Александр Невский
 

На правах рекламы:

• С хорошей скидкой размещение рекламы на фасаде без дополнительной оплаты.

http://krasnodar.cert-russia.ru/sertifikaty-ism/

С.В. Копаев. Невская битва

15 июля  1240 г. на р. Неве произошло сражение, получившее в истории название Невской битвы. Здесь столкнулись интересы двух сторон: шведской, католической и русской, православной. Эта тема получила широкое распространение в истории, литературе и даже в кинематографе. Александр Ярославич - победитель шведов  - надолго вошел в память народа как храбрый князь и защитник отечества.

Сегодня существует огромное количество монографий и статей посвященных как Александру Невскому в целом, так и отдельно - битве на р. Неве1. До недавнего времени само сражение рассматривалось как великая победа  Александра Ярославича, князя новгородского над шведами. Из уст в уста, из книги в книгу переходил рассказ "Жития… " о битве на р. Неве. И каждый раз он обрастал все новыми и новыми "подробностями".  История, без сомнения, есть рассказ. Результаты исследования организуются историком в связное и законченное повествование. Собранные и обработанные им данные группируются таким образом, что возникает то, что можно назвать "интригой". Вольно или невольно, историк ведет себя подобно писателю: он создает сюжет, которому в той или иной мере подчинены все собранные им данные. Даже в тех случаях, когда историк стремится быть максимально точным в интерпретации событий, они неизбежно,  помимо его намерений, превращаются в элементы фабулы, в которой различимы завязка, кульминация и развязка. Процесс подчинения исторического содержания повествовательной форме есть не что иное, как  привнесение в историческую науку словесного искусства  с его риторическими правилами, метафорикой и художественными правилами2. Благодаря этому процессу, биография Александра Невского стала похожа на художественный рассказ.

Конечно, за неимением большого количества источников, повествующих о сражении на Неве, приходится домысливать многие вещи, без этого нельзя. Но следует почаще напоминать о  том, что все это лишь предположения, логические умозаключения. Историк не должен из-за неимения фактического материала превращать историческое повествование в художественное.

Александр Невский в исторической науке был тем героем, той личностью, величина которой в большой мере зависела от внешне- и внутриполитической ситуации. Общерусский культ был установлен лишь в 1547 г., когда Московское государство, объединившись, настоятельно требовало и объединения русских святых. До этого культ Александра был невелик – святой княжеский, династический, был, если можно так сказать, на порядок ниже "первостатейных" святых: монахов, всю жизнь спасавшихся во Христе, праведников, или невинных, принявших мученическую смерть.3    По мнению Колотиловой С. И. новгородские и ростово-суздальские летописцы, как современники описываемых событий, по разному относившиеся к Александру, тем не менее не могли еще в полной мере понять значение деятельности князя. Другое дело – "Житие", где тенденция к прославлению князя выражена в полной, на сколько это возможно, мере. В его основе не реальность (в нашем понимании), а идея реальности (хотя для человека того времени это было одно и тоже). Это вовсе не означает отрицания "Жития" как исторического источника, однако сегодняшнее мировосприятие, разительно отличающееся от мировосприятия средневекового человека, не может довольствоваться описанием и объяснением "Жития". Историческая правда последнего соответствовала представлениям людей средневековой Руси. "Житие" полностью основано на реальных событиях, в нем нет ни капли вымысла, ни одной строчки неправды. Однако, это был XIII век, а не XX и историческая правда первого не соответствовала исторической правде последнего. Читая «Житие», у человека средневековой Руси не возникало сомнений в его достоверности. Поэтому нельзя говорить о том, что "Житие" создавалось с целью прославления князя. Точнее нельзя сравнивать наши представления о создании с целью прославления и представления средневекового человека на этот же счет. В последнем случае не ставятся политические цели: они сугубо религиозные. Хоть князь и воин, но в первую очередь он православный, он принадлежит не войне и управлению (хотя и это тоже), но вере. "Житие" создавало  образ не Александра, а идеального князя, оно всегда было морально значимым и имело нравоучительную мысль. Только учитывая все это мы можем браться за выяснение достоверности "Жития", достоверности в нашем понимании.

Необычность последнего порождала у историков мысль о том, что ему предшествовала светская повесть о князе4. Однако сегодня ученые отвергают это предположение, считая, что первая редакция "Жития" была оригинальным сочинением.

Но не одно "Житие" создало сегодняшний образ Александра Невского. Немалую роль в этом сыграло время правления Петра I. Ему, стремящемуся к выходу в Балтику, как никому был близок этот образ. Петр основал Александро-Невский монастырь якобы на месте победы князя над шведами, хотя на самом деле здесь отличился его сын Андрей, который разгромил шведов и срыл построенную ими земляную крепость. Петр намеренно сдвигал мемориальное место. Он "отобрал" Александра в "свои", и государева ревность имела под собой прочные политические основания: с невскими берегами было связанно имя именно того святого, который оказался бы чрезвычайно полезен в становлении Российской империи. Александр лучше всего подходил и в небесные покровители новой столице императора-воина.5

Внес свою лепту в создание культового образа князя и XIX в. Это время, когда зарождалась историческая наука. Историки тоже наложили отпечаток на восприятие князя. Так Н. М. Карамзин давал очень высокую оценку деятельности Александра Ярославича6.  В 60-е годы, т.е. в эпоху реформ, выходят памятные медали, где Александр Невский –  идеал новой общественной эпохи.

И, наконец, век XX. Великая Отечественная война. Семь столетий спустя, после победоносной обороны русских рубежей вновь из глубины времени был призван князь-ратник на служение вдохновляющим примером.7

Новый всплеск интереса к личности Александра произошел  в 90-е годы, когда наша страна в очередной раз встала на путь изменений и реформ. В этой ситуации раскола и неизвестности вновь был востребован обществом образ новгородского князя. Появляются статьи, монографии, публикации об Александре Невском.8 Таким образом, приходится признать, что возвеличивание князя – не есть результат «работы» 13 века. Это явление – суть постоянный поиск героя, который необходим к какой либо момент истории для оправдания, объяснения, подтверждения и т.д.  

Существует два источника по Невской битве: "Житие" и Синодальный список НПЛ. До сих пор ведутся споры о том, независимы ли друг от друга эти источники или нет9. Для начала попробуем выяснить, что говорит о Невской битве наш главный источник  - "Житие Александра Невского" - и насколько мы  можем ему доверять. Следует отметить, что в нашей науке на сегодняшний день  почти не оспаривается его достоверность, несмотря на предостережение, сделанное С.Я. Лурье еще в 1973 г.10".

Мы  попытаемся  разобрать каждую фразу "Жития", относящуюся к Невской битве, чтобы выяснить что именно в нем достоверно, а что вызывает сомнения, так как именно этот источник является  все-таки основным при описании Невской битвы.

Практически вся история Невской битвы, - это дополненное логическими доводами и предположениями (иногда переходящими в аксиому) повествование "Жития".

Начинается произведение по всем законам агиографического жанра: "Во имя Господа нашего Иисуса Христа, сына Божия. Я, худой и многогрешный, недалекий умом, осмеливаюсь описать житие святого князя Александра, сына Ярославова, внука Всеволодова. Поскольку слышал я от отцов своих и сам был свидетелем зрелого возраста его, то рад был поведать о святом, и честном, и славном житии его. Но как сказал Приточник: "В лукавую душу не войдет премудрость: ибо на возвышенных местах пребывает она, посреди дорог стоит, при вратах людей знатных останавливается  " Хотя и прост я умом, но все же начну, молитвою святой Богородицы и помощью святого князя Александра".

По всей видимости, именно здесь заложена разгадка авторства "Жития", что немаловажно для выяснения вопроса о правдивости источника. Сама  "Повесть о житии и о храбрости благоверного и великого князя Александра" была создана, по мнению  специалистов, в 80-х годах XIII в.11  Исследователи связывают произведение с именем сына Александра Невского Дмитрия Александровича и митрополита Кирилла.12 Первая редакция "Повести" была создана во Владимире при монастыре Рождества Богородицы, где было погребено тело Александра и возникло его почитание. Д.С. Лихачев предполагал, что автором "Повести" был житель  Галицко-волынской Руси, переселившийся с митрополитом Кириллом во Владимир13, хотя совсем не исключено, что им был и сам митрополит. В настоящее время известно 13 редакций этого произведения14.

Как бы то ни было, но составлял "Повесть" человек, знавший людей приближенных к князю, а возможно и самого князя, ибо сам он говорит: "Поскольку слышал я от отцов своих, и сам был свидетелем зрелого возраста его"15.

В "Житии" ничего не сказано о родителях новгородского князя, поэтому сведения о них мы берем из летописей.  Отцом Александра был Ярослав, сын Всеволода III Большое Гнездо. Родился он во Владимире 8 февраля 1190 г., на память пророка Захария. В святом крещении наречен был Феодором.16 Ярослав был четвертым из восьми сыновей Всеволода. Вкратце биография Его такова: в 1201 г. он княжит в Переяславле - Залесском, где провел 5 лет, до 1206 г., когда был изгнан Всеволодом Чермным. В 1205 г. отец женил Ярослава на Юрьевне Кончаковне. В 1208 г. Ярослав садиться в Рязани, но  вынужден бежать в том же году. После смерти отца, в разгоревшейся междоусобице Ярослав держал сторону Юрия и вместе с ним ходил на старшего брата Константина. В 1215 г. Ярослав сел в Новгороде, но пробыл там недолго: в 1216 г. он, будучи в числе проигравших сражение на р. Липице, был вынужден оставить Новгородский стол.

В 1221 г. Ярослав снова сидит в Новгороде, и опять недолго, до 1224 г. В третий раз он стал новгородским князем в 1225. В 1228 г. он вновь не поладил со своенравными жителями этого города. В 1234 г. Ярослав, будучи снова новгородским князем,  организовал большой поход на Юрьев (Дерпт), но не достиг намеченной цели. В 1236 г. - садится на Киевский престол. После нашествия татаро–монгол и смерти Юрия Всеволодовича, старшего брата Ярослава, последний становится великим князем владимирским. Умер Ярослав в 1246 г. на пути из Каракорума во Владимир.

Если об отце Александра Ярославе известно многое, то о  матери князя - Феодосии - сведений практически нет. Известна лишь одна дата, связанная с матерью Александра- дата смерти: 1244 г.  До сих пор неясно сколько раз был женат Ярослав Всеволодович.  Большинство историков разделяют точку зрения Н.А. Баумгартена, согласно которой Феодосия была дочерью рязанского князя  Игоря Глебовича. Эта точка зрения преобладает и сейчас, несмотря на работы В.А. Кучкина в которых  он убедительно доказывает, что Феодосия - дочь торопецкого князя Мстислава Мстиславича Удатного 17.

В.А. Кучкин так же разбирает и вопрос, связанный с датой рождения Александра Невского. По его мнению, и мы его придерживаемся, князь родился не 31 мая 1220 г., как принято считать,  а 13 мая 1221 г.18  Однако все же некоторые  историки продолжают придерживаться старой даты рождения князя 19.

"И красив он был, как никто другой, и голос его - как труба в народе, лицо его - как лицо Иосифа... сила же его была частью силы Самсона, и дал ему Бог премудрость Соломона, храбрость же его - как у царя римского Веспасиана". Этот образ князя широко использовался богословами и историками  для возвеличивания Александра. Конечно, князь, защищающий свое отечество в сознании народа так и должен выглядеть. Он просто не может не обладать всеми теми качествами, которые ему приписывали, ведь он князь, и не просто князь, а князь православный. И только ему под силу справиться с возложенной на него самим Богом задачей защиты русской земли.

Но сегодня известно, что рака князя, в которой лежали его мощи такова, что в ней мог уместиться человек, ростом не более 165см. 20 О голосе же, красоте, силе и т.п. мы судить никак не можем, ибо останки  Александра не сохранились и реконструкцию  провести, поэтому невозможно.

"... князь Александр - побеждал, но был непобедим". Этой фразой, вкупе с предыдущим описанием князя, автор "Жития" создает образ идеального воина, правителя, образ, которым должно гордиться. Еще нет описания побед князя на Неве и Чудском озере, но автор уже заранее говорит о том, что в любой схватке князь Александр победит и людям, читавшим с самого начала это произведение  фраза о непобедимости западала в память и все последующее чтение просто наматывалось на эту "ось", создавая образ идеального князя, хотя на самом деле еще не было никаких побед в жизни Александра.

Далее автор повествует об именитом муже из Западной  страны, который, увидев князя, сказал: "Прошел я страны, народы и не видел такого ни царя среди царей, ни князя среди князей"21. По мнению историков этим именитым мужем был Андреас фон Вельвен, в 1241 г. занимавший высокий пост ливонского вице-магистра и бывший рыцарем Ордена Меченосцев. Посетить Русь он мог лишь в 1236 г., когда Орден готовил большой поход против литовцев и искал союзников22.

"Услышав о такой доблести Александра, король страны Римской из Полуночной земли подумал про себя: "Пойду и завоюю землю Александрову". Зависть - один из самых страшных грехов в православии. Именно поэтому король страны Римской был обречен на поражение. Он согрешил, в нем зажглась зависть, и Бог покарает его за это. Это предопределение; Александр Ярославович выиграет  битву уже только потому, что он строго следует законам православной веры.  Поэтому он и непобедим. Причина похода шведов на Русь тоже имеет две версии, которые отличались абсолютной противоположностью. В отечественной литературе утвердилось мнение, что шведский поход и выступление крестоносцев были скоорденированны  папской курией и целью был захват и покорение новых  земель и отсечение торгового соперника – Новгорода. "Мы имеем все основания полагать, что захват Новгорода и Новгородской Руси являлся конечной целью шведско-немецкой экспансии 1240г. Но, вероятно, и шведы, и немцы не рассчитывали, что их походы немедленно приведут к полной победе. Скорее ближайшей целью шведского похода был захват берегов Невы и Ладоги и закрепление на этой территории, чтобы затем, опираясь на Ладожскую крепость, нанести удар по Новгороду"23. Первоначально поход задумывался против еми, которая восстала и угрожала полным изгнанием захватчиков (в основном шведов) со своих земель.  Папа буллой от 9 декабря 1237 г. призывал рыцарей совершить крестовый поход против язычников. При этом пострадало бы и Новгородское княжество как сюзерен (если можно применить этот термин к отношениям Новгорода и еми). Однако, после того как на Русь обрушились отряды монголо-татар, поставив последнюю в трудное положение (степень которого сейчас оспаривается) выгоднее стал поход напрямую на Русь, что и было сделано.24 Такова в общем точка зрения отечественных историков. За рубежом же, исходя из того, что Невская битва была не более чем очередным столкновением между Русью и Швецией представляют оба похода как отдельные25.

"И собрал силу великую, и наполнил многие корабли полками своими. Двинулся с огромной силой, пыхая духом ратным. И пришел в Неву, опьяненный безумием, и отправил послов своих, возгордившись, в Новгород к князю Александру, говоря: "Если можешь, защищайся, ибо я уже здесь и разоряю землю твою". Какими эпитетами награждает завистливого короля автор "Жития"! Сила великая, кораблей много, но... пыхает духом ратным, возгордился, опьянен безумием.  Автор как бы говорит: что толку в силе великой, если душа у человека грешна, если от зависти к славе другого он способен на злодеяние, на пролитие христианской крови? Невозможно победить даже малое войско, возгордившись и совершив грех; только опьяненный безумием может решиться на такой поход.

Сам поход в Швеции (даже если он был "греховным" по сути) назывался ледунгом (ledung). Поначалу это обозначало поход (викингов) вообще. Однако в XII в. ледунг из "самодеятельного" набега ватаги находников превратился в военно-государственное предприятие. Походы возглавлялись членами королевской семьи или высшими чинами королевства - ярлом, марском (маршалом), дротсом (высшим советником, судьей)26. В походах участвовали высшие священнослужители и это не случайно. Северные военные экспедиции Швеции к концу XII в. приняли характер крестовых походов "против язычников".

По традиции балтийских ледунгов корабли выходили в море в мае, а возвращались осенью, когда кончалась навигация. Кроме воинов - профессионалов в команды входили обычные свободные дворовладельцы - общинники, или бонды, которые составляли ополчение по приказу короля. Получив такой приказ бонды, как сообщает " Хроника Эрика", снимали с гвоздей оружие, доставшееся от отцов и дедов, получали из рук королевских чиновников - "кожаных мешков" - какую-то сумму денег и налегали на весла. За неявку по королевскому военному приказу, согласно областным законам, грозил большой штраф.

Каждому воину полагалось иметь т.н. "народное оружие": меч, щит, кольчугу или панцирь, либо иное обмундирование, защищающее корпус. Полагалось иметь также лук, колчан с 36 стрелами и, наконец, копье, которым, однако, пользовались только конные воины27.

Ледунг собирался для дальних походов. Вся страна делилась на "корабельные округа". И каждый из них должен был выставить боевой корабль в полном оснащении для дальнего похода с дружиной на борту. Корабли были двух основных типов: сорокавесельные шнеки с экипажем доходившем до 90 человек и меньшие по размерам - до 16 пар весел скуты, на которых размещалось от 20 до 50 человек. И те, и другие оснащались не только веслами, но и парусами; северные ветры помогали в походах, давая отдых гребцам.

Основную часть экипажа составляли гребцы, которые во время военных высадок брались за оружие. Сами рыцари никогда не садились за весла. Их уделом был только бой. Они жили на носу корабля и всегда первыми высаживались на неприятельскую территорию.  Командовали боевыми кораблями стуриматы - кормчие, наиболее опытные, отлично знавшие Балтику, Северное и другие моря28..

Из вышеприведенной фразы "Жития" о силе шведов видно, что точной цифры источник не дает. Большинство же историков     определяют эту цифру в пять тысяч29. Они также определяют и количество шведских кораблей-шнеков –50-100.30 Цифры неизвестные "Житию". Зато ему знакома другая: при начале сражения было потоплено три корабля. По восхищению автора и эмоциональности передачи им этого момента видно, что цифра эта для него довольно значительная. Но потопление трех кораблей может иметь реальное значение только в том случае, если вообще их было не более 15-20.

В пользу малочисленности шведского войска говорит и тот факт, что Александр, узнав от Пелгусия о приближающейся опасности, не отправил гонцов к своему отцу Ярославу Всеволодовичу. Как сообщает автор "Жития": "ни оному бысть когда послати весть къ отцю: уже бо ратнии приближашася"31 Если предположить, что шведов было пять тысяч и что они имели своей целью добраться до Ладоги и захватить ее, то становятся непонятными действия новгородского князя. Ведь Ладога-это мощная, укрепленная крепость, способная выдерживать длительные осады. Так, например, в 1164г. "приидоша Свея под Ладогу, и пожгоша ладожане хоромы своя, а сами затворишася в городе с посадникомъ своимъ Недатою, а по князя послаша и по новгородци. Они же приступиша под город въ день суботныи и не успеша нечтоже  граду, но болшюю рану въсприняша и отступиша в рекув реку Воронаи. Въ 5 же день потомъ приспе князь с новгородци и с посадникомъ Захарию, и наворотишася на ня месяца въ 28, на память святого Еладиа, в четвертокъ, въ 5 час дни; и победиша божиею помощью, овы иссекоша, а другыя изымаша: и пришли бяху въ  55 шнекъ, и изымаша 43 шнекъ; а мало ихубежаша, и те язвени".32 Таким образом, мы видим, что Ладога могла защищаться довольно долго. Она выстояла бы и перед пятитысячным войском, будь оно на самом деле. Интересно и то, что летопись говорит о конкретной цифре – 55 шнеков. Еще раньше, в 1142 г. состоялся поход шведов к Финскому заливу. И на этот раз летопись переходит с языка слов на язык цифр: на этот раз войско было на 60 шнеках33. В обоих случаях источник упоминает конкретную цифру. В битве же 1240 г. такой цифры мы не находим, что впрочем, если подумать, естественно. Ведь, в 1164 г., например, у ладожан было время, чтобы посчитать войско неприятеля, а в 1240 г. этого времени не было ("Житие" сообщает о спешке князя). Кроме того, в "Хронике Эрика" под 1300 г. упоминается о вторжении шведов на Русь в количестве 1100 человек. Как сообщает автор "Хроники": "Никогда не видели на Неве больше  кораблей, чем тогда". И еще один момент: В новгородской республике в самый опасный момент собиралось ополчение для того, чтобы дать отпор врагу. В 1240 г. ополчение собрано не было, следовательно опасность не была столь велика, как нам сейчас кажется.   О каких же пяти тысячах может идти речь?

Теперь поговорим о шведских послах. В "Житии" прямо сказано об их отправлении в Новгород. Случилось это после того, как шведское войско вошло в устье р. Невы, где была "cтража морская" во главе с Пелгусием, поставленным Александром. Таким образом, получается, что шведы отправили послов,  будучи уже  на вражеской территории. Это, по меньшей мере, непонятно. Ведь если устье Невы и живущее там племя ижорян находятся в зависимости от Новгорода и являются границей княжества, то последнее  должно заботиться об охране своих границ (что и проявилось в установлении  "стражи морской"). Следовательно, как только враг попадает на территорию где находятся подвластные русским племена, то эти самые племена должны будут сообщить об этом, если только они не хотят по каким-либо соображениям поражения своего сюзерена (если можно применить это слово к отношениям Новгорода и финскими племенами). Предположение, что шведы были так уверены в своей победе, что отправили послов с предупреждением о том, что они уже на русской территории не выдерживает критики. В самом деле, предыдущие неудачи шведов должны были научить их осторожности.  Можно ответить, что шведы не знали о страже.  Но в таком случае придется признать, что они отправились в далекий и опасный поход совершенно не подготовленными. А между тем, нападения шведов на Русь случались и раньше (см. выше). Они должны были предполагать, что как только ноги их коснутся вражеской земли об этом сразу же узнает Александр. И не важно от кого он узнает, земли эти принадлежали Новгороду Великому и нашлись бы люди принесшие князю весть. Скорее всего, никаких послов не было, а все это не более как авторский вымысел имевший целью продолжение увеличения контраста между королем Римским и князем Новгородским, между нападающим по зависти, возгордившись и  защищающимся по необходимости

Вернемся же к "Житию". "Александр же, услышав такие слова, разгорелся сердцем и вошел в церковь Святой Софии, упав на колени пред алтарем, начал молиться со слезами: "Боже славный, Боже великий, крепкий, Боже превечный, сотворивший небо и землю и установивший пределы народам, ты повелел жить не преступая чужих границ". И, припомнив слова пророка, сказал: "Суди, Господи, обидящих меня и огради от борющихся со мною, возьми оружие и щит и встань на помощь мне".

Вот где сердцевина всего "Жития"!!! Вот ключ к разгадке этого уникального произведения. Возгордившемуся королю, обуеному завистью к славе чужой, имеющему большое войско автор в лице Александра противопоставляет самого Господа, являющегося покровителем, защитником русского народа и православной веры. Не стоит забывать, что "Житие" было составлено в 80-e годы XIII в., когда уже стали известными попытки папской курии склонить русских князей к принятию католичества, переговоры с Даниилом Галицким, Ярославом Владимирским, Александром Невским. (Именно поэтому Кирилл, став митрополитом, не вернулся в Киев, а ушел во Владимир. Он не разделял взгляды Даниила Галицкого). 

Само, кстати, моление в церкви вполне заслуживает доверия34. Во всяком случае, ничего необычного в этом нет, и вполне может быть, что Александр вошел в церковь св. Софии и молился. Для нас важнее сами слова, приписываемые ему автором. 

Шведское войско заметил некий Пелгусий. Вот что о нем сообщает "Житие": "И бе некто мужъ старейшина в земли Ижерстей, именем Пелугий, поручено же  бысть ему стража нощная морская. Восприя же святое крещение и живяше посреди рода своего, погана суща, наречено же бысть имя его в святом крещении Филипъ, и живяше богоугодно, в среду и в пяток пребываше въ алчбе, тем же сподоби его Бог видети видение страшно в тъй день. Скажем вкратце.

Уведав силу ратных, иде противу князя Александра, да скажеть ему станы. Стоящю же ему при краи моря и стережаше обою пути, и пребысть всю нощь въ бдении. И яко же нача въсходити солнце, слыша шюмъ страшенъ по морю и виде насадъ единъ гребущь по морю, и посреди насада стояша святая мучиника Бориса и Глебъ въ одеждах червленых, и беста рукы дръжаша на рамех. Гребци же седяху, акы мглою одени. Рече Борисъ: "Брате Глебе, вели грести, да поможемь сроднику своему князю Александру". Видев же таковое видение и слышавъ таковый глас от мученику, стояше трепетенъ, дондеже насадъ отиде от очию его"35.

Ижорское имя "pelgo" или "pelkko" (финская форма) означает "исполненный страха" (божьего), т.е., вероятно, "богобоязненный". Русская форма имени "пелгусий" произошла от генетива множественного числа "Pelgusen" , т.е. "принадлежащий роду  "боящихся".

Пелгусия  поставили охранять подступы к р. Неве и, как справедливо замечает С.С. Годзяцкий, "то обстоятельство, что охрана морских границ в таком исключительно важном пункте, как устье Невы, была доверена Новгородом ижорянам во главе с Пелгусием, показывает не только то, что здесь была своя военная организация, но и то, что на Ижору можно было положиться, что Новгород не опасался измены"36 (Цит. по 57, с…)

Непонятность вызывает выражение: "...да скажет ему станы". "Стан" означает лагерь, место стоянки37 (ср. остановиться, остановка и т.д.). Нам известно, что шведы сделали привал в месте впадения Ижоры в Неву. Но Пелгусий вместе со своим родом "дежурил" на море, ему была поручена именно морская стража. Следовательно, либо источник ошибается, либо шведы в самом деле останавливались в устье Невы, возможно для того, чтобы подождать отставших.

Теперь поговорим о пути, по которому князь новгородский со своим войском шел к месту битвы. Надо сказать. Что путь этот в источниках не описан. Поэтому, мы можем лишь с большей или меньшей вероятностью предположить его. Наиболее распространенная точка зрения такова: Александр вышел из Новгорода и по Волхову дошел до Ладоги. Там к нему в войско влились ладожане. После, - вниз по Неве до впадения р. Тосны. Далее, - по Тосне до впадения в нее притока Широкий. Теперь войско сухопутным путем перешло к Большой Ижорке, впадающей в Ижору. В месте их соединения войско Александра Ярославича остановилось. Впереди был вражеский лагерь.38

Существует и другая версия маршрута новгородского  князя. Так А.Н. Кирпичников считает что "для ускоренного продвижения войска к месту сражения на Неве была более предпочтительной сухопутная  дорога от Новгорода через Тесово к реке Неве. Ее протяженность составляла примерно 150 км. Форсированным маршем рать могла преодолеть такое расстояние за 2 дня39. Это предположение выглядит неубедительно. Во-первых, А.Н. Кирпичников, говоря о скорости продвижения войск, имеет в виду конных воинов40. Но в войске Александра были и пешие воины (как сообщает тот же А.Н.Кирпичников – особенность новгородско-псковской рати была в том, что пехота и воины, вооруженные мечами, являлись первейшей силой 41.  Они не смогли бы пройти 150 км. за такой срок, даже если были бы налегке.

Далее А.Н. Кирпичников говорит, что вспомогательный отряд ладожан, известный по летописям, мог присоединиться к новгородскому войску по пути. Это маловероятно т.к. на сообщение ладожанам о походе и месте встречи, ушло бы около 2-х дней.

А.Н. Кирпичников упоминает о старинной  сухопутной дороге, известной  в  XVI - XVII вв. которая вела  из Ладоги в Водскую землю через Лопский край. "Возможно, - предполагает он - дорога существовала и в XIII в."42.  Здесь, по крайней мере, два "но". Во-первых,  дорога существовала в XVI-XVII вв. и можно лишь предполагать о ее существовании в XIII в. Во-вторых,  эта дорога, как отмечает сам автор, вела из Ладоги, а не из Новгорода. Войско же вышло именно из Новгорода. Если принять точку зрения А.Н. Кирпичникова, то придется предположить, что русское войско, выйдя из крепости, двинулось сначала к Ладоге, а потом по сухопутному пути - к месту встречи со шведским войском. Это маловероятно.

Отдавая предпочтение версии о пути через Ладогу, мы натыкаемся на вопрос: а что делало в это время шведское войско? Ведь путь Александра должен был составлять по времени несколько дней. Историки в один голос заявляют, что шведы абсолютно ничего не делали для того, чтобы хоть как-то обезопасить себя от нападения русских. Позвольте спросить, где, в каком источнике это написано? Ни в "Житии Александра Невского", ни в НПЛ этого нет. А логика же подсказывает нам обратный вариант: шведы были опытные воины, знающие как себя вести на вражеской территории. Скорее всего, они, как и подобает в таких ситуациях, выставили стражу. Это лишь предположение, но оно, по крайней мере, более логично, чем общепринятое. Момент с бездействием шведов -  это выдумка историков, ставшая аксиомой.

Еще один вопрос, связанный с расположением вражеских шнеков. Существует, по крайней мере, две версии расположения кораблей: у левого берега Невы и в Ижоре. Второе предположение (в "Житии" и на этот счет ничего не сказано) менее вероятно. Как справедливо замечает А.Шишов, шведы, опытные и прекрасные мореходы, не могли поставить морские суда там, где им было очень трудно развернуться43. Скорее всего, шнеки причалили к левому берегу Невы, где и был разбит лагерь. Этот долгий критический разбор мыслей историков был нам необходим потому, что в самом "Житии" после описания сбора войска русского сразу идет описание самой битвы и историкам приходилось и приходится домысливать многие вещи, что и привело к возникновению множества "лишних" фактов. Поэтому и был необходим их критический разбор. 

Сама битва началась, как сообщает автор "Жития" в "шестом часу дня"44. Это примерно около 6 часов утра 45. Все, кто пишут о самом сражении, в основном описывают подвиги шести мужей русских. Остальное является плодом догадок и логики. В "Житии" сказано: "И бысть сеча велика над Римляны, и изби   их множество бесчислено  и самому королю возложи печать на лице острым своим копием"46. Тот же  А.Н.Кирпичников говорит, что сражение шло по всем законам ведения боя того времени. Войска сходились в схватке и расходились, и снова сходились и снова расходились47. Об этом, по его мнению, говорят термины в "Житии": "наехал", "наскочил", "наехал многажды". Мы не будем описывать подвиги мужей русских, составляющие, собственно говоря, битву – это было уже сделано до нас и не однажды. Отметим только, что версия о внезапности нападения русского войска, ставшая, к сожалению, аксиомой в научной литературе не находит подтверждения в источниках. В самом деле, "Житию" об этом ничего не известно. Наоборот, логичнее было бы предположить, что шведы ждали русских и были готовы к бою, ибо первые слыли прекрасными бойцами, как впрочем и вторые. Если сама битва происходила по правилам боя (см. выше), значит и нападение одной из сторон было не совсем неожиданным. Впрочем, о неожиданности можно только догадываться, реальных фактов у нас нет.

"Было же в то время чудо дивное, как в прежние дни при Езекии – царе. Когда пришел Сеннарихиб, царь ассирийский, на Иерусалим, желая покорить святой град Иерусалим, внезапно явился ангел господен и перебил его восемьдесят пять тысяч из войска ассирийского, и когда настало утро, нашли только мертвые трупы. Так было и после победы Александровой: когда победил он короля, на противоположной стороне реки Ижеры, где не могли пройти полки Александровы, здесь нашли несметное множество убитых архангелом господнем. Оставшиеся же обратились в бегство и трупы мертвых воинов своих набросали в корабли и потопили их в море, князь же возвратился с победою, хваля имя своего творца".

Обычно это место в источнике трактуют как битву шведов и ижерян на другой стороне р. Ижеры48. Попробуем разобраться. Александр  вышел из Новгорода с малой дружиной. В битве же всегда существует вероятность, что противник тебя одолеет, тем более, что противником русских были шведы о которых хронист Адам Бременский говорил в свое время, что это лучшие бойцы и на конях и на кораблях 49. К чему все это? Да к тому, что Александр не мог быть уверенным в том, что он выиграет битву со шведами силой малой дружины. Поэтому он вряд ли послал бы ижерян на другой берег на случай бегства шведов. Для него в тот момент была важна любая помощь. Поэтому мы склонны, по крайней мере, недоверчиво относиться к этому  сообщению  "Жития". Скорее всего, – это вымысел автора с тем, чтобы показать, во-первых, мощь русского войска, а во-вторых, участие господа Бога в битве на стороне Александрова войска.

Интересно и то, что шведы имели возможность подобрать своих павших воинов и уложить их на корабли.50 У историков есть откровенные промахи в отношении Невской битвы. На одном я и хочу остановиться для примера. Так Дегтярев А.Я. говорит в одном месте, что сражение продолжалось несколько часов51, а буквально несколько строк спустя, что "К вечеру русские по сигналу отошли от поля боя, перестав теснить остатки рыцарского войска". Все это оттого, что источники очень скудны и историкам приходится многое домысливать. Однако из этого вовсе не следует, что надо историю надо превращать литературу. "Если историк будет вводить в науку все возможные или вероятные факты, то исчезнет всякое различие между историческим повествованием и повествованием художественным"52.

Невская битва была несмотря на все сказанное нами выше, великой победой того времени. Однако победа эта заключалась не том, что    русские надолго отогнали шведов от своих границ, тем более, что последние напали вновь уже в 1256 г. Настоящая победа была в умах людей. Противостояние католической и православной церквей нашло свое выражение в этой битве. Победила русская православная вера. В сознании нашего народа это сражение было тем величественнее, что оно произошло в тяжелые для нашей страны дни: нашествие Батыева войска в 1237-1238 гг. подорвало военные силы Северо-Восточной Руси. Северные и Северо-Западные земли к 1240 г. были единственными которые не затронули татаро-монголы напрямую. В период, когда Русь пыталась оправиться от удара, на ее северных границах появились шведы, к тому же католики, что повышало значение победы. Вот что важно было для народа, прославлявшего Александра. Нам кажется не случайным то, что почитание князя возникло именно во Владимире. Для людей низовской земли,  лежащей в развалинах, победа над шведами была особенно значительна. На фоне предыдущих  поражений она действительно выглядела огромной.

Надо к тому же заметить, что житие, возникшее почти сразу после смерти князя Александра Ярославича.

Примечания

1. Вот  некоторые из них:; М. Хитров Святый Благоверный великий князь Александр Невский. М., 1991.; А. Я. Лурье Александр Невский. М., 1939 г.; Н. И. Беляев Александр Невский,  М., 1951 г.; В. Т. Пашуто Александр Невский. М., 1974 г.;  М. Каратеев Александр Невский//Слово 1990 г.,  № 2; Ю. К. Бегунов Александр Невский: человек и миф//Наука и религия. 1970 г., № 5.; В. А. Кучкин О дате рождения Александра Невского//Вопросы истории. 1986 г., № 2.; Александр Невский и его эпоха.  Сборник статей  СПб., 1995 г.; А. В. Шишов Александр Невский.  Ростов-на-Дону.,  1999 г.; М. Тихомиров Сражение на Неве//Военно-исторический журнал,  1940 г. № 7.; А. Дегтярев Невская битва.  Л.,  1991 г.; В. А. Кучкин Александр Невский – государственный деятель и полководец средневековой Руси//Отечественная  история  1996 г., № 5; Александр Невский//История: еженедельное приложение к газете «Первое сентября» №44; А. Р. Артемьев Ледовое побоище и битвы XIV – начала XV вв. на северо–западе Руси//ВИ,  1999 г. № 2.

2. А.Я. Гуревич Территория историка//Одиссей,  1996 г.,   с. 86.

3. Г. Прошин Образ вне времени//Наука и религия.,  1990 г..  №7, с.7

4. С.И. Колотилова Русские источники XIII века об Александре Невском//Исторические науки, Псков., 1971 г.

5. Г. Прошин  Указ. Соч. с.7

6. Н.М. Карамзин История государства российского. В 4-х книгах. Кн. 2 (т. 4-6).,  Ростов н/Д, 1996 г.

7. См: А. Я. Лурье Александр Невский.  М., 1939 г.; С. Глязер Битва на Чудском озере.  М., 1938г.; Н. И. Беляев Александр Невский.  М., 1951г.; В. И. Антонова Александр Невский.  М., 1946г.; А. Бычков Невская битва 1240 г.//Исторический журнал, 1940 г.  № 7; Н. И. Сутт Александр Невский, Ярославль, 1940г.; А. С. Орлов Александр Невский в средневековой литературе//Вестник АН СССР, 1942 г. № 4; В. Л, Комарович повесть об Александре Невском//История русской литературы, Т. 2, Ч. 1, М-Л, 1945 г.  

8. За 90-е года см: А. Горский Александр Невский//Родина. 1993г., №11; А. Н. Кирпичников Александр Невский:  между Западом и Востоком//ВИ.   1996г., №11-12; В. А. Егоров Александр Невский и Чингизиды//Отечественная история. 1997 г., №2; Г. Прошин Указ. Соч.; М. Каратеев Александр Невский//Слово. 1990 г., №2; А. Н. Кирпичников Ледовое побоище 1242 г.//ВИ. 1994 г. №5; Александр Невский и его эпоха.  М., 1995 г.;  А. Вершинский Имя князя//Техника молодежи. 1998 г. №1-2;  А. В. Шишов Александр Невский. М., 1999 г.; П. Сорокин Стремительная сеча//Родина. 1997 г. №10; А. Дегтярев Невская битва. Л., 1991 г.; В. А. Кучкин Александр Невский - государственный деятель и полководец средневековой Руси//Отечественная история. 1996 г. №5; Н. С. Борисов Русские полководцы 13 – 16 веков. М., 1993г.  

9. По этому поводу см. дискуссию в кн. Александр Невский и его эпоха.  СПб., 1995 г.

10. Жития – чрезвычайно опасный источник: излагая биографию определенного лица (чаще всего реально существовавшего), авторы житий оснащают его конкретными деталями, нередко вполне правдоподобными: они выдают себя (или своих информаторов) за "самовидцев" описываемых событий, однако детали эти часто оказываются сюжетными "общими местами", переходящими из одного жития в другое, а ссылками на "самовидцев" подкрепляются как раз "чудеса". ( С.Я.Лурье  О некоторых принципах критики источников//Источниковедение отечественной истории. Вып.1, М., 1973 г.)

11. Бегунов Ю. К. Древнерусские источники  об Ижорце  Пелгусии-Филиппе ,  участнике Невской битвы  1240 г.  // Древнейшие государства на территории СССР  1982 г. ,  1984 г. с. 78; Он же Памятник русской литературы XIII века "Слово о погибели русской земли".  М., 1965 г., с. 58.

12. Бегунов Ю.К. Памятник… с. 58-59..

13. Д.С. Лихачев Галицкая литературная традиция в Житии Александра Невского//Вестник АН СССР, М., 1942 г. №  4.

14. Литература и культура Древней Руси. С.43;  Бегунов Ю.К. насчитывает их  в количестве 15 (Бегунов Ю.К.  Житие Александра Невского в русской литературе XIII-XVIII веков//Князь Александр Невский и его эпоха.  СПб.,  1995 г., с. 165.)

15. Житие Александра Невского // Библиотека литературы Древней Руси Т. 5, с.358.

16. Андреев А.Р. Великий князь Ярослав Всеволодович Переяславский. М., 1998 г.  с. 18.

17. Кучкин в В.А. Александр Невский – государственный деятель и полководец средневековой Руси // Отечественная история 1996 г. № 5 с.18-19.

18. Кучкин В.А. О дате рождения Александра Невского // Вопросы истории 1986 г. № 2  с.175-176.

19. Соколов Ю.Ф. Александр Невский : формирование личности и традиций // Александр Невский и его эпоха с.39;51.с.11;45, примечания на с. 515; Н. С. Борисов Указ. Соч., с. 6; А. Н. Кирпичников Александр Невский…//ВИ. 1996 г. №11-12; А. Дегтярев Указ. Соч., с. 11.

20. Караев Г. , Потресов А.С. Путем Александра Невского

21. Кучкин В. А. считает, что им был Андреас фон Вельвен, который встречался с Александром в 1236 г., вероятно по поводу союза против Литвы. (Кучкин В. А. Александр Невский,   с.   22.

22. В.А. Кучкин Александр Невский – государственный деятель и полководец средневековой Руси//История Отечества. 1996 г. № 5.

23. И.П. Шаскольский Борьба Руси против крестоносной агрессии на берегах Балтики в XII – XIII вв. Л., 1978г., с. 158.

24. Там же.

25. Д.Г. Линд Некоторые соображения о Невской битве и ее значении//Князь Александр Невский и его эпоха., СПб., 1995 г.; Э. Хёш Восточная политика Немецкого Ордена в XIII веке//Князь Александр Невский и его эпоха., СПб., 1995 г.

26. Сванидзе А. Стенка на стенку // Родина 1997 г. № 10. С.25.

27. Сванидзе А. Стенка на стенку // Родина 1997 г. № 10. С. 26.

28. Дегтярев А. Невская битва Ленинград 1991 г. , с. 91.

29. Шишов А.В. Александр Невский Ростов-на-Дону 1999 г. с. 126; Пашуто В.Т. Александр Невский. М., 1995г., с. 63.; Дегтярев А. Невская битва  Л., 1991, с. 127; Шишов А.В. Полководческое искусство князя Александра Ярославича в Невской битве// Александр Невский и его эпоха. М., 1995 г., с.32.

30. В.А. Кучкин Александр Невский… с. 32; В. Т. Пашуто Указ. Соч., С. 63; А. В, Шишов Александр Невский. С. 117.

31. «Житие Александра Невского»// Библиотека литературы… с. 360.

32. НПЛ., с. 218.

33. НПЛ., с. 218.

34. Однако этого могло и не быть. Мы лишь указываем на возможность этого события.

35. «Житие…»// Библиотека… с. 362.

36. Цит. по: Бегунов Ю.К. Древнерусские об Ижорце Пелгусии-Филиппе, участнике Невской битвы 1240 г. // Древнейшие государства на территории СССР 1982 г. М., 1984 г.

37. Ожегов С. И. Словарь русского языка.  М., 1987 г., с. 662.

38. Караев Г. Потресов А.С. Путем Александра Невского с. 109-110.

39. Кирпичников А.Н.  Невская битва 1240 года и ее тактические особенности. // Александр Невский и его эпоха с. 26.

40. Там же с. 30 см: Примечания 13; Кирпичников А.Н. Куликовская битва с.  37.

41. Шишов А.В. Александр Невский. Ростов-на-Дону, 1999 г. с.38.

42. Кирпичников А.Н. Невская битва 1240 года и ее тактические особенности // Александр Невский и его эпоха. с. 28.

43. Шишов А.В. Александр Невский. Ростов-на-Дону, 1999 г. с.123.

44. «Житие…»//Библиотека литературы Древней Руси Т.5.

45. Кучкин В.А, Александр Невский – государственный деятель и полководец средневековой Руси//Отечественная история 1996 г., №5

46. «Житие…».

47. Кирпичников А.Н. Куликовская битва.

48. Дегтярев А.  Указ. Соч.  с. 144.;Шишов А.В. Александр Невский с. 150.

49. Дегтярев А. Указ. Соч. С. 90.

50. Кирпичников А.Н. объясняет это тем, что битвы того времени обычно не доводились до конца. Одна из сторон просто сдавалась, видя, что проигрывает. См: Кирпичников А. Н. Невская битва и 1240 г… с. 26.  Возможно так было и  на этот  раз.

51. Дегтярев А. Указ. Соч.  с. 144.

52. С.Я. Лурье О некоторых принципах….

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика