Александр Невский
 

Отрывок V. Поход русских войск в Ливонию в 1218 г.

Текст

Dô gienc iȥ als iȥ dicke tût:
geschiet dem armes manne ein gût,
daz iȥ der bôse nidet
und unsamfte lîdet.
die Rûȥen nâmen sich daȥ an,
daȥ der cristentûm began
sich in dem lande mêren:
daȥ wolden sie verkêren.
eȥ was in von herzen leit.
mit eime grôȥen her vil breit
vûren sie ûf den cristentûm.
sie herten vaste durch iren rûm
biȥ sie zû Nieflant quâmen.
grôȥen roub sie nâmen
ûf die armen cristenheit.
dâ zû Ymmenkulle man sie bestreit,
sie hatten verre gnûc gevam.
vil hart begunden sie sich scharn.
die cristen von der Rîge zû
quâmen eines morgens vrû,
vil manich tûre pilgerîn,
der meister und die brûdere sîn
zû in ûf ein schôneȥvelt.
die Letten und die Lîven gelt
in gâben vrîlîche.
vil manche brunje rîche
sach man dâ durchstechen,
ir helme vil zubrechen
mit den dûtschen swerten.
die wîle sie strîtes gerten
des wart in dâ die hende vol.
nûnzêen hundert gâben zol,
die wurden aldâ tôt geslagen;
die anderen sach man balde jagen
wider heim zû lande.
in tût noch wê die schande.
sie vluhen vreislîche:
vil maniche banier riche
lieȥen sie ûf der walstat.
sie vluhen manchen bôsen pfat
und dar zû breite strâȥe.
vil brunjen ûȥer maȥe
von stâle und von golde
sie gâben dâ zû solde,
vil manchen heim liecht gevar.
die wege, die sie quâmen dar,
mit Schilden wurden wol bespreit.
die cristen wâren des gemeit.
ûf dem selben nâch jagen
vumf hundert Rûȥen wart geslagen;
zû Ogenhûsen daȥ geschach.
sie liden michel ungemach.
ir konic den jâmerleist rief,
wan im sîn pfert nicht balde lief.
sie riefen wâfen ubir al.
den selben jêmerlîchen schal
vûrten sie mit in von dan.
sie lieȥen manchen stoltzen man
zû gîsele vor der cristenheit,
der nimmer pfert mê ubirschreit.

Перевод

Часто так бывает, что
Если вдруг бедный получит богатство,
То злому завидно.
И это доставляет ему неприятности.
Русские считали для себя нежелательным
То, что христианство [1] начало
В этой стране распространяться.
Этому хотели они помешать.
В сердцах у них недовольство зрело.
С большим войском широким фронтом
Двинулись они на христиан.
Быстро проскакали через земли свои,
Пока в Лифляндии [2] не оказались.
Большой грабеж они учинили
На беду христианам.
Лишь у Иммекулле [3] их остановили,
Так далеко они забрались.
Быстро начали они готовиться к битве.
Христиане из Риги пришли туда
Однажды ранним утром.
Там было много знатных пилигримов [4].
Вместе с ними магистр и его братья [5]
Пришли на красивое поле.
Латгалы и ливы смело
Набросились на врага.
Много разных богатых доспехов [6]
Видели там пробитыми,
И много шлемов разрублено
Немецкими мечами.
Чем сильнее битва разгоралась,
Тем больше их набиралось [7].
Девятнадцать сотен поплатились жизнью [8].
Те, кто там убитыми пали.
Других видели быстро скакавшими
Домой в землю свою.
Это было для них позором.
Они бежали в страхе.
Очень много богатых знамен [9]
Было брошено на поле битвы.
Они бежали по многим тропам глухим
И по большой дороге.
Много доспехов покореженных
Из стали и золота
Им пришлось там оставить,
Очень много сверкающих шлемов.
Дороги, по которым они убегали,
Щитами были усеяны.
Христиане этому были рады.
Во время преследования
500 русских было убито [8];
У Огенгузена это случилось [10].
Там много им выстрадать пришлось.
Их король [11] громко кричал,
Когда его конь бег замедлил.
Повсюду к оружью они призывали.
Те сожаления были достойны,
Кто вместе с ними в поход отправлялись.
Многих гордых мужей они потеряли,
Что наказанием было от христиан.
Они никогда больше не сядут в седло.

Комментарий

Общие замечания. Рассказ основывается на подробном сообщении «Хроники Ливонии» Генриха о походе русских князей в Эстонию и Северную Латвию в 1218 г. (ГЛ, XXII: 2—5). Хотя детали и последовательность событий у Генриха и автора СРХ не совпадают, связующим звеном в обоих известиях является упоминание деревни Иммекулле (см. ниже, ком. 3).

1. Здесь, как и в предыдущем отрывке, «христианство» — исключительно католическая, «латинская» вера. На православных — «русских» это понятие хронист не распространяет.

2. Nieflant — название Ливонии. См. ком. 6 к отр. III СРХ в разделе I.

3. Иммекулле — упоминаемая у хрониста Генриха деревня Иммекулле (латыш. — Инциемс), расположенная между современными Страупе и Турайдой в Северной Латвии (см. ком. 30 к ГЛ, XXII; также: АН: 75, 311).

4. Здесь, как и в хронике Генриха, крестоносцы названы пилигримами.

5. Речь идет о втором магистре Ордена меченосцев Волквине (Volquinus, Wolquinus) и братьях-рыцарях Ордена. Волквин был потомком графского рода из Наумбурга (земля Гессен) в Германии. Магистром Ордена он стал в 1209 г. после убийства первого магистра меченосцев Венно (ГЛ, XIII: 2). Волквин успешно отстаивал интересы Ордена как перед рижским епископом, так и перед Папской курией. В Ливонии он участвовал почти в двух десятках военных экспедиций против местных народов [Benninghoven 1965: 98—104, 424—428] и лично руководил большинством из них. Возглавил объединенный поход крестоносцев в Литву в 1236 г. Погиб в битве при Сауле 22. 09.1236, в которой были разгромлены основные силы меченосцев [ГЛ, XV: 2; XVII: 5; XX: 2, 7 и др.; СРХ, строфы 1958—1959; Benninghoven 1965: 98—104, 424—428].

6. Упоминание о богатых и красивых доспехах у русских встречается в хронике неоднократно (ср. строфы 2108, 2217 и др.) и является одним из стандартных литературно-художественных оборотов автора.

7. Разрубленных русских доспехов.

8. Всего, по данным рифмованной хроники, в этом походе погибло 2400 русских воинов. О том, что число русских потерь здесь сильно завышено, позволяет судить сопоставление с рассказом хрониста Генриха. Последний сообщает о 50 воинах, павших в битве в эстонской земле Уганди (ГЛ, XXII: 3). Разумеется, общие потери русских в походе были больше, но явно не настолько больше, как указывает автор СРХ.

9. В тексте буквально — «богатые» (riche) знамена. Речь идет о расшитых золотыми и серебряными нитями хоругвях.

10. Топоним «Огенгузен» (Ogenhûsen) по другим источникам неизвестен. Непонятен он был и для составителя Гейдельбергского списка хроники (или его протографа), который заменил «Огенгузен» на знакомое «Кокенгузен» [Pfeiffer, v. 1601]. В историографии встречается также мнение, что Огенгузен — это Огре [Klaustiņš, Saiva 1936: 411]. Э. Мугуревичс полагает, что битва была где-то между Цесисом и Кокнесе [АН: 317]. Обе эти версии, однако, вряд ли приемлемы, так как маловероятно, чтобы русские отступали не через Эстонию, а вглубь занятой крестоносцами территории Ливонии. В.Т. Пашуто справедливо проводит аналогию между Огенгузеном и эстонской землей Уганди (в ГЛ — Унгаунии. См. ком. 3 к ГЛ, XIV), ссылаясь на встречаемое в некоторых документах того времени написание названия этой земли как «Hugengusen» [Пашуто 1963: 102]. В других документах Уганди называется также «Ugengusen» [LUB, Bd. 1, № XXV, S. 33]. Судя по сообщению хрониста Генриха, русское войско прошло именно через Уганди и там же произошла наиболее кровопролитная битва похода (ГЛ, XXII: 2). Таким образом, отождествление Огенгузена и Уганди представляется правомерным.

11. Король (Konic) — здесь: русский князь. Судя по «Хронике Ливонии», в походе участвовали три князя (см. ГЛ, XXII: 3, 4). В источниках же, использованных автором СРХ, сохранилось упоминание лишь об одном князе.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика