Александр Невский
 

2. Укрепление страны Владимиром

После того как «нача княжити Володимер в Киеве един», он посадил верных ему людей в ряде городов Руси. Вероятно, он не считал надежными ни местных племенных вождей, ни дружинников свергнутого им Ярополка: «И набра от них (варягов. — Н.К.) мужи добры, смысленны и храбры, и раздал им грады» — не предвестник ли это проведенной несколькими годами позднее административной реформы? По-видимому, дружинники Владимира поехали тогда в основном в не очень отдаленные от Киева города Южной Руси. Тогда же дядя и наиболее доверенный советник князя был послан в северную столицу: «Володимер же посади Добрыну, уя своего, в Новегороде».1 Лишь после этого настала очередь укрепления земельной структуры государства.

Не успев еще обжиться в Киеве, Владимир осуществляет походы на Запад и Северо-Восток. Согласно сомнительной для X в. хронологии «Повести временных лет» это произошло в 981 г. Краткая и динамичная статья летописи под этим годом заслуживает того, чтобы привести ее: «Иде Володимер к ляхом и зая грады их, Перемышль, Червен и ины грады, иже суть и до сего дне под Русью. В сем же лете и вятичи победи, и възложи на ня дань от плуга, яко же и отець его имаше».2

Эта статья в части, посвященной походу на «ляхов», много раз обсуждалась в научной литературе. Постепенно часть ученых пришла к выводу, что в действительности Владимир ходил не на Польшу, а на западнорусские племенные княжения, чтобы присоединить их к государству. В.Д. Королюк следующим образом реконструировал начало летописной статьи 981 г.: «Иде Володимер на хорваты и дулебы». Историк комментировал ее словами: «Поход 981 г. был направлен не против Древнепольского или Древнечешского государств*, а против независимых восточнославянских племенных княжеств, лежавших на большом торговом пути, соединявшем Киев, Краков и Прагу».3 Считаю реконструкцию В.Д. Королюка начала статьи 981 г. верной. Убежден, однако, что Владимир заботился не столько о торговых выгодах — в то время из-за слабости власти на местах и отсутствии сколько-нибудь постоянных экономических связей очень проблематичных, — а об объединении всех племенных княжеств вокруг Киева.

В свете гипотезы В.Д. Королюка выглядит естественным продолжение статьи 981 г., в которой речь идет о типичном для предшественников Владимира походе на племенное княжение вятичей: они были большой заботой его отца Святослава, дважды укрощавшего вятичских князьков. Да и Владимиру пришлось еще раз подавлять стремление старейшин вятичей к независимости: «Заратишася вятичи, и иде на ня Володимир, и победи я второе»4 (982)

Не существует, однако, уверенности в том, что летопись последовательно и без пропусков описала все действия Владимира по упрочению государственной структуры. «Повесть временных лет» сосредоточила рассказы о походах Владимира на племенные княжения под первыми тремя годами его правления, вероятно, потому, что вначале летописание велось без обозначения лет, а даты были расставлены намного позднее, в изводе 1095 г., а то и в «Повести», и временами наугад из-за отсутствия у книжников необходимых письменных источников. Эти рассказы оканчиваются описанием похода на радимичей в 984 г.** Статья того года завершается замечанием, что радимичи «платять дань Руси, повоз везуть и до сего дне».5 Эти слова свидетельствуют о существовании в земле радимичей системы княжеских погостов и киевских чиновников, следивших за своевременным и в установленных размерах поступлением дани и выполнением повинностей.

Меры Владимира, направленные на сплочение государства, прежде всего военные экспедиции против непокорных племенных княжений, укрепляли авторитет и возвышали власть князя. В ходе таких походов в господствующем слое складывалась идеология, согласно которой князь рассматривал свой статус как особенный, что еще больше возвышало его над массой. Походы подталкивали и к созданию княжеского совета.6

Но сами лишь военные действия не могли окончательно закрепить склонные к сепаратизму племенные княжения в составе Древнерусского государства. В этом Владимира должна была убедить практика предшественников, неоднократно осуществлявших подобные походы, которые заставляли непокорных вождей тех или иных княжений покориться лишь на время. А уже смена князя в Киеве приводила к тому, что из-под руки нового властелина выходили одно или несколько княжений. Нужны были радикальные меры для укрепления государства. Вероятно, вследствие подобных размышлений Владимир пришел к идее проведения административной реформы, имевшей целью раз и навсегда сломить власть местных князьков и старейшин и окончательно закрепить земли племенных княжений в составе государства.

Примечания

*. Исследователи долгое время считали, что поход Владимира 981 г. был спровоцирован войной либо с Польшей, либо с Чехией.

**. Впрочем, Б.А. Рыбаков считает, что в летописи речь шла не о присоединении отпавших было радимичей, а о столкновении Владимира и его дружинников с радимичами во время собирания полюдья. См.: Рыбаков Б.А. Радзімічі // Працы Археологічней камісіі (Белорусской Академии наук). Т. III. Минск, 1932.

1. Повесть временных лет. С. 56.

2. Повесть временных лет. С. 58.

3. Королюк В.Д. Западные славяне и Киевская Русь в X—XI вв., М., 1964. С. 88.

4. Повесть временных лет. С. 58.

5. Повесть временных лет. С. 59.

6. Рогов В.А. Указ. соч. С. 56.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика