Александр Невский
 

Политическое положение Руси накануне Куликовской битвы

Накануне Куликовской битвы основными противниками Северо-Восточной Руси были Золотая Орда и Литовское княжество. Литва вела борьбу с Ливонским орденом, который подпирал её с запада, и с княжествами Северо-Восточной Руси, за счет которых она стремилась расширить свои владения. Литва небезуспешно в своей борьбе с Московским княжеством привлекала на свою сторону Тверь. С Тверским княжеством Литва заключила военно-политический союз. Однако у неё не хватало сил одолеть Московское княжество. Поэтому Литва заключила союз с Золотой Ордой. Литва граничила с Золотой Ордой на юго-востоке.

Тверское княжество главным своим противником считало Москву. Оно стремилось лидировать среди княжеств Северо-Восточной Руси. Поэтому ему и нужны были военно-политические союзы как с Литвой так и Золотой Ордой. Мамай отдал ярлык на великое княжение тверскому князю Михаилу. Московский князь Дмитрий воспротивился этому. Он собрал войско 17 княжеств и пошел на Тверь. В 1375 году он вынудил тверского князя Михаила согласиться с первенством Москвы среди всех русских княжеств. Тверской князь вынужден был отказаться от соискательства великого княжения и обязался выступать всегда вместе с московским князем. В Тверской летописи сказано: «Если татары пойдут против нас или против тебя, то битися нам с тобою заодно против них; если мы пойдем против них, то нам с тобою заодно пойти против них».

В походе на Тверь московского князя поддержали Рязанское и Нижегородское княжества. Союзники Твери литовцы не решились принять участие в сражении. Они «побежали назад». Так московский князь Дмитрий сделал первую попытку объединить русские княжества в единое государство.

Золотая Орда не могла не реагировать на такой вызов. Мамай послал свои войска под Нижний Новгород. Он обратился через своих послов к московскому князю с вопросом: «Почто естя ходил и ратью на великого князя Михаила Тверского?» Нижегородское княжество было разорено, «и с многим полоном» войска Мамая возвратились в Орду. По пути татарские отряды разорили и Новосильское княжество. В летописи сказано: «Новосильскую землю всю пусту сът вориша». Естественно, что московский князь Дмитрий ждал, что татары пойдут на Москву. Поэтому он в 1376 году ходил «за Оку — реку, стерегася рати татарския от Мамая». Одновременно часть московского войска действовала в Среднем Поволжье. Под их действием часть волжских татарских и булгарских феодалов перешла на службу в Москве. Командовал войском князь Дмитрий Михайлович Боброк Волынский.

В 1377 году произошло позорное поражение русских войск татаро-монгольскими отрядами Мамая. Причиной было обычное разгильдяйство, пьянство и безответственность.

Мамай направил войско в поход на Нижний Новгород. Командующим был царевич Араб-шах (в русских летописях Арапша), который незадолго до этого перебежал из Синей Орды в Золотую Орду. Московский князь Дмитрий Иванович с войском направился защищать Нижний Новгород. Но он значительно опередил ордынские войска. Там князь оценил обстановку и принял решение оставить часть своих войск в Нижнем Новгороде, а часть войск увести обратно в Москву. То есть Дмитрий с частью своих войск вернулся в Москву. Он распорядился направить навстречу татарам полки Московский, Владимирский, Переяславский и Муромский, а также отряды Юрьевский и Ярославский. Ясно, что это дополнительно к войскам Нижегородского княжества.

Войсковые начальники получили разведданные, из которых следовало, что татары находятся далеко. Поэтому они позволили себе расслабиться. Они полагали, что «никтоже может стати против нас». Поэтому все «начаша ходити и ездити во охабнех и в сарафанех, а доспехи своя на телеги и в сумы скуташа, рогатины и сулицы и копья не приготовлены, а инии еще и не посажены быша, такожде и щиты и шоломы...» Так сказано в Тверской летописи.

Враг появился внезапно. Его провели тайными путями мордовские князья. Сопротивляться врагу было некому и нечем. Разгром был полный. Татары войско разгромили, большую часть пленили, а город Нижний Новгород разорили. Разгром татарами русского войска на реке Пьяне произошел 2 августа 1377 года. В плен угнали не только солдат, но и много мирных жителей Нижнего Новгорода. Сам город был сожжен.

Легкая победа окрылила Мамая. В следующем году он предпринял поход против Нижегородского, Рязанского и Московского княжеств. В Троицкой летописи сказано: «Того же лета поганый Мамай, събрав вся многы, — посла Бетча ратию нам князя Дмитрия Ивановича и на всю землю Русскую». И на этот раз Нижний Новгород был взят. Ордынцы стали разорять рязанскую землю и направлялись к границам Московского княжества. Московский князь Дмитрий встретил татар южнее Коломны на реке Воже. Под командованием Дмитрия были московские, рязанские, пронские и полоцкие дружины. Противники стояли друг против друга по разные стороны реки Вожи. Это противостояние продолжалось несколько дней. Русское войско занимало возвышенность на северном берегу реки Вожи. Отсюда хорошо просматривалось всё предстоящее поле битвы. Дмитрий Иванович расположил войско следующим образом. В центре боевой линии находился Большой полк. На флангах находились полки Правой и Левой руки. Общее командование осуществлял сам Дмитрий. Князь Даниил Пронский командовал полком Левой руки, а князь Андрей Полоцкий и окольничий Тимофей Вельяминов командовали полком на правом фланге. Татары не сомневались в своей победе. Они решились начать боевые действия. Но для этого надо было форсировать реку. При таком маневре войска подвергаются нападению противника и часто являются легкой добычей противника.

Дмитрий дал возможность главным силам противника завершить переправу. Фланговые подразделения ещё продолжали переправу. Дмитрий выдвинул свои фланги вперед. Когда татары пошли в атаку, русские войска их атаковали с трех сторон. Ордынцы были опрокинуты в реку. Кто смог, тот спасся бегством. К. Маркс об этом сражении написал так: «11 августа 1378 года Дмитрий Донской совершенно разбил монголов на реке Воже (в Рязанской области). Это первое правильное сражение с монголами, выигранное русскими».

Мамай оценил противника в лице русского войска и стал укреплять свой военно-политический союз с Литвой. Мамай установил прямую связь с великим князем Литвы Ягайло. Всё это не укрылось от Дмитрия Ивановича. Он с войсками зимой 1379/80 года предпринял поход на Литву в южной её части, где она граничила с Ордой. Мамай же послал свои отряды на Рязанское княжество. Рязанский князь, как это часто бывало с русскими князьями, «не приготовился бе и не стал противу их на бой». Он просто-напросто сбежал за Оку. В летописи сказано, что «татарове же приидше и град Переяславль и прочие грады взяша, и огнем пожгоша». Олег был настолько перепуган, что в Куликовской битве выступал на стороне татар. И такую же политику занял и князь многократно разоренного Нижегородского княжества. Позиция князей в Новгороде и Смоленске еще не определилась.

Мамай хорошо понимал, что если он будет бездействовать, то княжества Северо-Восточной Руси могут вообще выйти из подчинения. Это означало — потерять колоссальные доходы. Этого он допустить не мог. Он решил предпринять генеральный поход на Русь с тем, чтобы укрепить свои позиции и полностью подчинить себе русские земли. Мамай рассчитывал на военную помощь Ягайло, который был ярым противником Руси. Мамай послал послов к Олегу Рязанскому и к Ягайло. Об этом в летописи сказано так: «И нача посылати к Литве, и поганому Ягайлу, и ко льстивому, дьяволу советнику, Олгоу Рязанскому, поборникоу Бесерменскому, лоукавому князю...». В конце концов Литва и Рязань дали согласие выступить против Московского княжества вместе с Ордой. Ягайло рассчитывал поживиться русскими землями.

Походный строй русского войска

Надо иметь в виду, что в то время в состав Литвы входило значительное число русских княжеств. Поэтому Литва и называлась Литовско-Русским государством. Кроме того, в состав войск Ягайло входили и воинские отряды белорусских и украинских княжеств. Ягайло задавал себе вопрос, пойдут ли русские, украинские и белорусские отряды против русских войск. Вопрос не был праздным. Поэтому Ягайло вынужден был действовать очень осторожно. Тем более что под рукой у Дмитрия Ивановича оказались князья брянский и полоцкий. Смоленск также не поддерживал Литву безоговорочно.

Мамай стремился увеличить численность своей армии. Войско в 50—60 тысяч воинов Мамай считал недостаточным. Он привлек на свою сторону «многих стран татарове», отряды народов Поволжья («бесерменов»), а также отряды народов Кавказа — армян, черкесов, осетин. Кроме того, он нанял пехоту из генуэзских колоний Крыма («фрязей»).

Стратегические партнеры Орды Ягайло и рязанский князь Олег появились в Орде с дарами и грамотами. Там решался вопрос стратегического взаимодействия в борьбе против объединенных сил русских князей. Было определено время и место встречи воинских отрядов союзников. Они должны были встретиться 1 сентября (на Семенов день) на реке Оке. Князь Олег не мог не чувствовать, что это предательство, и хотел загладить свою вину. Он предупредил московского князя Дмитрия Ивановича о месте и времени сбора всех сил противника. Время начала военной кампании — 1 сентября было выбрано неслучайно. Мамай хотел убить одновременно двух зайцев — разгромить русскую армию (в чем он не сомневался нисколько) и прихватить урожай, который к тому времени должен был созреть на русских землях. Поэтому Мамай распорядился не заботиться о создании зимних запасов («не велел хлеба похать»). Он рассчитывал воспользоваться русским хлебом.

Передовые отряды татар в пограничных областях появились задолго до намеченного времени похода — уже в конце июня. Олег дал свою информацию значительно позднее. Пограничные сторожи сообщали о сосредоточении ордынской конницы в районе реки Воронеж. Здесь ордынская конница расположилась кочевьями и ожидала подхода наемников из Крыма и Кавказа.

Получив эту информацию, московский князь Дмитрий созвал в Москве совет бояр. На совет был приглашен Владимир Андреевич Серпуховский. Дмитрий кинул клич всем князьям и воеводам с призывом дать отпор ордынцам («разослал во вся князи Русскыя и по воеводы и по вся люди»). Призыв был обращен и к тем русским княжествам, которые на договорной основе входили в состав Литовско-Русского государства. Сбор всех антиордынских сил был назначен в Коломне. Здесь же сосредотачивались запасы фуража и продовольствия. Через короткое время в район Коломны начали стекаться те, кому предстояло сразиться с татарами на Куликовом поле. Удельные князья привели свои воинские отряды. Бояре прибыли с городовыми полками «каждо из своих городов». Стекалось большое количество пешего воинства со всех земель и городов русских («приидеша много пешего воинства, многое множество людие и купцы со всех земель и градов»). В Коломне собрались со своими отрядами князья ростовские, ярославские и белоозерские. Во главе отряда псковичей был князь Андрей Ольгердович. Отряд из Брянска возглавлял князь Дмитрий Ольгердович. Ермолинская летопись сообщает, что в Куликовской битве принимали участие князья новосильский, смоленский, оболенский, моложский, стародубский и каширский. По данным Никоновской летописи, в Куликовской битве приняли участие отряды мещерского, елецкого, холмского, муромского, кемского, устюжского, ярославского и каргопольского князей. Князья Иван и Федор Тарусские также приняли участие в битве. Об этом также говорится в Ермолинской летописи. В сражении приняли участие и городовые полки под водительством воевод и бояр. Это были полки владимирские, суздальские, переславльские, ростовские, костромские, муромские, дмитровские, можайские, звенигородские, углицкие и серпуховские. В битве принимало участие большое число простых («черных») людей, а также ремесленников.

Собранные воинские силы были немалые. В летописи сказано: «От начала бо такова сил а не бывала князей Русских, яко же все время». Не прислали свои войска три очень больших по численности войск княжества — Смоленское, Тверское и Рязанское. Объединенная воинская сила составляла пример но треть всей воинской силы Северо-Восточной Руси.

Мамай действовал по-джентльменски. Он послал в Москву своих послов с ультиматумом. Он требовал у князя Дмитрия выплаты ордынской дани, которую он значительно завысил. Послам было поручено собрать как можно больше сведений о войске князя Дмитрия. Мамай требовал дани «как было при цесари Чжанибеке, а не по своему докончанью» (договору). Дмитрий соглашался на уплату дани, но в меньших размерах, на основе подушного обложения. Договориться не удалось, и переговоры прекратились. Дмитрий до последнего пытался избежать открытого военного столкновения с Ордой. Поэтому вслед уходящим послам он послал боярина З. Тютчева. Как это было принято, Тютчев шел не с пустыми руками. У него было «злата и серебра многа». В ханской ставке дары приняли, однако свою позицию относительно размеров дани не смягчили. Мамай был решительно настроен на полный разгром русского войска.

Князь Дмитрий также собирал сведения о противнике. С этой целью он направил сторожевой отряд с целью раздобыть сведения об ордынском войске. Во главе отряда находились Василий Тупик, Родион Ржевский и Андрей Волосатый. В разведывательный отряд входило 70 человек «детей боярский». Они прошли специальный отбор. Отбирали «крепких и мужественных на сие».

Разведывательный отряд был направлен непосредственно к месту кочевания монголо-татар. Это было на Дону, там, где были притоки рек Быстрой и Тихой Сосны. Длительное время от разведчиков не было никаких сведений. Пришлось послать туда же второй отряд (сторожу). Этот разведывательный отряд был вдвое меньше по числу людей. В него вошли Климент Полетин, Иван Святославич, Григорий Судак. В их отряде было 33 «крепких юношей». Новый отряд встретил Тупика, который конвоировал в Москву долгожданного «языка». Это был плененный ханский вельможа. Он дал информацию о том, что Мамай начнет активные боевые действия только осенью, когда его войска соединятся с литовским войском. О рязанском войске «язык» ничего не сказал. Поход русских войск к месту сражения с ордынцами совершался следующим образом. Поскольку сбор был назначен в Коломне, то московское войско князь Дмитрий постарался повести в Коломну как можно быстрее. Дело в том, что надо было занять оба берега реки Оки с тем, чтобы отсечь возможное продвижение литовского войска. Московскому войску предстояло пройти до Коломны 100 километров. Это заняло три дня. Московские войска совершили переход по трем дорогам — Серпуховской, Брашевской и Болвановской. Это было разумно, так как всё войско не могло «вместиться единою дорогою». Растягивать колонну очень сильно было нецелесообразно и небезопасно.

Марш-маневр русских войск

Главные воинские силы московского войска вышли из Кремля 15 августа 1380 года. Они по Серпуховской дороге двинулись на Котлы через Замоскворечье. Главным отрядом командовал сам князь Дмитрий. Войска Владимира Андреевича Серпуховского двигались по Брашевской дороге. Князья Белозерские вели свои войска по Болвановской дороге. Все три дороги сходились у Боровского перевоза. Здесь все отряды соединились и дальше двигались вместе.

В Коломне на Девичьем поле был произведен смотр всего собравшегося здесь русского войска. Войска были разбиты на полки. Во главе их были назначены командующие (воеводы). Эта расстановка командного состава была действующей на время марша к месту сражения. Большой полк князь Дмитрий вёл сам. Ему помогали в этом князья Белозерские. Полк Правой руки вёл Владимир Андреевич Серпуховский. Этот полк был усилен отрядами князей Ярославских. Полк Левой руки вёл князь Глеб Брянский. Передовой полк вели князья Дмитрий и Владимир Друцкие.

Всё русское войско выступило из Коломны 26 августа 1380 года. Впереди всего войска продвигался разведывательный отряд. За ним следовал передовой полк. Далее продвигались полк Правой руки, Большой полк и полк Левой руки. При такой расстановке воинских подразделений всё войско трудно было застать врасплох. Такая расстановка полков обеспечивала хорошую маневренность войска в любой непредвиденной ситуации.

Войску надо было переправляться через Оку. Это можно было сделать сразу же у Коломны. Но тогда русское войско оказалось бы на рязанской земле, то есть на земле противника, поскольку Рязанское княжество с князем Олегом было в военном союзе с Ордой. Князь Дмитрий решил не усложнять ситуацию и двигался с войском по левому берегу реки Оки вплоть до впадения реки Лопасни в Оку. Была и ещё одна причина такого маршрута. Князь Дмитрий выбирал такой маршрут, который позволил бы ему отрезать литовские войска от ордынских. Это ему удалось. Ягайло был вынужден двигаться к Куликовскому полю по более длинному пути (через Одоев). Одоев отстоял от Куликовского поля на 150 километров. То, что русские войска из Коломны двинулись на запад, в определенной мере вызвало недоумение Мамая. Он стал сомневаться в истинных намерениях князя Дмитрия.

Князь Дмитрий всю военную операцию с самого начала провел стратегически и тактически очень грамотно. Так, при движении войск он предпринял все меры предосторожности. Эффективно действовали разведывательные отряды, и Дмитрий получал информацию о литовском войске и об ордынцах.

В момент переправы русских войск через Оку ордынцы находились на своем прежнем месте — у Красной Мечи. Литовское войско Ягайло вел по направлению к городу Одоеву. Собрал свои воинские силы и рязанский князь Олег. Они сосредоточились у Переяславля-Рязанского.

Русские войска под водительством князя Дмитрия начали переправу через Оку 30 августа 1380 года. После переправы русское войско двигалось к Дону в определенном порядке. Впереди выступал Сторожевой полк. На его флангах двигались разведывательные отряды. Они вели разведку на местности широким фронтом. Следующим за Сторожевым полком шел полк Правой руки, затем Большой полк и полк Левой руки. Русское войско на марше прикрывал специальный отряд окольничего Тимофея Вельяминова. Те воинские отряды, которые не успели прийти в Коломну, присоединились к заключающему отряду. В частности, такими были крестьянские отряды. Войско двигалось вдоль западной границы Рязанского княжества. Князь Дмитрий строго-настрого приказал не трогать местное население. В летописи сказано: «...ничтоже возьмет у кого, и не единому власу коснется». Крестьянские отряды присоединялись к действующему войску в продолжение всего марша до Дона.

К движущемуся войску 4 сентября 1380 года у урочища Березуй присоединились дружины Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Все воинские подразделения соединились на Дону 6 сентября 1380 года.

Князь Дмитрий очень грамотно как с тактической, так и со стратегической точек зрения провел войска из Москвы к Дону. Важным моментом стратегии стало то, что он отсек войска Ягайло от ордынских войск.

Подходя к Дону, князь Дмитрий направил «в поле под Орду Мамаеву» отряд Семена Мелика, боярина и воеводы. В отряд вошли Игнатий Крень, Фома Тынин, Петр Горский, Карп Олексин, Петр Чириков, а также другие «нарочитые и мужественные на то устроенные тамо ведомцы».

Войска князя Дмитрия двигались на юг к Куликову полю. Ордынцы двигались на юг навстречу русским войскам. До Куликова поля у ордынцев оставались один-два перехода. Справа от русских полков находилось литовское войско. Войско Рязанского княжества находилось в тылу войск Дмитрия возле Переяславля в двух переходах от Дона.

Боевой порядок русского войска на Куликовом поле

При подходе к Дону надо было решить очень важный вопрос: где давать бой ордынскому войску? При этом важно было выбрать место, которое лучше всего соответствовало бы выполнению поставленной задачи. Важен был и рельеф местности, и возможности её обзора, и пути отступления, и многое другое.

Для решения этих вопросов князь Дмитрий созвал военный совет. Рассматривались два варианта. В одном из них предлагалось расположиться на открытой местности на левом берегу Дона близ реки Себенки (это у современного села Себино). Этот вариант предполагал, что инициатива сражения должна принадлежать Мамаю. После атаки ордынцев русское войско должно было пойти в контратаку. В случае неудачного похода русские имели возможность отступить (бежать) в чисто поле. Этот вариант позволил бы ордынской коннице организовать вокруг русского войска подкову, а возможно и кольцо, котел. Этот вариант князя Дмитрия абсолютно не устраивал. Он не допускал и мысли об отступлении (бегстве) и хотел лишить такой возможности и других. Все должны были исходить из простого тезиса: «Победить или умереть». Этому тезису очень хорошо соответствовала излучина на другом, левом берегу Дона, то есть Куликово поле. Это был ринг, открытый для входа и выхода только с одной стороны. Правда, в районе излучины имелся мост, которым можно было воспользоваться. Но он никак не вписывался в тезис князя Дмитрия. Поэтому мост был взорван.

Большинство членов военного совета поддержали бескомпромиссный план князя Дмитрия. Дмитрий приказал «бродов пытати тои ночи» с тем, чтобы утром перейти Дон и встать на Куликовом поле. Никоновская летопись приводит такие слова князя Дмитрия: «Лутчи было не ити противу безбожных сил, ниже, пришед и ничтоже сотворив, возвратитися вспять; преидем, убо ныне в сий день за Дон, вси и тамо положим главы своя за святыа церкви и за православную веру и за братию нашу, за христианство...»

Мамай был убежден в своем превосходстве и в предстоящей победе над русским войском. Он посчитал действия князя Дмитрия не только дерзкими, но и безумными. Мамай решил не ожидать литовских войск под водительством Ягайло. В обращении к своему войску Мамай сказал: «Двинемся силою своею и станем у Дону противу князя Дмитрия, доколе присиест к нам съветникт наш Ягайло со своею силою литовскою». Сам же Ягайло не рвался в бой и занял выжидательную позицию. Что собой представляло Куликово поле? Оно находилось на Муравском шляхе. Местность была ровной, но она была изрезана мелкими речками. В направлении север — юг поле постепенно повышалось. На юге Куликова поля находилась высота Красный Холм. Вся северная часть Куликова поля (запад, север, восток) составляла четырехугольник. С трех сторон (с запада, севера и востока) поле было защищено естественными препятствиями. Только с южной стороны оно было открытым. Так, с северо-запада и с запада Куликово поле прикрывала речка Непрядва. Она была притоком Дона. В Непрядву впадали Верхний, Средний и Нижний Дубяки. С севера Куликово поле прикрывал Дон. С востока оно было защищено речкой Смолкой. За Смолкой виднелся лес, который называли Зеленой Дубравой. Ниже в речку Смолку впадала речка Курца. В этот четырехугольник, открытый только с южной стороны, то есть со стороны ордынцев, князь Дмитрий ввел все свои войска. Это был хороший плацдарм и для боя, но в случае неудачи он мог превратиться в смертельный мешок. Каждый воин понимал, что отступать некуда. Родина или смерть. Позиция русских войск растянулась по фронту на 8 верст, а в глубину примерно на 5 верст.

На первый взгляд, Мамаю досталась лучшая в тактическом смысле позиция — развивать наступление с Холма вниз легче. Но для маневров ордынской конницы позиция была крайне неблагоприятна. Она не позволяла проводить маневр конницы. Поэтому ордынской коннице пришлось атаковать в лоб. Войска монголо-татар растянулись по фронту на 10—12 верст, а в глубину (как и у русских) на 5 верст.

Боевой порядок русских войск был следующим. Все войска были выстроены в три линии. Главную линию занимали полки Правой руки, Большой полк и полк Левой руки. Впереди располагались Сторожевой и Передовой полки. За полком Левой руки располагался частный резерв. Князь Дмитрий расположил в Зеленой Дубраве Засадный полк. Направление головного удара Орды определял Сторожевой полк. Он состоял исключительно из конницы. В самом трудном положении находился Передовой полк. Это была пехота, укомплектованная передовыми дружинами. Именно пехота должна была принять удар на себя и измотать противника до того, как он вступит в контакт с Главным (Большим) полком. Большой полк и полки Правой и Левой руки составляли главные силы. Центры этих полков состояли из пехоты. На флангах у них была конница.

Левый фланг русского боевого порядка был открыт. Поэтому князь Дмитрий сосредоточил усилия по обороне этого участка. Здесь он расположил общий резерв и частный резерв. Стойкая оборона достигалась плотным построением войск и большой глубиной. В ходе сражения при таком расположении подразделений удалось эффективно маневрировать силами.

Пехота располагалась плотно, до 20 рядов в глубину. Копейщики составляли центр боевого порядка. На флангах располагались лучники. Очень важно было взаимодействие пехоты с конницей. Конница занимала свободное положение и строилась в несколько рядов. Она старательно сохраняла строй для более эффективного нанесения удара по противнику. Различными подразделениями управляли с помощью сигналов труб и стягов. В войске князя Дмитрия преобладала пехота. Она-то и решила исход сражения.

Специфика боевого порядка русских войск определялась характером местности. Как уже говорилось, слева от войск оставалось свободное пространство, через которое ордынская конница могла обойти главные силы с фланга. Чтобы этого не случилось, резерв (частный резерв) русских войск был расположен на левом фланге. Засадный полк по этой причине также располагался слева.

У Мамая ситуация была иная. Характер местности ему не диктовал никаких условий в расстановке своих воинских подразделений. Поэтому расположение его полков было симметричным. Впереди находился передовой отряд. Он состоял из легкой конницы. Центр ордынских войск состоял из пехоты. В центр входили и наемные пехотинцы генуэзцы. Крылья (фланги) ордынцев состояли из конницы. По замыслу Мамая, решающий удар должны были нанести войска, находящиеся в резерве.

Передовой полк возглавили князья Друцкие, а также воевода Микула Васильевич. Войсками на правом фланге (полком Правой руки) командовали князь Андрей Ростовский, князь Андрей Стародубский и воевода Федор Грунк.

Командование всем войском осуществлял князь Дмитрий. Он же командовал Большим полком. Помогали ему в этом боярин и воевода Михаил Бренк, боярин и воевода Иван Квашня, князь Иван Смоленский. Князья Иван и Федор Белозерские возглавляли полк Левой руки. Им помогали князь Василий Ярославский и князь Федор Моложский. Князь Дмитрий Ольгердович командовал частным резервом. Засадным полком — общим резервом командовали князь Владимир Андреевич Серпуховский и Дмитрий Боброк Волынский. Им помогали князь Роман Брянский и князь Василий Каширский.

Князь Дмитрий перед сражением объехал главную линию войск. Он призвал их сражаться до победного: «Возлюбленни отцы и братиа, — говорил он, — своею ради спасения, подвизайтеся за православную веру и за братию нашу! Вси бо есмы от мала до велика братие едины внуци Адамли, род и племя едино... умрем за сий час — за братию нашу! За всё православное христианство». В летописи сказано, что все воины «укрепишася и мужествени быша, яко орли летающе и яко львы рыкающе на Татарские полкы».

Боевой порядок войск Золотой Орды на Куликовом поле

После этого князь Дмитрий передал командование Большим полком боярину Михаилу Андреевичу Бренку. По распоряжению Дмитрия Бренк переоделся в княжеские доспехи и сел на коня князя Дмитрия. Сам Дмитрий отъехал к Передовому полку. Здесь, на самом опасном участке сражения, плечом к плечу с рядовыми встретил он первый удар ордынцев. Сражение началось после того, как рассеялся густой туман (к 11 часам). Ему предшествовал поединок богатырей — Пересвета и Челубея (Темир-Мурзы). Оба богатыря от одновременного взаимного удара копьями погибли. В летописи сказано: «И было страшно видети две силы великие, сходящиеся на кровопролитие, на скорую смерть».

Сражение началось столкновением легкой конницы Золотой Орды с Передовым и Сторожевым полками русских войск. В летописи сказано, что «бысть брань крепка и сеча зла зело». Большинство пеших воинов погибло. Пехота этих полков, принявшая на себя первый удар, «аки древеса сломишася, и аки сено посечено лежаху...».

В самой мясорубке находился князь Дмитрий — он повел в бой Сторожевой полк. Сторожевой и Передовой полки были уничтожены. Сам князь Дмитрий был ранен. Но он продолжал управлять всем войском. Он следил за тем, чтобы войска главной линии оставались на своих местах. Если бы Большой полк выдвинулся вперед, то ордынцы зажали бы его с обоих флангов в клещи. Этого допустить нельзя было. Правильным было ждать наступления ордынцев на занятой позиции. Ордынцы ударили по центру русских войск, а затем сосредоточили внимание на левом фланге русских войск. Мамай рассчитывал зайти в тыл русских войск, обогнув их левый фланг. Мамай не сомневался в победе и своим маневром рассчитывал отрезать русским путь к отступлению. Он надеялся, что его войска сбросят русских в воды Непрядвы и Дона.

Пешие ордынцы атаковали центр русских войск. Напор их был очень сильным. Они действовали в плотном строю. В летописи сказано: «И тако сташа, копиа поклодше, стана у стены, каждо их на плещи предних своих имуще, преднии кроче, а задни должае». Большой полк подался назад. Но Владимирский и Суздальский полки под командованием Глеба Брянского и Тимофея Вельяминова восстановили положение, контратаковав ордынцев. Сражение распалось на отдельные единоборства. «И бяше видети Русин за Татариным гоняшеся, а Татарин Русина състигоша; смятяше бо ся и смесишася кождо бы искаше своего съпротивника победити».

Пересеченная местность не способствовала успешному действию конницы. Ордынская конница наступала на правый фланг русских войск, но безуспешно. Атака была отражена. Основной удар Мамай сосредоточил на левом фланге русских войск. Практически все воеводы на левом фланге погибли в бою. Полк оказался без командиров. К тому же тут было сосредоточено значительное число новобранцев. Под напором ордынской конницы полк Левой руки подался назад. Татарская конница получила свободную территорию для своего резерва. Русские войска отошли к берегу Непрядвы.

Частный резерв русских войск, который находился в тылу, попытался помешать ордынской коннице зайти в тыл Большому полку. Однако это ему удавалось только некоторое время. Вновь подходящие свежие силы ордынцев смяли частный резерв русских. Мамай достиг явного успеха, но его резерв был исчерпан полностью.

Зато у русских был полноценный Засадный полк. Настало его время. Воевода Дмитрий Боброк с волнением наблюдал за ходом сражения. Князь Владимир Андреевич проявлял крайнее нетерпение, наблюдая поражение русских войск. Он рвался в бой и говорил воеводе Боброку: «Брате Дмитрий, что пользует наше стоание и что пакы успех будет, кому имам пособити?» Но воевода хорошо чувствовал ситуацию. Он отвечал князю: «Да, княже, несть же и пришла година, начинаем бо без времени, себе вред приймем». Важно было ударить вовремя. И этот момент наступил. Ордынцы при обходе русского Большого полка подставили свой тыл под удар Засадного полка русских. Тут-то воевода Боброк и закричал: «Княж Владимире, час прииде, а время приближися!»

Ввод в бой полноценного полка свежих сил русских изменил ход сражения. Ордынцы растерялись. Их конница пришла в смятение и под давлением тяжелой конницы русских стала отступать. Большой полк и полк Левой руки стали наступать на ордынцев. В летописи сказано: «Князь Дмитрий Ольгердович сзади Большого полку вступи на то место, где оторвался Левый полк, и нападе с северяны и псковичи на большой полк татарский. Тогда же и князь Глеб Брянский с полками Владимирским и Суздальским поступи чрез трупы мертвым, и ту бысть бой тяжкий». В результате «бысть такая смятня, яко на можаху разбирати своих, татары бы въезжаху в русские полки, а русские полки в татарские». Русские войска давили ордынцев всё больше и больше. Наконец те стали отступать. Ордынская конница смяла свою же пехоту. Далее ордынцы «розно побегши неуготованными дорогами...».

Русские войска преследовали противника до Красной Мечи. Что касается самого Мамая, то он «прибежа в землю свою, не во мноза дружине».

Куликовская битва, 1-й этап

В течение восьми дней русские хоронили своих соратников. Они полегли в братские могилы у села Рождественно-Монастырщина. Погибло больше половины русских воинов. Было убито 483 боярина и 12 князей. Полагают, что в живых осталось около 40 тыс. человек. В «Задонском сказании» говорится, что «изгыбло у нас дружины пятьдесят тысящ».

Ягайло находился не очень далеко от поля боя, но подоспеть на помощь союзнику Мамаю не торопился. Когда Мамай с остатками войска бежал, Ягайло «побеж... назад со многого скоростью никем не гоним, не видев великого князя, ни рати его, ни оружья его».

Рязанский князь Олег также не помог своему союзнику Мамаю. Он «поверг отчину свою бежа и княгинею своею, и со детьми, и со бояры. И молиша его (князя Дмитрия) много о сем, дабы на них рать не послал». Дмитрий не стал преследовать Олега, который сбежал в Литву. В Рязани он посадил своего наместника.

После победы в Куликовском сражении князь Дмитрий стал Донским и приказал именовать себя «великим князем всея Руси».

Хан Тохтамыш сразу же стал готовиться к реваншу. Тохтамышу потребовалось два года, чтобы подготовиться к походу на Москву. Москва благоденствовала и татар не ждала. Разведка не работала. Татар заметили только тогда, когда они были уже у Коломны. Московский князь Дмитрий IV спешно направился в Кострому собирать рать. Покинул Москву и основной русский полководец Владимир Андреевич Серпуховский. Он поторопился в Волоколамск тоже собирать рать. Как будто это нельзя было сделать в течение двух лет. Москва осталась без князя и полководца. Началась паника. Митрополит Киприан бежал из Москвы. Существовал неписаный закон, что в осажденном городе (тем более в столице) должен оставаться глава великокняжеской администрации и митрополит. Зная, что никого из них нет, население восстало. Восстание подавил случайно оказавшийся в Москве внук Ольгерда князь Остей. Князь объявил город в осаде. Он запретил бегство бояр. У бежавших было разрешено вскрыть погреба и «мед» раздать паникующим.

Князь принял меры по защите Кремля. Чтобы татары не имели материала для осады Кремля, все деревянные постройки вокруг Кремля были сожжены. На крепостных стенах соорудили забрала (между каменными зубьям и). Приготовили кипяток, кипящую смолу, деготь, а также камни, чтобы все это обрушить на противника. Главное — были подняты на стены артиллерийские орудия: катапульты для метания крупных камней (самострелы), тюфяки, пороки и пушки.

События развивались следующим образом. Передовые татарские отряды в полдень 23 августа 1382 года подошли к Кремлю. Они спросили у защитников Кремля, тут ли находится князь Дмитрий. Им охотно ответили, что князя нет. Ордынцы несколько раз обогнули Кремль и скрылись. Защитники Кремля торжествовали, что все кончилось так благополучно. Они всю ночь расслаблялись, потребляя боярские мед, вино и пиво. Они не понимали, что всё ещё впереди.

Главные силы татар подошли утром следующего дня. Во главе их был сам хан Тохтамыш. Они штурмовали Кремль, но безуспешно. На следующий день штурм повторили с тем же успехом. Силой не удалось, решили взять хитростью, очень даже простой, наивной. Татары направили к воротам Кремля делегацию ордынских мурз, которых сопровождали два русских князя — Василий и Семен Суздальские. Это были сыновья тестя Дмитрия IV. Князья, родственники великого князя, обратились к защитникам Кремля с уверением, что без Дмитрия хан брать Кремль не будет. Он только хотел бы осмотреть его изнутри. Доверчивая русская душа! Ворота (Спасские) отворили и поплатились за это жизнью. Всего было убито 24 тысячи москвичей, которые обороняли город. Князья, бояре и военачальники были убиты. Убит был и князь Остей.

Куликовская битва, 2-й этап

Тохтамыш из Москвы вывез всё что только мог. Никто ему не мог препятствовать. Никого не было — ни великого князя, ни войска. Татары вывезли весь золотой запас. В соборах и церквах Кремля были сорваны все иконы, драгоценная церковная утварь, золотой и алмазный запас митрополитов. Были вывезены все товары купцов (ювелирные изделия, меха, ткани и др.). Имущество боярских домов в Кремле и архивы княжеской администрации были частично сожжены, частично разграблены. Остальное увезли в Орду. Но этого было мало. Татары разорили всё княжество, грабили, угоняли в плен местное население. Обратно татары ушли через дружественное им Рязанское княжество, которое на Куликовом поле воевало против русских. Несмотря на эту заслугу, татары разорили и Рязанское княжество.

Таковы уроки истории. Проведя блестяще Куликовскую битву, русские сумели её плодами пользоваться только два года. Они решили, что уже не надо ни армии, ни разведки, ни оборонных мероприятий. В такой ситуации оставалось только сбежать из Москвы.

Дмитрий Донской вернулся в Москву на пепелище и, кстати, без рати, которую он помчался собирать. Если бы остался в Москве, то, возможно, жертв было бы меньше. А рать собирать следовало раньше, а не тогда, когда гром грянул. Да, этим делом должны были за ниматься полководцы. Где были они?

Так все было загублено. Московское княжество было отброшено на 75—100 лет назад. О Куликовской битве можно было забыть. Всем казалось, что ордынское рабство никогда не кончится. Дань татарам удвоилась — надо было платить и за убитых и за угнанных в рабство. Дмитрий Донской гарантировал выплату дани. Он вынужден был послать в Орду в 1384 году заложником своего сына, наследника престола князя Василия II. У Московского княжества сложились весьма острые отношения с другими княжествами — Суздальским, Рязанским, Тверским. Это было результатом политической игры Орды («разделяй и властвуй»). Орда создавала противовес Москве, и весьма успешно.

Казалось, что русские обречены на вечное рабство. Но им помог Бог руками (мечами) Тамерлана. Тамерлан разгромил Орду, и Россия получила передышку, поскольку Орда была занята своими внутренними проблемами.

В такой ситуации московский князь в 1405 году отказался платить дань Орде. В 1408 году татары пошли на Москву. Возглавил поход ордынский полководец Едигей.

1 декабря 1408 года татары под водительством Едигея осадили Кремль. Великим князем был уже Василий II Дмитриевич, сын Дмитрия Донского. Он, как раньше его отец, бежал из Москвы. И конечно в Кострому собирать рать. Москва пыталась защититься. Но она к этому, как и раньше, не была готова. В Москве находился князь Серпуховский (участник Куликовской битвы), начальник гарнизона Владимир Андреевич Храбрый. Они пытались организовать оборону Кремля.

Едигей Кремль не взял, но расположился в Коломенском и обещал взять Кремль измором. Свежи были воспоминания о Тохтамыше, и Едигею предложили все, что он захочет, только бы ушел. И он ушел, прихватив 3000 рублей серебром, несколько десятков тысяч полоняников для продажи в рабство. Было вновь разграблено все княжество, города разорены, некоторые сожжены (Можайск). Едигей с этой добычей 20 декабря 1408 года ушел спокойно. А великий князь Василий II всё не появлялся с ратью.

Куликовская битва, 3-й этап

И платить дань Орде пришлось до 1474 года. И все это не за счет князей, а за счет того простого народа, который ещё не угнали в рабство. Он имел свое родное, домашнее рабство.

Дань не спасала от набегов татар. Набеги были очень продуктивны, захваченные полоняники давали большой доход, поскольку их сразу отправляли на невольничьи рынки Востока. Кроме того, ордынцы прихватывали немало скота и всё, что могло пригодиться.

Такие походы-набеги татар были в 1415 году (разорение Елецкой земли), 1427-м (разорение Рязанского княжества), 1428-м (набег на костромскую землю), 1437-м (поход к Заокским землям), 1451-м (поход на Москву), 1468-м (поход на Рязань), 1471-м (поход на Московское княжество), 1472-м (поход на Московское княжество — был прерван), 1474-м (поход на Московское княжество). В последнем случае Иван III откупился (140 тыс. алтын).

В 1480 году хан Ахмат требует от Иван III выплатить дань за последние 7 лет. Иван III выступает с войском навстречу ордынским войскам.

Татарское войско вышло к реке Угре. На противоположном берегу были русские войска Ивана III. Попытки татар переправиться через реку русские пресекали артиллерийским огнем. Татары отошли от берега и занялись разорением русских городов. Разорили всего 12 городов (Мценск, Одоев, Перемышль, Старый Воротынск, Новый Воротынск, Старый Залидов, Новый Залидов, Опаков, Мещовск (Мценск), Серенск (Козельск).

Затем начались переговоры. Но Иван III не согласился выплатить дань за 7 лет. Переговоры прекратились.

Татары ждали помощи от Литвы. Но Казимир IV был занят отражением нападения Менгли-Гирея на Подолию. Стратегический резерв Ивана III находился с 15—20 октября под Кременцом. Это были войска Андрея Большого и Бориса Васильевича. Иван III послал войско в тыл татар с задачей взять столицу Орды. Об этом узнал Ахмат и стал отводить войска. В конце концов обе армии вернулись на свои зимние базы. Хан Ахмат был убит в 1481 году. Он был последним ханом Орды.

На территории Золотой Орды образовались новые татарские государства.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика