Александр Невский
 

7. Дальнейшие судьбы дуумвирата

Между дуумвирами пробежал в том году холодок, а в следующем чуть было не дошло до вооруженного столкновения между ними: «Приде Володимерь и Давыд (Святославич черниговский. — Н.К.), и Олег на Святополка, и сташа у Городца, и створиша мир».1 Но все-таки дуумвират не был расторгнут. Этому препятствовала прежде всего половецкая опасность, а тут еще Русь могла вновь превратиться в ристалище крупной межусобной брани.

В 1100 и 1101 гг. были проведены княжеские съезды в Витичеве и на Золотче, имевшие целью прекращение княжеских усобиц и сплочение сил против половецких ханов. В кратких летописных рассказах о них не чувствуется согласованности действий организовавших эти съезды дуумвиров2 — по крайней мере, источник на этом не делает акцента. На этих съездах, наряду со Святополком и Владимиром, на первые роли выдвигаются трое черниговских Святославичей: Давид, Олег и Ярослав.

Однако уже в 1102 г. дуумвират дает знать о себе в полную силу: «Святополк с Володимером ряд имел, яко Новугороду (Великому. — Н.К.) быть Святополчи) и посадити сын свой в немь, а Володимеру посадити сын свой в Володимеря»3 (Волынском. — Н.К.) — другие князья в этом «ряде», четко определившем владения и сферы влияния дуумвиров, участия не принимали. С той поры и до конца правления Святополка в Киеве он действовал в согласии с Мономахом. Вновь и вновь приходится подчеркивать стабилизирующее влияние внешнего фактора (постоянной половецкой опасности) в деле существования дуумвирата и укрепления им единства государства.

Характерным и познавательным в плане понимания характера государственной власти и структуры управления Русью представляется рассказ «Повести временных лет» под 1103 г.: «Бог вложи в сердце князем рускым Святополку и Володимеру и снястася думати на Долобьске» — итак, вначале дуумвиры думают вдвоем о судьбах Русской земли. И только после этого: «И посласта (Святополк с Мономахом. — Н.К.) ко Олгови и Давыдови, глаголюща: "Поидита на половци"»;4 за ними соправители подняли против кочевников и других князей Южной Руси.

Выделяя черниговских Святославичей среди других князей, дуумвиры, возможно, какое-то время склонялись к мысли привлечь к управлению Русью Давида. Под 1110 г. «Повесть» засвидетельствовала: «Идоша весне на половце Святополк и Володимер, и Давыд».5 Однако вряд ли они намеревались превращать свой дуумвират в триумвират — Давиду все же отводилась второстепенная, подвластная им роль. В повествовании Нестора о знаменитом победоносном походе русских князей в Половецкую степь в 1111 г. вначале Святополк договаривается с Владимиром, и только после этого «посласта (дуумвиры. — Н.К.) ко Давыдови Святославичю, веляча ему (пойти. — Н.К.) с собою»6 — с равным себе так не обращаются! Скорее всего, речь шла о нейтрализации и привлечении к общей антиполовецкой борьбе неспокойных еще в недавнем прошлом Святославичей. Выбор дуумвиров мог пасть на самого лояльного и уравновешенного среди них Давида.

С 1111 г. «Повесть временных лет» начинает выдвигать на первое место в дуумвирате Владимира Всеволодича — вопреки его более скромному, чем у Святополка, формальному статусу переяславского князя («вложи Бог Володимеру в сердце, и нача глаголати брату своему Святополку, понужая его на поганыя»; «се бо ангел вложи в сердце Володимеру Мономаху поустити братью свою на иноплеменникы»).7 Но я бы не стал придавать этому особенного значения: и вторая и третья редакции «Повести» создавались во времена княжения Мономаха в Киеве и, вне сомнения, освещали события и персонажей истории его княжения во всех трех главных центрах Русской земли — Киеве, Чернигове, Переяславле — в максимально благоприятном для него виде.

Примечания

1. Там же. С. 181.

2. Повесть временных лет. С. 181, 182.

3. Там же. С. 182.

4. Повесть временных лет. С. 183.

5. Там же. С. 187.

6. Там же. С. 190.

7. Повесть временных лет. С. 190, 192 (1111 г.).

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика