Александр Невский
 

Документ 13. Грамота вице-легата архиепископа Ливонии. З.Х.1248 г.

Эта грамота входит составной частью в более поздний документ — от 8.II.1299 (LUB, Bd. III, № DXXXX, а: 100), в котором подтверждаются достигнутые ранее договоренности между Дорпатской церковью и Орденом в связи с планируемым новым наступлением на Псковскую землю. В публикациях исследователи вычленяли эту часть документа и публиковали отдельно под 1248 г. Оригинал на пергаменте хранится в Государственном архиве в Стокгольме (№ 260). Издания. Первая публикация: LUB, Bd. III, № СС, а: 37—39. Другие публикации: 1) Ammann 1936: 274—275 (фотокопия оригинала). Упоминания: Schirren 1861, № 67: 129 (резюме со ссылкой на LUB). Переводы. На немецком языке: Ammann 1936: 274—275. В настоящем издании текст документа воспроизводится по LUB, Bd. III, № СС, а: 37—39.

Текст

Universis Christi fidelibus, praesentem paganim inspecturis, frater N., quondam dictus abbas in Dargun, venerabilis patris, domini A(lberti)1, Livoniae archieoiscopi, Estoniae, Prutiae et Rutiae apostolici sedis ligati, vice legatus salutem in praesenti et gloriam in futuro. Humanae memoriae fragilitas utiliter scripturae iuvatur testimonio, ne lapsu temporis et subita mutatione mortalium id, quod nunc certum est, fiat dubium, et quod rationabiliter gestum est, oblivionis nebula obfuscetur. Hac eigo consideratione habita, notum fieri volumus universis et singulis huius scripti inspectoribus, quod nos de communi consilio et unanimi voluntate capituli Tharbatiensis, domini H., advocati, et vassallorum eiusdem ecclesiae, fratribus domus Theutonicae, una nobiscum vero regi servientibus, ac aequelem prompte obedientiae militiam sub vexillo s. crucis baculantibus, dimidietatem regni, quod Plescekowe nominatur, a rege Ghereslawo, eiusdem regni herede, supradictae ecclesiae Tharbatensi collati, cum omnibus attinentiis suis, auctoritate domini A(lberti), archiepiscopi et apostolicae sedis legati, conferimus cum omni iure, quo cetera bona ipsorum tenent ab ecclesiae praememorata. Praeterea terras quaslibet, ex ista parte Dunae exsistentes, quas quocunque modo christianae religioni contigerit subiugari, aequali sorte dominus archiepiscopus ecclesia Tharbatensis et fratres inter se partientur sub tali forma, ut quidquid aedificandum vel locandum fuerit in ipsis terris, in castris sive in civitatibus, de communi consilio, expensis et laboribus aedificetur, nemagnitudo coepti operis alterius brachii aminiculo destituta, humeros opprimat subportantis. Obsides autem, ratione praedictarum terrarum dates, dominus archiepiscopus unum et fratres alterum aequaliter sibi vindicabunt. <...> Acta sunt haec prope pontem longum, qui ducit Velin, anno Domini MCCXLVIII, V nonas Octobris.

Перевод

Всем христианам, которые увидят настоящую грамоту, брат Н., некогда назначенный аббатом в Даргуне, вице-легат достопочтенного отца господина А(льберта), архиепископа Ливонии, легата апостольского престола в Эстонии, Пруссии и Руссии [1], желает здравствовать в настоящем и стяжать славу в будущем. Непрочность человеческой памяти с пользой подкрепляется письменным свидетельством, чтобы по истечении времени в быстрой смене человеческих судеб то, что ныне ясно, не стало бы сомнительным, и то, что разумно содеяно, не покрылось бы туманом забвения. Итак, руководствуясь этими соображениями, желаем довести до сведения всех и каждого, кто увидит данную грамоту, что мы по общему совету и единой воле Дорпатского капитула, господина Г. [2], фогта, и вассалов его церкви, братьев дома Тевтонского, вместе с нами служащих всевышнему и с готовностью собирающих равное послушное воинство под знамя св. Креста, половину королевства, называемого Плескове, переданного королем Гереславом, наследником этого королевства [3], вышеуказанной Дорпатской церкви, со всем, что к нему относится, властью А(льберта), архиепископа и легата апостольского престола, жалуем с тем же правом, по которому они держат прочие владения от упомянутой церкви [4]. Кроме того, любые земли, находящиеся по эту сторону Двины, которые так или иначе удастся подчинить христианской религии, господин архиепископ [5], церковь Дорпатская и братья пусть также поделят таким образом, чтобы все, что будет строиться и размещаться на этих землях, в замках или в городах, делалось бы с общего совета, на общие средства и общим трудом [6], чтобы величие начатого не ослабило бы дел другой руки [7], не согнуло бы поддерживающие плечи. Заложников же, сообразно этим землям данных, господин архиепископ, с одной стороны, и братья — с другой, берут себе поровну. [8] <...> Заключено близ Длинного Моста, ведущего к Феллину [9], в год от Рождества Христова 1248, в V ноны октября.

Комментарий

1. Об Альберте фон Зуербеере см в ком. 2 к док. 12. Вице-легатом в Ливонии при нем был назначен аббат цистерцианского монастыря в Даргуне Николай [Ammann 1936: 260, 274].

2. Это, скорее всего, епископ Герман фон Буксховеден — первый епископ Дорпата (см. ком. 2 к отр. VII СРХ). Правда, есть указания на то, что он в 1245 г. отказался от епископства [Чешихин 1884: 371; ИЭ: 922]. Однако сам акт дарения имел место еще во время епископата Германа (см. следующий комментарий).

3. Гереслав — псковский князь Ярослав Владимирович, с рубежа 20—30-х гг. XIII в. пытавшийся в качестве законного наследника утвердиться на псковском княжеском столе (см. ком. 28 к ГЛ, XXII и в прил. 2Б, 2В, 2Е1). По мнению А.М. Аммана, факт дарения, в устной или письменной форме, произошел в 1239 или 1240 г. в качестве платы за помощь Дорпатского епископства в захвате Пскова. И.П. Шаскольский полагал, что в грамоте речь идет о даре епископу Дорпата еще не завоеванного Псковского княжества. Напрямую с захватом Пскова в 1240 г. акт дарения он не связывал, отмечая, что тогда Ярослав передал власть в городе не Дорпатскому епископу, а Ордену [Ammann 1936: 275—276; Бегунов, Клейпенберг, Шаскольский 1966: 222—223]. Думается, однако, что признание Ярославом вассальной зависимости от Дорпата имело место еще в период подготовки наступления на Псков. Вступление в вассалитет откладывалось до его вокняжения в Пскове. Возможно, Ярослав рассчитывал, что, став вассалом епископа Дорпатского, он сумеет сохранить свои владения в целостности и ограничится лишь исполнением вассальных обязательств (выплатой налогов, участием в походах и т. п.). Аналогичным образом епископ Рижский Альберт принес в 1207 г. Ливонию в дар германскому императору (ГЛ, X: 17). Кроме того, Ярослав мог и не переходить в католичество, подобно тому, как в 1209 г. князь Герцике Висвалдис, став вассалом Рижского епископа, сохранил православие (см. выше: ГЛ, XIII: 4 и док. 2); см. также: [Назарова 2000 (а): 41—43]. Такой вариант должен был бы в наибольшей мере устроить стоявшую за спиной князя группу псковских бояр. Поскольку сил дорпатских рыцарей было недостаточно для войны за псковское наследство, епископ тогда же договорился об участии в походе ливонских рыцарей. Последние же, вероятно, согласились на это только за половину, а не за обычную в подобных случаях треть вновь приобретенных земель [LUB, Bd. 1, № XVI: 22—23].

4. Ср. с ком. 7 к док. 10.

5. Упоминание о разделе земель архиепископа вызвало недоумение у Ф.Г. Бунге, отметившего данное место в тексте при публикации грамоты. Однако это объяснимо, если учесть, что Альберт фон Зуербеер еще при жизни епископа Рижского Николая взял под собственный контроль все его функции в Ливонии (см. ком. 2 к док. 12).

6. Желание архиепископа Альберта участвовать в дальнейшем разделе земель предполагает, что он претендует и на часть Псковской земли. В частности, планы строительства в Пскове кафедрального католического собора (см. док. 12), вероятно, соответствовали его намерениям подчинить Псков политически.

7. Ср. Экклезиаст, 9, 10; Матф. 6, 3.

8. Взятие заложников из числа детей местной знати при установлении перемирия или заключении мира с местными народами практиковалось крестоносцами во время войны в Ливонии (см. ГЛ, IV: 4) и в Северо-Западной Руси (например, при осаде Пскова в 1240 г. — ком. 5 в прил. 2Е). Этим достигалась бо́льшая уступчивость покоряемых народов. Вместе с тем известны случаи и обмена заложниками между русской и ливонской сторонами при заключении ими договора о совместных действиях (см. ком. 8 к прил.2А). Не исключено, что в рассматриваемой нами грамоте упоминание о «приеме заложников» подразумевало и необходимость при определенных условиях отдавать своих.

Далее в документе оговаривается порядок раздела доходов с новых владений между архиепископом, епископом Дорпатским и братьями-рыцарями.

9. Феллин (эст. Вильянди) — орденский замок, построенный еще в 1224—1225 гг. на месте замка эстов земли Сакала (ГЛ, XXVIII: 9). Основной центр господства Ордена меченосцев, а затем Ливонского ордена в Эстонии [Löwis of Menar 1942: 57].

Примечания

1. Так в используемой публикации.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика