Александр Невский
 

Г. Мокеев. Древнерусские крепости комбинированного типа

Замена первоначальных деревянных, точнее, дерево-земляных крепостей на крепости каменные происходила на Руси не в один прием, а в большинстве случаев поэтапно. На этих этапах и появлялись крепости комбинированного типа: частью каменные, частью еще деревянные. "Окаменение" крепостей могло начинаться с различных оборонительных сооружений. Так, на Волыни каменными становились сначала высокие дозорно-оборонительные башни-столпы (вежи), в южной и северо-восточной Руси - боевые воротные башни (стрельницы, костры), в северо-западной Руси - валы или стены на приступах крепостей. Время возникновения комбинированных крепостей, время их исчезновения (например, с превращением крепости в полностью каменную) и, естественно, продолжительность существования были в каждом случае различными. При этом не все из тех дерево-земляных крепостей, которые вступали на путь "окаменения", достигали его конца. Одни из них были разгромлены и не восстановлены, другие, поздно вступив па путь "окаменения", дошли до нас в не менее руинированном виде. Большинство каменных крепостей не имеют ныне видимых следов своего "комбинированного прошлого". Оно обнаруживается в их "биографии" лишь по письменным источникам или в результате археологических изысканий.

Сейчас крепости комбинированного типа, вернее их остатки, представляют собой уникальные памятники русского оборонного зодчества. Их изучение необходимо для того, чтобы вскрыть элементы традиций, своеобразия, национальной самобытности в творчестве древнерусских зодчих-градоделов, более правильно представить эволюцию русского оборонного зодчества.

В данной статье уделяется внимание решению пока лишь трех задач: установлению факта былого существования крепости и комбинированном виде, выяснению характера комбинированности, определению хронологических рамок существования крепости в таком виде. Крепости классифицированы по четырем типам: вало-каменные, каменно-деревянные, кострово-каменные и столпо-каменные. В каждом типе указывается признак, по которому произведена группировка крепостей.

Наиболее четки известия о позднейших крепостях комбинированного типа. Поэтому в большинстве описаний принят обратный хронологический порядок (чтобы было проще объяснять явления). В будущих исследованиях комбинированных крепостей от такого порядка, конечно, можно отказаться.

Вало-каменные крепости

Так названы комбинированные крепости, в которых каменными становились валы. Валы эти сооружались либо насухо, либо на глиняном растворе (реже - на известковом). Венчались они, вероятно, деревянными тыновыми стенками, может быть и срубными оборонительными конструкциями.

Сведения о вало-каменных крепостях наиболее скудны, так как процесс "превращения" крепостных валов в каменные стены (земляной вал имеет уклон 30°, щебеночный - до 50°, каменный - до 70°, каменная стена - до 90°) является более древним, чем процесс постепенного "подхода к камню" деревянных стен (тын, городня, каменная стена на валу). На Руси этот процесс начался в конце X в. с возведения в основании земляных валов сырцовых кирпичных ступенчатых стен для придания валам большей крутизны. Такие конструкции обнаружены в южно-русских городах - Переяславле, Белгороде, Малом Новгороде (городище у с. Заречье) и др. Однако настоящие вало-каменные крепости существовали главным образом в Новгородско-Псковской земле.

Орлец. В 1342 г. "Лука Варфоломеев... скопив с собою холопов сбоев, и поиде за Волок на Двину, и постави городок Орлец". В 1398 г. новгородцам пришлось отвоевывать свою крепость у захвативших ее двинян и воевод московского великого князя. При этом летописец отметил, что "у столь твердого городка не бысть пакости в людех..., а городок разгребоша" (вариант: "и взяша новгородци Орлец и раскопаша")1.

Летописи сообщили о времени возникневения крепости и ее исчезновения, но ничего не сообщили о характере укреплений "столь твёрдого городка". Обследования в натуре дали интересные результаты, хотя мнения исследователей в оценке конструкций и не совсем совпадают.

Каменная "твердь" в Орлеце сооружена была лишь на приступе; тыловая часть вероятно была обнесена деревянной стеной. "Архитектура этой XIV в. стены служит доказательством, что строившие ее или не имели никакого понятия о строительном искусстве, или же намеревались построить не стену, а каменный вал, так как вся эта стена построена из щебня, залитого известью"2. "Впрочем, Орлец не назван в летописи каменным городом; возможно, что здесь были сооружены не каменные стены, а каменный вал, на котором стояла деревянная стена".3 "Археологические работы 1970 г. показали, что Орлецкий детинец - это белокаменный кремль. Раскопками открыт участок стены длиной около 20 м (общая протяженность сохранившихся каменных стен почти 300 м). Стены сложены из местного орлецкого известняка на растворе; ширина стен около 30 м, они сохранились на высоту почти 2 м. Была обнаружена четырехугольная в плане каменная проезжая (воротная) башня с двумя парами пилонов. Орлецкий кремль 1342 г. - это шестая после Старой Ладоги, Новгорода, Пскова, Изборска и Копорья каменная крепость Северной Руси".4 Тиверск. В списке русских городов конца XIV в. Тиверский городок упомянут, как и Орлец, без приставки слова "камен".5 Однако исследование его остатков дало такую картину. "По периметру площадка городица окружена... каменным валом". "Вал этот имеет в основании ширину около 4,5 м, высота его изнутри городища всего около 1 м, снаружи... местами даже до 3 м... Некоторые авторы, описывавшие Тиверское городище, упоминали о наличии здесь каменных стен, однако несомненно данное сооружение является не стеной, а именно валом"6.

П. А. Раппопорт датировал крепость первой половиной XIV в.7 А погибла она. вероятно в 1411 г., когда "пришед свия войною и взята пригород новгородский Тиверский" (после чего крепость более не упоминается).8 Вполне возможно, что вало-каменный Тиверск существовал около столетия.

Псков. В 1065 г. "Всеслав Брячиславич полотцкий рать почал: прииде к Пскову ратию и Перси бил порокы". В 1337 г. "Шолога посадник с мужи псковичи оучиниша (вар. "починиша") Перси оу детинца."...; в 1421 "начаша делати Перси оу Креома"; в 1424 "кончена быть стена камена Перси кромскыа, а делаша пол четверьта года 200 мужъ, а найма взяша 1000... рублов", "а котории плиту жгли взяша двести рублев"9 и другие известия.

До сих пор считается, что Персями псковичи называли сложенную на известковом растворе каменную оборонительную стену на приступе Детинца. А если это так, то известие о Персях под 1065 г. - недостоверно, потому что в XI в. строительство такой стены в Пскове очень и очень сомнительно.

Однако все выяснилось после того, как нашелся документ, упоминающий перси в Вороначе10, что позволило сравнивать крепости друг с другом.

Перси Воронача представляют собой повышенный на приступе с помощью вала земляной склон крепостного холма. Такие перси мы знаем у древнейших городищ Руси, в частности на Псковщине - у Труворова городища. Сооружали перси, отрезая мыс какого-либо плато рвом и отсыпая вал около этого рва (без бермы). В Вороначе перси оказались, таким образом, земляными, в Труворовом городище - щебеночными.

В Пскове ров-Гребля перед Детинцем пробит в скале, и для вала в отвал здесь шел камень. Следовательно, как стенка рва (нижняя часть Персей), так и выше сложенный вал (верхняя часть Персей) были каменными. Косвенно о каменных Персях свидетельствует и известие 1065 г. Полочане вряд ли бы стали бить камнеметами пологий земляной вал. А вот крутой каменный вал разбивать было целесообразно. Обрушившись, он мог засыпать Греблю, причем по осыпи можно было ворваться в крепость.

Перси Пскова имеют в плане конфигурацию подковы, приставленной краями к Кромскому холму, и находятся в низине под этим холмом. Пазуха внутри Персей была конечно засыпана грунтом, а наверху когда-то находился двор псковских князей11. До первого упоминания Персей под 1065 г. в Пскове был всего один князь Судислав и находился он там долго, - с 988 по 1059 г. (умер в Киево-Печерском монастыре в 1063 г.). Вполне реально допустить, что "каменная грудь" Пскова12 возникла в конце X в. с приездом этого князя в Псков. Следовательно, Перси появились в основном в качестве подпорной стены для размещения наверху княжего двоpa (чисто оборонительную стену выгоднее было бы оставить наверху холма, а не спускать ее вниз). Конечно во время битв каменные Перси Пскова выполняли и функцию оборонительной стены. Позднее, в конце XII в., XIV-XV вв. эта "грудь города" была облицована каменными прикладками на известковом растворе и стала выглядеть обычной крепостной стеной, вводя в заблужение исследователей Пскова.

При раскопках в тыловой части Детинца С.А. Тараканова обнаружила каменный вал-стену, шедший по периметру холма, причем она датиравала его X в.13 Каменные Перси на приступе и этот вал-стена, очевидно, элементы единой, одновременно возведенной вало-каменной Псковской крепости, просуществовавшей до конца XIII в., то есть три столетия. Крепость эта, очевидно, была образцом и для других вало-каменных крепостей северо-западной Руси.

Ладога. В 1114 г. "заложена быс(ть) Ладога камением на приспе..."14

Принято считать, что вначале XII в. здесь были выстроены каменные стены на известковом растворе по периметру крепости или же на приступе (во втором случае - крепость "каменно-деревянная"). Однако почти вековое археологическое изучение Старо-ладожской крепости было недавно подытожено так: "Трудно объяснить, куда девались части крепости, построенной в 1114 г. Судя по естественному рельефу местности, крепость эта должна иметь в плане ту же форму, что и существующая. Однако никаких следов этой древней крепости пока обнаружить не удалось"15.

Искать следы каменных стен на известковом растворе Старой Ладоги XII в. вряд ли необходимо. Известие 1114 г. не сообщает об их строительстве, а говорит, скорее всего, о выстилке, обкладке старого земляного вала на приступе камнем, чтобы придать валу большую крутизну, предотвратить его оплыв, особенно во время паводков (приспа-вал, отделявший Ладожскую крепость мысового типа от материка). Иными словами, речь идет о создании каменных по внешнему виду персей.

Надо полагать, вслед за появлением "каменной груди" появились каменные валы-стены и по периметру крепости. Однако, когда здесь были выстроены каменные стены на известковом растворе, то есть сколько столетий (два, три, четыре) стояла вало-каменная крепость? - ответить пока невозможно.

Копорье. В 1280 г. "князь великий Дмитрий с посадником Михаилом и с большими мужи, шедши, обложиша город камен Копорью" (вариант: "ехавше, обложиша град камень Копорью"). Рассорившись с князем, захватившим после этого крепость, а затем изгнав его, новгородцы в 1282 г. "город раздрушиша и гору раскопаша" (вариант известия: "а город Копорью разгребоша")16.

Знакомый образ, терминология. Копорье была третьей вало-каменной крепостью с каменными персями ("горой") на приступе после Пскова и Ладоги. Сколько времени она просуществовала - сказать трудно, потому что в 1297 г. ее могли восстановить новгородцы в том же виде.

Корела. В 1295 г. "поставиша свея, с воеводою своим Сигом, городок в Кореле; новгородцы же шедше городок разгребоша..." Крепость вскоре новгородцы сами восстановили, а в 1364 г. "в Корельском городке Яков посадник сверши костер камен"17.

"Хотя современная высота корельских валов и характер их каменной облицовки говорят о позднем появлении этих сооружений, но не исключено, что в их основе лежат валы более ранние"18.

Каменно-деревянные крепости

Так названы комбинированные крепости, в которых одна часть оборонительных стен была деревянной, а другая - каменной.

Псков, окольный город. В 1495 г. псковичи с "посажаны" окружили деревянными стенами Полонище и Запсковье. Однако с 1482 по 1486 г. "суседи запсковляне" выстроили у себя каменную стену взамен деревянной. На Полонище это было сделано лишь где-то в середине XVI в.19 Таким образом, Окольный город Пскова был комбинированным более полувека.

Гдов, в 1431 г. "на весну, псковичи наяша мастеров 300 муж и заложила город новый на реке на Гдове, половину стены камену, а иную половину древяну..., и единого лета оучиниша каменую и древяную стену" (вар.: "каменоу стену, а одного лета доспеше с пристоупа, а по иным сторонам и деревяноу стену, а кончаша месяца ноября в 1 день")20.

Полностью каменной Гдовская крепость стала, по-видимому, около 1500 года21, а срок ее существования в комбинированном виде равнялся примерно 65 годам.

Изборск. В 1330 г. "Шолога посадник, а со псковичами и со изборяны поставиша град Изборск на горе на Жарави; того же лета и стену оучиниша камену и ровы изрыша под градом"22.

До сих пор это известие трактовалось как сообщение о строительстве каменных стен по периметру крепости. Однако его можно прочесть и как сообщение о строительстве стены лишь на приступе, а как следствие - о строительстве крепости комбинированного типа. Такое толкование известия можно подкрепить сегодня материалом исследований. Во-первых, рвы, упоминаемые вместе со стеной, .находились только на приступной стороне23. Во-вторых, вряд ли псковичи "командировочным методом", то есть выходом каменщиков на одно лето, сделали в Изборске больше, чем в Гдове сто лет позднее. В-третьих, В.В. Косточкин, исследовав нынешние стены Изборской крепости, нашел, что стена на приступе имеет три слоя разновременных кладок, тогда как боковые стены (крепость в плане округло-треугольна) имеют по два слоя24. Дополнительное обследование крепости, проведенное автором статьи, чтобы уточнить взаиморасположение слоев, показало, что внутренний слой приступной стены явно древнее двух приложенных к нему наружных слоев: "башенного" и "междубашенного". Эти два наружных слоя приступной стены окружают и крепость по сторонам. Если "вычесть" их из стен всей крепости, то в ней останется только стена на приступе от Талавских до Никольских ворот, которую и следует, очевидно, датировать 1330 г.25 В четвертых, башня Луковка, находящаяся в тылу крепости, имеет два заложенных ходовых проема, расположенных чуть ниже хода огибающей ее снаружи каменной крепостной стены. Видимо, вначале на высоте этих проемов к Луковке примыкали с двух противоположных сторон более низкие деревянные стены и сквозь "стрельницу" можно было проходить. Стрельница была здесь нужна, очевидно, для прикрытия "всхода" в тыловые деревянные ворота крепости, для прикрытия самих этих ворот.

Другие каменные башни, "башенный" слой стен Изборска псковичи сооружали, вероятно, после выхода из строя сгнивших деревянных частей крепости где-то в начале XV в., после того, как в самом Пскове было возведено много каменных костров-башен. Таким образом, в комбинированном виде Изборская крепость могла существовать более полувека.

Белье. Каменная стена заменила здесь часть деревянной, вероятно, в XV в. Ее следы обнаружены не спереди, а наоборот - в тыловой части крепости26. Она примыкала в местах въездных ворот к концам мощного и когда-то трудно доступного вала, расположенного на приступной стороне, увенчанного, надо полагать, деревянной стеной и может быть выстланного камнем.

Оригинальнейшую комбинированную крепость псковичи разрушили кажется сами около 1580 г. перед вторжением войск Стефана Батория,27 а камень был выбран в 1760 г.28

Порхов. В 1387 г. "благослови владыка Алексей весь Новъгород ставити город Порхов камен, и поставиша город Порхов камен"29. "Командировочный метод" строительства крепости за один летний сезон, относительно большой ее размер и мысовое расположение ставит под сомнение распространенное мнение о сооружении каменных стен Порхова одновременно по всему периметру. План крепости вполне позволяет выделить приступную стену в качестве первоочередного объекта строительства; тем более, что "новгородци приставили к Порхову другую стену камену" только в 1430 г.30

Москва. В 1366 г. "князь великий Дмитрий Иванович... сдумаша ставити город камен Москву, да еже умыслиша, то и створиша. Toe же зимы повезоша камение к городоу". В 1367 г. "на Москве почали ставити город камен". К лету 1368 г. он был построен и его уже не смог взять подступивший с войсками Ольгерд, а в 1382 москвичи приготовились сопротивляться Тохтамышу, надеясь на "стены камена, а врата железна".31

Все эти данные, в совокупности с другими упоминаниями о каменных стенах и башнях Кремля в записях конца XIV- начала XV вв. позволяли до настоящего времени считать, что в 1367 г. его весь выстроили из камня. Известие летописей под 1451 г. о штурме его татарами Мазовши там, "где несть крепости каменныя", или известие А. Контарини 1474 г. о "деревянном Кремле" в Москве исследователи объясняли обычно тем, что стены после многочисленных пожаров "падоша во многих местех" (известие летописей под 1445 г.) и забранные деревом, выглядели как деревянные32.

Однако вызывает сомнение то обстоятельство, что каменный Кремль Дмитрия Донского был выстроен всего лишь за один летний сезон. В короткое время была проделана работа невероятная по объему для Руси того времени (было якобы, возведено с десяток башен и около 2 км каменных стен до 10 м высоты). Трудно верится и в то, что Кремль многонаселенной столицы несколько десятков лет представлял собой сплошные, заплатанные деревом руины, как будто после 1367 г. каменщики вывелись на Руси.

Принимая известие 1451 г. о том, что в некоторых частях Кремля отсутствовали "каменные крепости", известие А. Контарини о наличии деревянных стен в 1475 г., логичнее считать Кремль Дмитрия Донского комбинированным. Каменными были стены на приступе от р. Неглинной до р. Москвы и в тылу от Боровицких ворот по Свибловой стрельницы33, а стены по берегу р. Неглинной и по берегу р. Москвы были деревянными.

Это подтвердили археологические наблюдения за земляными работами на месте строительства Дворца Съездов. Существующая ныне западная кирпичная стена Кремля (шедшая ранее по берегу р. Неглинной) возводилась в 1495 г. "не по старой основе, - града прибавиша"34. Но на трассе этой "старой основы" внутри Кремля возле Троицких ворот обнаружена линия укреплений с дерево-земляной конструкцией35.

Данных о характере линии укреплений вдоль р. Москвы пока нет, но следует заметить, что строительство Кремля при Иване III начали не с приступа, а с этой, очевидно, наименее укрепленной стороны (первой была заложена в 1485 г. Тайницкая башня по центру оборонительной линии, в 1487 - угловая Беклемишева, а в 1488 - угловая Свиблова, взявшие под обстрел всю линию).

Таким образом, Московский Кремль Дмитрия Донского был каменно-деревянным и существовал в таковом виде с 1368 г. до конца XV в., т. е. столетие с четвертью.

Кострово-каменные крепости

Так названы комбинированные крепости, в которых стены оставались деревянными, а каменными становились башни (костры, стрельницы), как правило, сначала проезжие.

Шведский инженер-шпион Пальмквист отметил строительство каменных ворот взамен деревянных в Твери в 1674 г.36 В 1592 г. 12 каменных воротных башен получил деревянный скородом москвы37 С 1391 г. в остроге Новгорода Великого деревянные башни заменили также каменными38. Известно, что дерево-земляные укрепления Киева, Владимира на Клязьме, Нижнего Новгорода имели каменные ворота.

Столпово-каменные крепости

Так названы комбинированные крепости, в каждой из которых стены оставались деревянными, а каменной становилась одна высокая дозорно-оборонительная башня (столп, вежа), стоявшая часто не на линии крепостной стены, а впереди нее или даже в середине крепости.

Каменные столпы сохранились в Каменец-Литовском, Белавине, Столпье; существовали они с конца XIII в - начале XIV вв. в таких еще деревянных тогда крепостях Западной Руси как Черторыйск, Гродно, Берестье, Дорогобыч; вероятно около Угруска, в селах Спас и Чернеево близ г. Холма тоже имелись столпы. Русскими была построена вежа в завоеванном на небольшое время Люблине39. В детинце г. Холма существовала каменно-деревянная вежа, которую летописец даже описал: "вежа же среде города высока, якоже бити с нея окрест града, подсоздана каменей на высоту 15 локот; создана же сама деревом тесаным и убелена яко сыр, светящися на всем стороны"40.

В заключение следует заметить, что принятая здесь типология условна, как условно и отнесение крепостей к тому или другому типу, особенно позднейших из них. В позднейших крепостях характер комбинированнсти более усложнен и в некоторых из них можно заметить признаки нескольких типов. Такими сложно-комбинированными крепостями были по сути дела Кремль Москвы 1367 г. с признаками типов каменно-деревянной и кострово-каменной крепостей, Корела с признаками типов вало-каменной, кострово-каменной или столпо-каменной крепостей. Орехов, получивший после 1352 г. каменные костры, был, по-видимому, вало-каменной и кострово-каменной крепостью: такой же крепостью был вероятно и Ям, возведенный в 1384 г., "только в 30 днии и 3 дни".

Не следует сбрасывать со счетов и Детинец Новгорода Великого, валы которого в 1116 г. (почти одновременно с ладожской "приспой"), а возможно еще в 1044 г. могли быть "обложены камением" (причем ворота с храмами наверху были возведены в конце XII-XIII вв. каменными на известковом растворе). Не следует забывать и о Переяславле Русском, где в 1089 г. митрополит Ефрем "град бе заложил камен от церкве... Феодора". На "комбинированность" следует проверить псковскую крепость Остров, которую внутри пересекал ров, может быть оставшийся от прежней более маленькой деревянной крепости, к которой затем на приступе пристроили каменную стену, захватившую ров внутрь(крепость в плане - как бы несколько переломлена пополам, что может свидетельствовать о двух этапах ее строительства), а также Детинец Владимира и Боголюбовский замок конца XII в.

Полученные данные о комбинированных крепостях древней Руси суммированы на схеме-диаграмме. Схема пока несовершенная, так как нет еще окончательных данных о времени возникновения многих крепостей в дерево-земляном, комбинированном, даже каменном видах (многие крепости просто еще не исследованы). Поэтому отдельные параметры пришлось дать в диаграмме условно.

Тем не менее, схема позволяет видеть явление в целом и сделать вывод о том, что оно носило почти массовый и повсеместный характер очевидно как в силу экономических причин (русские земли до XVII в .были разобщены и экономически слабы; возводить целиком из камня такие крепости, как Смоленск, Нижний Новгород начала XVI в, Коломну, было под силу лишь Русскому централизованному государству), так и в силу поступательного развития крепостного зодчества (эволюции крепостей от "слабых" до "сильных"), противостоявшего совершенствованию искусства войны (тактике захвата крепостей) и техническому прогрессу в изготовлении различных видов наступательного оружия.

Примечания

1. ПСРЛ, т. III, СПб., 1841, стр. 81. 99-100; т. 24, ПГР., 1921, стр. 166.

2. А.Г. Тышинский. О чудских древностях в Архангельской губернии. Труды I Археол. съезда, т. II, 1869, стр. 319, 352.

3. П. А. Раппопорт. Очерки по истории военного зодчества северо-восточной и северо-западной Руси X - XV вв. МИА СССР, 1961, № 105, стр. 131, прим. 71.

4. О. В. Овсянников. Люди и города средневекового Севера. Архангельск, 1971, стр. 15.

5. ПРСЛ, т. VII, СПб, 1856, стр. 241: М. Н. Тихомиров. Список русских городов дальних и ближних. Исторические записки, Вып. 40, 1952, стр. 216-218.

6. П.А. Раппопорт. Очерки по истории военного зодчества северо-восточной и северо-западной Руси X - XV вв., стр. 70, 119.

7. Там же, стр. 70.

8. ПСРЛ, т. 111, СПб., 1841, стр. 104.

9. ПСРЛ, т. IV, ч. 1, вып. I, 1915, стр. 122; т. XV, 1965, стр. 154; Псковские летописи, вып. 1, стр. 17, 34, 35; вып. 2, стр. 39, 92. Псковское сооружение пишется с заглавной буквы (как прозвище, имя собственное).

10. Сб. Московского Архива Министерства юстиции, т. V, М., 1913, стр. 340.

11. Ф.А. Ушаков. Сборный план Пскова и описание к нему. Псков, 1901, стр. 9, литер Г, указанный и на плане.

12. Славянское, древнерусской слово "перси" означает "грудь" человека, коня, города.

13. С.А. Тараканова. Новые материалы по археологии Пскова КСИИМК, № 33, 1950, стр. 61.

14. ПСРЛ, т. II., М., 1962, стр. 277.

15. П.А. Раппопорт. Из истории военно-инженерного искусства древней Руси. Старая Ладога. МИА СССР, М., 1952, № 31, стр. 148.

16. Новг. I лет ст. и мл. изводов. 1950, стр. 323, 324, 456. ПСРЛ, т. IV, ч I, вып. 1, 1915, стр. 244; ч 2, вып. 1, 1917, стр. 231, 232.

17. ПСРЛ, т. III, СПб., 1841, стр. 66; т. IV, ч. I, вып. I, СПб., 1915, стр. 291.

18. В.В. Косточкин. Русское оборонное зодчество конца XIII- начала XVI вв., М., 1962, стр. 88.

19. Псковские летописи. Вып. 2., М., 1865, стр. 161, 63-64. Достоверных данных о возведении каменной стены на Полонище нет. Под 1550 г. упоминается Большая стена Полонища, а город в стене 1375 г., становится "Старым застеньем" (видимо вследствие постройки "новой" стены Полонища, появление "Нового" застенья см. там же, стр. 131).

20. Там же, вып. I.. М.-Л., 1941, стр. 39; вып. 2., стр. 125.

21. "Ливонская хроника Франца Ниештедта" сообщает о строительстве в это время русскими замка с названием Овдов (Гдов). "Сб. материалов и статей по истории Прибалтийского края", т. III, Рига, 1880, стр. 362.

22. Псковские летописи, вып. 1, стр. 17.

23. И. Годовиков еще в середине прошлого века нашел здесь двойной ров. Чертеж Изборской крепости. Альбом И. Годовикова. Псков, Историко-художественный музей.

24. В.В. Косточкин. "Строительная биография крепости Изборск". - "Советская археология", 1959, № 1. стр. 127.

25. На приступе наружная плоскость стены 1330 г. видна почти на всю высоту в огромной нише башни Вышки, приставленной к этой стене.

26. П. Л. Раппопорт. Очерки по истории военного зодчества северо-восточной и северо-западной Руси X-XV вв. МИА СССР, М-Л., 1961, № 105, стр. 74, 119, 121.

27. Рейнгольд Гейденштейн. Записки о Московской войне 1578-83 гг. СПб., 1889, стр. 194, 268.

28. Труды Псковского археологического общества, вып. 10. Псков, 1914, стр. 58.

29. ПСРЛ, т. III, СПб, 1841, стр. 94.

30. Там же, стр. 110. Известие это толковалось обычно как сообщение о постройке второго слоя стен крепости, но оно может рассматриваться и как сообщение о замене на камень дерево-земляной части крепости 1387 г.

31. ПСРЛ. т. XV. М., 1965, стр. 83, 84, 90; XVIII, СПб, 1913, стр. 106, 108

32. ПСРЛ, т. VIII, СПб, 1859, стр. 124; т. XV, стр. 108 и др. летописи. "Путешествие Амбросия Контарини". Библиотека иностранных писателей о России, т. I, СПб, 1836, стр 108.

33. Эту тыловую часть стен Кремля в 1462 г. "поновлял каменем Василий Ермолин (ПСРЛ, т. XXIII, СПб., 1910, стр. 157). Стена здесь, как и на приступе загораживала Подол Кремля.

34. ПСРЛ, т. VIII, СПб. 1859, стр. 230.

35. Н.Н. Воронин, М.Г. Рабинович. Раскопки в Московском Кремле. Советская археология, 1963, № 1, стр. 253.

36. Н.Н. Воронин. Тверской кремль в XV в. Краткие сообщения Института истории материальной культуры, вып. 24, 1949, стр. 87.

37. Н.И. Фальковский. Москва в истории техники. М., 1950, стр. 40.

38. ПСРЛ, т. IV, ч. 1, вып. 2, Л., 1925, стр. 370.

39. П.А. Раппопорт. Волынские башни. МИА СССР, № 31, 1952, стр. 202.

40. ПСРЛ, т. II, М., 1962. стр. 844.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика