Александр Невский
 

Торг

Территория Торга, расположенного вблизи Ярославова дворища, и прилегающие к нему участки археологически исследовались неоднократно (рис. 17). В конце 30-х годов и в первые послевоенные годы постоянные работы в этом районе вели московские археологи под руководством А.В. Арциховского и сотрудники Новгородского музея, работавшие самостоятельно. А.В. Арциховский отмечал, что работы эти имели разведочный характер и не затронули основной территории Торга. Раскопы закладывались в разных местах и были невелики по площади, составляя от 48 до 96 м², что исключало возможность выяснения подробной, детальной топографии и организации Торга.

В связи с изучаемой темой представляют интерес два раскопа (№ 4, 8), расположенные между Никольским собором и церковью Параскевы Пятницы, а также два раскопа (№ 11, 12), находящиеся к западу от проездной башни Гостиного двора, примерно на уровне упомянутых выше раскопов (рис. 17). Все раскопы к югу от Никольского собора не дали никаких материалов, связанных с Торгом1.

В раскопах № 4 и 8 были обнаружены три яруса нескольких мостовых; дендрохронологический материал для датировки в археологии Новгорода в то время еще не применялся и эти ярусы получили довольно обобщенные даты: 1 ярус — XV в., 2 — XIV в. и 3 — XIII2. Настилы мостовых шли параллельно друг другу, расстояние между ними составляло только 7 м, и, вероятно, прав А.В. Арциховский, определивший их как торговые ряды. По обеим сторонам от мостовых находились частоколы, отгораживающие, по-видимому, торговые помещения. Здесь же были найдены остатки конструкций самих лавок и прилавков в виде многочисленных столбов и плах3. К сожалению, определить, какие именно ряды были исследованы раскопками, не представляется возможным, поскольку вещевой материал ограничен. Возможно, справедливо предположение руководителя раскопок, относящего открытые ряды Торга к продовольственным, так как в одном из раскопов собрано большое количество зерен ржи. В обоих раскопах, как отмечает А.В. Арциховский, обнаружена масса скорлупы лесных орехов, бывших, видимо, любимым лакомством новгородцев.

К западу от проездной башни Гостиного двора на одном уровне с рассмотренными раскопами, сотрудниками Новгородского музея было изучено два участка (раскопы № 11 и 12).

Любопытна находка из раскопа № 11 (площадь 72 м²), представляющая собой комок, состоящий из нескольких тысяч мелких костей беличьих лапок4. Несомненно, что эта находка должна быть отнесена к «меховым деньгам», которые сшивали из шкурок белки или других мелких пушных животных. Именно о таких деньгах упоминает берестяная грамота № 490, автор которой приглашает своего компаньона «куны шить». В этом же раскопе исследованы жилище ремесленника, занимавшегося обработкой кож, и другие постройки, связанные с кожевенным производством. Весь комплекс относится, по мнению специалистов, к XII в.5. Возможно, что ремесленник сам же был и продавцом своей продукции.

Большой интерес представляют для нас материалы раскопа № 12, который по площади превосходил остальные раскопы, заложенные в районе Торга, составив 170 м². В данном раскопе обнаружено несколько разновременных срубов: в слоях XII в. — 2, XIII—XV вв. — 5 построек6. Их конструкция, взаимное расположение и другие характерные признаки позволяют считать указанные сооружения торговыми — лавочками или кладовыми. Стены этих построек сложены из неокоренных бревен, пол тоже бревенчатый, бытовые находки отсутствуют; остатков печей — непременного признака жилых помещений — также нет.

Рис. 17. Схема раскопов на Дворище и Торге (раскопы: 1—10, 14 — 1937—1939 гг., 11 — 1946 г., 12—1947 г., 13 — 1947—1948 гг.; архитектурные сооружения: I — ц. Параскевы, II — Никольский собор, III — проездная башня Гостиного двора, IV — ц. Жен Мироносиц, V — ц. Прокопия) (по Т.М. Константиновой)

Во всех перечисленных раскопах не было обнаружено слоев ранее XII в.7, из чего следует, что данная территория к северу от Никольского собора была занята торговыми рядами не ранее XII в. Следовательно, древнейший новгородский Торг в X—XI вв. располагался в ином месте. По мнению новгородского краеведа А.И. Семенова, Торг поначалу занимал пространство к югу и юго-востоку от Ярославова дворища8. Видимо, необходимо признать справедливость этого положения, тем более обоснованного показаниями летописи, в которой в связи с пожаром 1152 г. сообщается: «...загореся церквы св. Михаила в сред Торгу»9. Таким образом, сохранившаяся до настоящего времени церковь св. Михаила, расположенная к югу от Ярославова дворища, в середине XII в. находилась посередине Торга, следовательно, и Торг был размещен в указанном районе.

Вместе с тем уже в первую четверть XII в., как считает А.И. Семенов, Торг стал распространяться к северу от Ярославова дворища10, а впоследствии окончательно переместился на эту территорию, которую занимал вплоть до XIX в. Его южная граница, как это установлено раскопками, находилась между Никольским собором и церковью Параскевы Пятницы и шла отсюда к Волхову.

Большой участок (836 м²), исследованный на Ярославовом дворище в 1947—1948 гг. (на рис. 17 он обозначен цифрой 13), не дал никаких материалов, характеризующих изученную территорию как торговую11, тем самым подтвердив правильность установления южной границы Торга.

К сожалению, в последующие годы район Торга археологами не исследовался и эти первые разведочные раскопы остались пока единственными, если не считать заложенного в 1971 г. неподалеку от церкви Иоанна Предтечи раскопа, получившего даже название «Торгового» (рис. 18). Однако никаких данных, подтверждающих принадлежность этого участка Торгу, в раскопе не встретилось (всякие постройки в нем отсутствовали, вещевой комплекс был обычным)12 за исключением уже упоминавшейся берестяной грамоты № 490, сообщающей о складничестве и шитье кун. Этот участок, как выяснилось в ходе раскопок, был также освоен в XII в.; он находится в районе, примыкавшем в древности к новгородскому мосту, и, видимо, поэтому торговые ряды сюда не распространялись.

Приведенные сведения, полученные при археологическом исследовании Торга, несмотря на свою разрозненность дали некоторые конкретные материалы об устройстве рядов и лавок Торга, уточнили его южную границу.

Примечания

1. Арциховский А.В. Раскопки восточной части Дворища в Новгороде. МИА, № 11. М.—Л., 1949.

2. Там же, с. 158, 160—161.

3. Арциховский А.В. Раскопки восточной части Дворища в Новгороде, с. 158, 161.

4. Константинова Т.М. Археологические работы Новгородского музея в послевоенный период. — НИС, вып. 9. Новгород, 1959, с. 96.

5. Там же, с. 96—99.

6. Константинова Т.М. Археологические работы.., с. 105.

7. Датировка нижнего слоя раскопа № 4 X в. требует уточнения, так как недостаточно аргументирована. Опубликованные же профили раскопа, содержащие разновременные постройки, связанные со строительством близлежащих церквей не дают материалов ранее XII в. (Арциховский А.В. Раскопки восточной части Дворища в Новгороде, с. 155).

8. Семенов А.И. Древняя топография южной части Славенского конца Новгорода. — НИС, вып. 9. Новгород, 1959, с. 56.

9. НПЛ. М.—Л., 1950, с. 29.

10. Семенов А.И. Древняя топография.., с. 56.

11. Арциховский А.В. Новгородская экспедиция... — КСИИМК, вып. 27, 1949; его же. Раскопки в Новгороде... — КСИИМК, вып. 33, 1950.

12. Отчет Новгородской археологической экспедиции за 1971 г. [Архив ИА АН СССР].

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика