Александр Невский
 

Терра Мариана

1226 г. ознаменовал собой начало одного из важнейших периодов в истории Тевтонского ордена. Правивший на севере Польши (фактически утратившей государственное единство и распавшейся к описываемому времени на ряд отдельных, ожесточенно враждующих между собою княжеств) князь (именовавшийся немцами герцогом) Конрад I Мазовецкий, буквально изнемогавший в борьбе с язычниками-пруссами (успешно преодолевавшими воздвигнутые поляками в качестве защиты от их вторжений земляные валы), потерпев неудачу в нескольких организованных им против них Крестовых походах, обратился за помощью против пруссов (а заодно и против близких сородичей пруссов — литовцев, также косневших в язычестве и опустошавших земли своих соседей огнем и мечом) к Тевтонскому ордену.

Как уже упоминалось выше, пруссы, это воинственное, находившееся в фазе повышенной пассионарности (используя терминологию Л. Гумилева) прибалтийское племя, родственное литовцам, на протяжении нескольких десятилетий вели успешные войны против Польши, Померании и Мазовии, каждый год разрушая там церкви и монастыри, сжигая села, города и угоняя в плен множество мирных жителей. В 1217 г., после неудачи очередного крестового похода, организованного поляками по призыву назначенного епископом Пруссии Христиана, монаха ордена цистерцианцев (под чьим патронатом в свое время был учрежден орден тамплиеров), прусские язычники в очередной раз огнем и мечом прошли всю Померанию и Северную Польшу.

Только в Мазовии пруссы в ходе набегов сожгли 250 церквей и 1000 деревень, убили около 20 000 и угнали в полон 5000 жителей. Раздробленное и слабое польское государство в целом, а уж тем более Конрад Мазовецкий были совершенно не способны сопротивляться воинственным пруссам. Князь Конрад обещал вознаградить Тевтонский орден за военную помощь Кульмской (Хелминской) землей и всей территорией Пруссии (которую, правда, еще предстояло завоевать).

Гохмейстер тевтонов брат Герман фон Зальца долго вел переговоры и торг с Конрадом Мазовецким, согласившимся наконец, по Леслаускому договору 1230 г., передать ордену Девы Марии всю Хелминскую землю (нем. «Кульмерланд») от Древенца до Нижней Вислы. В Леслауском договоре не было оговорено главенство Польши над Тевтонским орденом на дарованных ему землях. Император Фридрих и папа римский воспользовались этим, объявив эти владения ордена Девы Марии собственностью Римско-католической церкви.

Папа римский санкционировал эту миссию, а римско-германский император Фридрих II Гогенпггауфен выданной в итальянском Римини специальной грамотой-буллой (так называемой «Золотой буллой Римини») даровал верховному магистру тевтонов в Пруссии (которую, повторимся, еще предстояло завоевать) все права суверенного государя.

Таким образом, Тевтонский орден на своих прусских землях не являлся ленником, то есть вассалом, ни Конрада Мазовецкой), германского (римского) императора, получив полную автономию и избавившись от верховного владычества над собой Священной Римской империи германской нации.

В результате многолетней войны собравшимся со всей Европы крестоносцам под предводительством Тевтонского ордена удалось наконец покорить Пруссию. Победы тевтонам обеспечивал именно постоянный приток крестоносцев со всей Европы. Особенно важную роль играли английские крестоносцы. В честь их основанный в 1230 г. тевтонами очередной замок был назван Георгсбургом («Замком святого Георгия» — небесного покровителя и заступника «веселой Англии»). При этом вовсе не произошло никакого поголовного истребления прусского населения и замены его немецкими колонистами, как ошибочно полагают (а может быть, не столько полагают, сколько утверждают!) многие у нас и за рубежом.

Тевтонский орден совершенно не стремился к поголовному истреблению не только пруссов, но и других прибалтийских племен (и тем более — славян). В его задачу входило обращение язычников в христианскую веру, и это являлось как бы единственным оправданием всех его завоеваний. Большинство пруссов, приняв (пусть и не всегда и не совсем добровольно) Святое Крещение продолжало жить на старом месте, хотя и под новыми, христианскими, именами, в качестве арендаторов орденских земель или горожан, составляя вспомогательные дружины ордена Девы Марии в военное время — подобно чуди (эстам-эстонцам) в орденской Ливонии. Эти прусские слуги тевтонов (проживавшие частично в орденских замках, частично — в предоставленных им орденом на правах лена имениях, расположенных в сельской местности, именовались «витингами», «вейтингами», или «Вайтингами»).

Многие прусские военные вожди, отчаявшись в победе над марианами, но не желавшие им покориться, бежали со своими дружинами в соседнюю Литву или в Новгород, где даже возник целый Прусский конец (квартал).

К 1253 г. восстание пруссов было подавлено марианами и пришедшими им на помощь крестоносцами. Не располагая осадной техникой, повстанцы оказались не в состоянии овладеть орденскими замками и вытеснить тевтонов из Пруссии, лишив их опорных баз.

В 1254 г. в Пруссию прибыло многочисленное крестоносное ополчение под командованием чешского короля Оттока-ра II Пшемысла, маркграфа Оттона Бранденбургского и графа Рудольфа Габсбургского. Крестоносцы замирили прусские племена севернее реки Прегеля (Преголи) и заложили крепость Кенигсберг.

В 1260 г. пруссы снова восстали и осадили Кенигсберг.

В январе 1292 г. на помощь осажденным пруссами в Кенигсберге тевтонам из Германии по морю прибыл отряд европейских рыцарей, разбитых пруссами и вынужденных возвратиться.

13 июля 1263 г. пруссы разгромили отряд тевтонов в битве при Лебау (Любаве). 40 рыцарей полегло на поле боя.

В 1265 г. крупный отряд европейских крестоносцев под командованием герцога Брауншвейгского и ландграфа Тюрингского снял, наконец, осаду с Кенигсберга и способствовал переходу мариан в наступление.

К 1283 г. все уцелевшие к тому времени прусские вожди присягнули на верность Тевтонскому ордену. Этот год считается годом окончательного замирения Пруссии. Первоначально тевтоны оставляли простым пруссам их свободу, а знатным — их привилегии (если пруссы принимали крещение). У отказавшихся креститься конфисковали имущество, а самих изгоняли. Во время и после восстаний пруссы были поставлены вне закона. Многих из них убивали, а тех, кто остался в живых, расселяли по другим землям. Кроме того, орден постоянно мобилизовал прусских мужчин в свое войско во время походов.

В то же время очень многие вожди местных племен принимали христианство совершенно добровольно и активно участвовали в военных походах Тевтонского ордена. Орден весьма ценил их за верную службу и старался по достоинству вознаградить. Как правило, в качестве награды отличившимся неофитам предоставлялись земельные наделы, освобождение от податей и т. д. Поэтому с течением времени даже те из пруссов, куршей, ливов, леттов, латгалов, земгалов (семигалов) и эстов, кто поначалу оказывал ордену активное сопротивление, смирялись с положением вещей и начинали ему служить. Поэтому немалую часть орденского войска составляли воины-прибалты, принявшие христианство или склоняющиеся к его принятию.

В орденских хрониках Петра из Дусбурга, Иоганна (Иоганнеса, Иоанна) из Посильге (Посилив), Николая (Николауса) из Брошина и др. зафиксированы имена многих крещеных пруссов, верно служивших делу ордена и своей кровью, пролитой на поле брани, засвидетельствовавших свою верность Христу и гохмейстеру, — Глаппо, Стовмел, Конрад-Дьявол, Мартин из Голина и многие другие прусские витинги.

Правда, некоторые из окрещенных прусских витингов — например, известный своим участием в «Великом восстании пруссов» 1260 г. Генрих Монте (Геркус Майтас) — изменяли ордену, но такие были скорее исключением из правила. Как правило, тевтоны расправлялись с изменниками не менее беспощадно, чем, скажем, князь Александр Невский. Генриха Монте, например, поймав его в лесу (возможно, почитавшемся жрецами прусских язычников священным), в котором он укрывался, повесили на дереве, сорвав с него рубаху, и пригвоздили мечом к древесному стволу.

В походах орденского войска витинги выступали под собственной хоругвью (баннером, или знаменем).

Аналогичные процессы происходили и в Ливонии, где воинству Христову («братьям-рыцарям Христовым») — ордену меченосцев — оказывали активную поддержку, например, окрестившийся вождь (король) угро-финского племени ЛИВОВ (по которому завоеванная крестоносцами-латинянами земля, собственно, и была названа Ливонией, хотя ливы отнюдь не являлись ее единственным туземным населением) Каупо и его сын, погибшие в бою с язычниками-эстами. От Каупо и его сына произошел известный прибалтийский род фон Ливен, многие представители которого сыграли выдающуюся роль в российской истории. Но это так, к слову.

На военную службу крещеные союзники тевтонов (именовавшиеся, как мы уже знаем, в русских летописях «чудью») являлись в своем исконном вооружении. Конные прусские воины-витинги, или «великие (большие) свободные» (по тевтонской орденской терминологии), — в сфероконических шлемах с кольчужной бармицей, кольчугах или пластинчатых (ламеллярных) панцирях (по-немецки «платгенгарниш»; поэтому военная служба прусской знати Тевтонскому ордену именовалась «платтендинст»), с большими круглыми или каплевидными щитами, копьями, мечами или длинными боевыми тесаками (дуссаками или дуссегами, о которых еще пойдет речь далее). Пешие («малые свободные») ратники — тоже в шлемах с бармицами, кольчужных рубахах, с круглыми щитами, копьями, сулицами (дротиками) и боевыми ножами (мечи стоили дорого и были далеко не всякому по карману). Необходимо заметить, что вспомогательные контингенты орденских войск оказали немалое влияние на тактику боевых действий и даже на состав вооружения тевтонов в Прибалтике.

Многие элементы прибалтийского вооружения — например, дротики-сулицы или легкие круглые прусские щиты, равно как и литовские щиты-тарчи с вертикальным рельефным выступом посредине (так называемые «прусские павезы»), — со временем заняли полноправное место в комплексе военного оснащения воинов Тевтонского ордена в Пруссии и Прибалтике, придав ему неповторимый облик.

Так, в сражении при Танненберге (Грюнвальде) 15 июля 1410 г., если не решившего окончательно, то во многом предопределившего исход противоборства рыцарей Девы Марии с поляками и Литвой и судьбу Тевтонского ордена в Пруссии, даже многие рыцари отборного отряда орденского войска, атаковавшего польского короля Владислава, были, в отличие от противостоявших им поляков, вооружены не длинными тяжелыми копьями, а именно сулицами (вследствие чего поляки из состава атакованной тевтонами Большой Королевской хоругви поначалу даже приняли их за литовцев).

Когда папа римский Григорий IX объявил очередной крестовый поход против язычников в Пруссии, тевтоны, собрав все наличные силы, прошли всю территорию от Немана до Вислы. В ходе крестового похода Польша лишилась Добжинской (Добринской) земли и Поморья (Померании), Куявия же сделалась территорией постоянных набегов и войн. К 1237 г орден Девы Марии завладел восточным побережьем Балтийского моря и устьями Вислы, Дины и Немана.

На завоеванной многонациональными армиями крестоносцев во главе с тевтонами территории и сложилось упоминавшееся нами выше самостоятельное тевтонское орденское государство, просуществовавшее до начала XVI столетия.

При этом еще раз следует подчеркнуть, что братья Тевтонского ордена составляли только отборные части и гарнизоны возводившихся на покоренных землях замков. Все крупные сражения были выиграны крестоносцами, съезжавшимися на помощь тевтонам сначала из Польши и Северной Германии, а впоследствии — со всей германской метрополии, из современных Бельгии и Голландии, Франции и Англии.

И не случайно Найджел Лоринг, владелец герба с алыми розами и главный герой исторических романов «Сэр Найджел» и «Белый отряд» любимого писателя нашего детства сэра Артура Конан Дойля, также участвовал в крестовом походе в землю Пресвятой Девы Марии:

«Во всех христианских землях снова царил мир, человечество пресытилось войнами, и удовлетворить свое страстное желание (совершить третий подвиг, который разрешил бы его от обета. — В.А.) Найджел мог только в далекой Пруссии, где тевтонские рыцари вели нескончаемые сражения с литовскими язычниками. Но чтобы отправиться в Крестовый поход на север, человеку мало было обзавестись деньгами и завоевать славу доблестного рыцаря, и прошло еще десять лет, прежде чем со стен Мариенбурга Найджел взглянул на воды Фришгафа (по-польски Вислинского залива. — В.А.), а потом выдержал пытку раскаленной плитой, когда отправлялся к священной скале Вотана (вероятно, все-таки не древнегерманского Вотана, а литовских богов Перкунса или Потримпаса. — В.А.) в Мемеле...» (Артур Конан Дойл. «Сэр Найджел»).

В последующие десятилетия в среде европейского дворянства вошло в обычай получать посвящение в рыцари в Пруссии. В 1253 г. упоминавшийся выше литовский князь-язычник Миндовг, продолжавший вести ожесточенную борьбу за власть с другими литовскими князьями, решил привлечь на свою сторону тевтонов. При посредстве Тевтонского ордена Миндовг крестился по римско-католическому обряду (хотя в 1248 г. уже был крещен в православную веру), получил от папы римского Иннокентия IV королевскую корону и назначил орденского священника Христиана католическим епископом всей Литвы. Миндовг позволил ордену Девы Марии основать комменду в своей резиденции, предоставил тевтонам полную свободу христианизации Жмуди (Самогитии, или Жемайте, то есть Нижней Литвы), а в 1260 г. завещал «Божьим дворянам» на случай, если останется бездетным, и Верхнюю Литву.

В этом же 1260 г., 13 июля, во время очередного набега литовских язычников на Ливонию, произошла битва при Дурбене (Дурбе), на территории современной Латвии. Выбрав подходящий момент, эстонские союзники ливонских тевтонов изменили им и разбежались, а другие союзники мариан — куроны (курши) — перешли на сторону литовцев. В результаты «воинство Христово» было разгромлено. Литовцы убили 156 рыцарей (как «орденских братьев», так и «гостей» ордена), в том числе ливонского ландмейстера брата Бурхарда фон Гернгаузена (Гернгузена), тевтонского маршала брата Генриха фон Богеля и герцога Карла, предводителя сводного отряда датских и шведских крестоносцев.

Разгром при Дурбене послужил сигналом для очередного восстания пруссов против орденской власти. При этом пруссы старались не вступать в полевые сражения с главными силами тевтонов, предпочитая тактику «малой (партизанской) войны». Пруссы совершали неожиданные набеги и осаждали орденские крепости. В ходе осады они нередко возводили против орденских замков собственные, временные деревянные крепости и брали «тевтонские» замки (бурги) измором, блокируя подвоз продовольствия. Пруссам удалось захватить большинство орденских замков, расположенных во внутренних областях страны, вдалеке от морского побережья и судоходных рек. Только Бартенштейн (Бартошице), Бальга и Кенигсберг выдержали многолетнюю осаду.

В январе 1261 г. тевтоны в союзе с польскими крестоносцами совершили набег на литовские земли, но были разбиты.

В папском Риме в описываемое время связывали с Тевтонским орденом большие надежды и далеко идущие планы. Ему было поручено ни много ни мало — отвоевать Русь у татаро-монголов (вопреки инкриминируемой ордену Девы Марии некоторыми современными глубокомысленными виртуозами пера «нерушимой братской дружбе» с этими самыми татаро-монголами!). Впрочем, эти обширные планы были сорваны опустошительным вторжением татаро-монголов в Пруссию в 1259 г., поражением орденского войска в Жемайтии в 1260 г. и вспыхнувшим вслед за тем восстанием пруссов, осложненным изменой ренегата Миндовга Тевтонскому ордену. Воспользовавшись тем, что основные силы мариан были заняты подавлением восстания пруссов, Миндовг отрекся от христианства, отказался от дарованного ему папой римским королевского титула и совершил набег на орденскую Пруссию, разгромив в двух сражениях прусских тевтонов и опустошив большую часть страны. За вероломство Бог покарал Миндовга, вскоре павшего от рук мятежного князя Довмонта, бежавшего после убийства повелителя Литвы на Русь, крестившегося там в 1266 г. и ставшего псковским князем под именем Тимофей.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика