pro transitoriis heredes fieri mereamur patrie permanentis, innotescat presentibus et futuris, quod ego C., miseratione divina dux Masouie et Cuiauie, cum communi consensu et unanimi voluntate filiorum meorum, videlicet B. ducis Mazouie, K. ducis Quyauie, necnon aliorum duorum S. et Z. iuniorum, pro nostrarum remedio animarum conferimus et donamus magistro B. et fratribus suis, ordinis militum Christi domus quondam Dobrinensis, castrum Drochicin et totum territorium, quod ex eadem parte castri continetur a medietate fluminum Bug et Nur usque ad metas Ruthenorum, salvo iure ecclesie Mazouiensis et nobilium, si quid in predictis fluminibus hactenus habuerunt, cum omni districtu et honore, castoribus, fluminibus, lacubus, saltubus (!), theloneo in ipso Drochicin de navibus sive de curribus, et cum omni iure, quod supraedictum castrum noscitur hactenus habuisse, iure hereditario perpetuo possidendum, ut Christo sub ordinis sui debito militantes ab instantia paganorum defendant, populum christianum. Idem vero B. videlicet magister ordinis antedicti cum fratribus nobis et nostris filiis promiserunt, precipue duci Mazouie, ius patronatus fideliter observare, prefatam quoque terram scilicet Mazouiam una nobiscum defendere suorum auxilio subditorum contra quoslibet invasores, exceptis hereticis et Pruthenis seu cuius (!) libet christiane fidei inimicis, quos tenentur personaliter inpugnare. Nos etiam vice versa prenominatam terram scilicet Drochicin contra invasores promisimus fideliter defensare. Promiserunt insuper prelibati fratres, neminem potentium in nostrum preiudicium et gravamen in Drochicensi territorio collocare, neque super eiusdem translatione vel venditione, commutatione vel donatione seu cuiuslibet alienationis specie tractare sine nostro consilio et consensu. Ad hec etiam promiserunt, homines nostros populares, servilis seu libere conditiones, nec per se nec per alios aliquatenus avocare, etiam si ad ipsos sponte transierint, nullatenus retinere. Nos quoque promittimus fratribus antedictis, ut ipsorum cives et omnes habitatores territorii sepefati, necnon ad ipsos, ut cum eis maneant, transeuntes per terras nostras et nostrorum filiorum ab omni exactione thelonei et aliorum iurium sint inmunes; et nisi iusto impedimento prohibente magister ordinis vel ipsius loco alius constitutis per nos pro communi terre nostre vel ipsorum consilio evocatus personaliter non recuset. Quicumque igitur principum seu potentum (!) aliorum huic donationi nostre facto vel consilio voluerit contraire, indignationem dei et beate virginis Marie necnon omnium electorum eius habiturus cum Dathan et Abiron accipiat porcionem. Actum anno gratie MCCXXXVII. VIII. Idus Marcii. littera dominicali D. in Gambin.

Перевод

Поскольку по слову апостола нам подобает готовиться к судному дню, творя дела высочайшего милосердия [1], чтобы за преходящее воздалось бы потомкам тем, что останется на родной земле, да будет известно ныне живущим и грядущим [поколениям], что я, К[онрад], милостью Божией князь Мазовии и Куявии, со всеобщего согласия и по единой воле сыновей моих, а именно: Б[олеслава], князя Мазовии [2] К[азимира], князя Куявии [3] равно как и других двух, младших, С[емовита] [4] и З[емомысла] [5], во спасение душ наших, жалуем и даруем магистру Б[руно] [6] и братьям его [7], из Ордена рыцарей Христовых, некогда дома Добжиньского, замок Дрогичин и всю территорию, которая простирается от этого замка до междуречья Буга и Нура [8] вплоть до границ с Рутенией, не нарушая права церкви Мазовецкой и нобилей, кто бы и чем бы ни владел до сих пор по течению упомянутых рек, со всеми работами и должностями, бобрами, реками, озерами, пастбищами, местами сбора пошлин в самом Дрогичине с кораблей или с телег, и со всем правом, которое вышеупомянутый замок до сей поры, как известно, имел, будет вечно владеть по наследственному праву, чтобы они, воинствуя в Ордене своем, посвященном Христу, защищали от напора язычников народ христианский [9]. И тот Б[руно], а именно магистр упомянутого Ордена, и братья его нам и сыновьям нашим, а особенно князю Мазовецкому, обещали преданно соблюдать право патроната и упомянутую землю, а именно Мазовию, вместе с нами защищать со своими подданными от любых захватчиков, за исключением еретиков и пруссов или любых врагов веры христианской [10], с которыми обязаны бороться лично. А мы со своей стороны обещали вышеупомянутую землю, а именно Дрогичин, верно защищать от врагов. Кроме того, упомянутые братья обещали не сажать никаких иных правителей в ущерб нам на земле Дрогичинской, а также не отдавать в держание и не продавать ее, ничего не менять и не жаловать и никоим образом не отчуждать без нашего на то совета и согласия [11]. Кроме того, обещали они наших людей, будь то свободные или рабы, ни самим, ни через посредников не переманивать, а если они перейдут к ним по собственному желанию, то ни в коем случае их не удерживать [12]. А мы обещаем вышеупомянутым братьям, что их горожане и все жители означенной земли, а также идущие к ним по землям нашим и наших сыновей, освобождаются от любых пошлин и прочего [предусмотренного] законом, и только по причине какого-то серьезного затруднения магистр или его заместитель может отказаться и не явиться, если того потребует общая земля наша или их совет. И если кто бы то ни было, князь или господин, осмелится нарушить это дарение наше словом или делом, да навлечет он на себя гнев Божий и Пресвятой Девы Марии, равно как всех угодников Божиих, и да постигнет его участь Дафана и Авирона [13]. Составлено в год благодати 1237, 8 иды марта. Рукой правителя д[ано] в Гомбине.

Комментарий

1. Иак., 2, 13.

2. Б[олеслава], князя Мазовии — Болеслав, князь Мазовецкий в 1236—1248 гг.

3. К[азимира], князя Куявии — Казимир I, князь Куявский в 1231 г., Хелминский в 1236—1267 гг., с 1247 г. также князь Ленчицкий.

4. С[емовита] — Семовит (Земовит) I, князь Черский и Мазовецкий в 1245—1262 гг.

5. 3[емомысла] — Земомысл, сын князя Конрада Мазовецкого, упомянут только в данной грамоте.

6. Б[руно] — Бруно был магистром Добжиньского ордена и, вероятно, рыцарем Ордена меченосцев в Ливонии.

7. Братьям его — «братьями» обычно называли себя члены духовно-рыцарских орденов. Полагают, что братья в данном случае — группа рыцарей, вышедших из Тевтонского ордена [Nowak 1980: 350].

8. Буга и Нура — реки Западный Буг и Нуржец [Kuhn 1959: 38].

9. Следующий далее текст — это условия, которыми князь Мазовецкий пытался оградить для себя владение Дрогичинской землей и свою власть над нею. Орден обязан был соблюдать ius patronatus (право патрона) князя.

10. Еретиков и пруссов или любых врагов веры христианской — под «еретиками», по-видимому, подразумеваются православные — русские.

11. Без нашего на то совета и согласия — это условие показывает, какой негативный опыт вынес князь из отношений с братьями Ордена в Добжиньской земле. Слияние Добжиньского ордена с Тевтонским, которое привело к занятию ими Добжиньской земли, чреватому угрозой для Мазовии, состоялось без согласия на то Конрада Мазовецкого [Kuhn 1959: 41].

12. Ни в коем случае их не удерживать — такой же запрет был условием венгерского короля Эндре II (1222 г.), поставленным тевтонским рыцарям в Трансильвании.

13. Числ. 16.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика