Александр Невский
 

На правах рекламы:

Только у нас недвижимость в испании для всех и каждого.

Ливонский орден

Для нашего исследования о времени и политических условиях, в которых жил и действовал Александр Невский, крайне важной представляется информация о том, что являл собой один из главных соперников Новгорода на его западных границах. «В результате освоения немцами Восточной Прибалтики были созданы несколько духовно-рыцарских орденов, в том числе и Орден меченосцев (1202—1204), сыгравший важную роль в истории Ливонии. В 1237 г. Орден меченосцев был инкорпорирован Немецким орденом и преобразован в Ливонскую ветвь Немецкого ордена (в литературе принято название Ливонский орден)». В действительности для понимания той угрозы, которая нависала над западными границами Руси с XIII по XVI столетие, мы должны представлять себе сущность того образования, которое являло собой орденское государство в Ливонии. Для этого мы воспользуемся западными источниками.

«...Следует отметить, что именно в Ливонии мы имеем дело с проявлением специфического исторического сознания орденской корпорации, которое нашло выражение в таких произведениях, как хроники... Первая из известных орденских хроник — Ливонская "Старшая" рифмованная хроника конца XIII века... В Рифмованной хронике нашли отражение представление рыцарства Ливонского ордена, касающиеся его самоидентификации, и взгляды руководства Ордена на его место и роль в политической жизни региона». Александру Ярославичу в Прибалтике противостоял Тевтонский орден, уже поглотивший орден меченосцев.

«До 1236 г. Орден меченосцев самостоятельно определял свою внешнюю политику, но после поражения от литовцев при Шавлях (Шяуляе) в 1236 г. фактически стал частью Тевтонского ордена, получив наименование "Тевтонский орден в Ливонии" или "Ливонский орден". Автор Рифмованной хроники называл орден "Домом Тевтонским в Ливонии". В отечественных исторических источниках можно встретить разные обозначения одного и того же исторического явления, например: "Ливонский орден", "Ливонская ветвь Тевтонского ордена", "Орден". Все эти эпитеты обозначают образованное в 1237 г. в исторической провинции Ливония ландмейстерство Тевтонского ордена, управляемое не выбранным рыцарями, а назначенным ландмейстером (употребляются для этой должности термины: магистр и мастер). Существовало оно до 1561 г. В 1237—1239 гг. магистром Ливонского ордена был Герман Балке, в 1240—1241 гг. — Андреас фон Вельвен, которого русские летописцы называли "Андрияш". С весны 1241 г. он стал вице-магистром, а в начале 1242 г. магистром стал Дитрих фон Гронинген. Автор Рифмованной хроники ошибочно считал, что в 1240—1242 гг. магистром оставался Герман Балке. Епископами Рижским и Дерптским были братья фон Бекесховедены — Альберт и Герман».

Описывая братьев рыцарей Ливонского ордена, автор Рифмованной хроники отмечал военный характер организации, не уставая подчеркивать, что «война была для них обычной жизнью». Орден воевал с прибалтийскими язычниками с целью наказать их за набеги на христианские территории или для предотвращения таковых. Часто причиной к войне могла стать просто жажда добычи, трофеев, которые не стоит воспринимать только в современном чисто материальном ключе. Воинская добыча — ритуальный, магический аспект реализации особого стиля жизнедеятельности воинского сословия с языческих времен. По этой причине невозможно не согласиться с теми исследователями, которые считают, что в деле христианизации Прибалтийского края Орден приносил больше вреда, чем пользы. «Инструменты» христианизации: применение насилия, длительное нежелание признавать за новообращенными социально-политического равноправия с немцами — все это мало способствовало успешности христианской миссии среди балтийских и финских языческих племен.

Весьма примечателен и еще один политический аспект бытия ливонских рыцарей. «Рифмованная хроника, в которой нашла отражение официальная позиция орденских властей... изображает магистра Ордена представителем высшей политической власти в Ливонии. Он проводил самостоятельную политику, решал вопросы войны и мира, собирал войско из всех населявших Лифляндию христиан для борьбы с язычниками. На этом фоне деятельность ливонских епископов, главных политических конкурентов Ордена, практически незаметна. По сути, роль духовенства сведена к призванию Ордена, и в описании этого сюжета Рижский епископ показан исполнителем инициативы папы римского, патрона и главного защитника Ордена... Все успехи завоевания, христианизации Ливонии хронист связал исключительно с деятельностью Ордена, представлявшего единственную реальную политическую и военную силу... Кроме того, Ливонский орден был отделением Немецкого ордена. Хотя он обладал достаточной долей самостоятельности, власть великого магистра распространялась и на ливонские орденские земли. Но в хронике о великом магистре упоминается только в случаях смены магистров Ливонии, когда гроссмейстер назначал одного из братьев ордена ливонским ландмейстером. После этого гроссмейстер вновь уходит с политической арены, а ливонский ландмейстер продолжает играть решающую, по мнению хрониста, роль в политической жизни региона».

Итак, воинство Немецкого ордена, духовно-рыцарской организации, идентифицировало себя прежде всего как военное сословие. Это проявилось в жизненных ценностях, декларируемых автором Рифмованной хроники, рыцарском образе жизни, восхищении доблестью, спокойном восприятии войны во всей ее неприглядности, то есть в том, что имело значение для воина-мирянина. Такое мировоззрение имеет своим истоком древний, дохристианский дружинный этос времен военной демократии со всей присущей той эпохе системой ценностей, которая зачастую шла вразрез с целями христианской миссии в Прибалтике. Таким образом, ситуация на западной границе существенным образом изменилась для русских князей. Теперь им противостояли не разрозненные роды финских и балтийских племен, но строго организованная военная машина, имеющая в тылу серьезный ресурс в виде европейских государств и Римского престола.

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика