Александр Невский
 

Слово о погибели русской земли

В XIII столетии появляется один удивительный по трагическому накалу и высокой поэтичности памятник древнерусской книжной культуры, который по достоинству должен быть оценен как один из шедевров общемировой средневековой литературы. Для современника эти слова могут прозвучать определенным преувеличением. Особенно если вспомнить, что уже в XII столетии на Руси появляется шедевр общемирового масштаба — «Слово о полку Игореве». И все же...

«К еще более загадочным и даже головоломным произведениям, чем "Слово о полку Игореве", принадлежит "Слово о погибели Русской земли". Сейчас известны два почти идентичных списка памятника: первый, более ранний, — XV в., и второй, более поздний, — XVI в.; оба списка одинаково дефектны и восходят к общему протографу, но список XV в. сохранил более древние черты. По не очень ясным упоминаниям князей в дефектном списке "Слово" датируется XIII в., — то ли 1238 г., то ли временем до 1246 г., то ли и более поздними годами».

Памятник этот являет собой текст, который вызывает ряд недоуменных вопросов у исследователей.

«Исторический смысл "Слова о погибели Русской земли" все-таки неясен. Недоумения начинаются уже с заголовка памятника. В раннем списке XV в. заголовок написан с буквенными исправлениями и явными искажениями и поэтому может быть прочтен по-разному: "Слово о погибели Рускыя земны и о смерти великого князя Ярослава"; или же "Слово о погибели Рускыя земны по смерти великого князя Ярослава". В списке XVI в. такого заголовка нет вообще. О какой "погибели Русской земли" идет речь, — неясно, потому что в обоих списках сохранилось только самое начало произведения, всего 2 странички. Причем переписаны они без понимания и внимания; текст настолько испорчен, что, например, в списке XV в. на все 45 строк отрывка памятника приходится более 20 ошибочных или переправленных написаний слов, искажений фраз и словесных пропусков; даже имя Владимира Мономаха написано неверно: "Володимеру Иманаху". Естественно, что столь небольшой и искаженный текст с трудом поддается истолкованию и допускает различные догадки о его смысле».

Для уяснения главного смыслового послания читателю данного текста необходимо найти ту точку отсчета, с которой автор начинает повествование о бедствиях Руси. «...Неясное высказывание в "Слове о погибели Русской земли" о времени "болезни" христиан "от великого Ярослава и до Володимера", вероятно, так же неточно вело отсчет по неопределенным пикам деятельности этих великих князей, — примерно, от второй половины деятельности Ярослава Мудрого и до первой половины деятельности Владимира Мономаха, то есть с 1040-х или 1050-х годов и по 1110-е годы (Владимир Мономах стал великим князем в 1113 г.). Значит, "болезнь" продолжалась 60 лет. Но отсюда следует, что время "погибели"-разорения Русской земли и время "болезни"-горя христиан в "Слове"... относится ко второй половине XI — началу XII в. Однако в "Слове о погибели Русской земли" время "болезни" продолжено до Мономаховых правнуков — "и до ныняшняго Ярослава, и до брата его Юрья князя Володимерьской)"... Так или иначе, но "болезнь" христиан распространялась на первую половину XIII в. Но выражение "и до ныняшняго Ярослава, и до... Юрья" означало не непрерывное продолжение "болезни" в течение XII—XIII вв., а ее рецидив при Ярославе и Юрии Всеволодовичах. Предыдущие княжения их прадеда Владимира Мономаха, их деда Юрия Владимировича Долгорукого и их отца Всеволода Юрьевича Большое Гнездо "Слово" не могло считать подверженными "болезни", так как восхваляло этих князей. Скорее всего, в последней, оборванной фразе "Слово о погибели Русской земли" неявно наметило два этапа "болезни" христиан на Руси: первый этап — "болезнь" во второй половине XI—XII вв.; второй этап лет через 100 — "болезнь" в первой половине XIII в., после смерти Всеволода Юрьевича Большое Гнездо в 1212 г.».

Таким образом, нетрудно заметить, что для автора «Слова» «болезнь» — это отсутствие единодержавия на Руси. Следовательно, помещение «Слова» перед Житием Александра Невского прозрачно прочитывается как обозначение новой вехи, когда с периодом княжения Александра, несмотря на татарский разгром, христиане излечиваются от болезни политической розни. И этот смысл «Слова» имеет для нашего исследования принципиальное значение, так как подтверждает нашу мысль о том, что сама идея необходимости единодержавия во времена Александра Невского уже стала достоянием образованных слоев древнерусского общества.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика