Александр Невский
 

Сарайская епархия

В 1261 г. в Сарае была создана православная епархия, а первым владыкой стал Митрофан1. Этот факт привлекает пристальное внимание историков. В результате длительных исследований, удалось установить причины образования этой епископии, которая фактически была объединена с Переяславской епархией.

Н.А. Клепинин назвал это событие «одним из главных дел митрополита» Кирилла, а совершено оно было, как считает ученый, рада русских пленных, находящихся в Сарае2. А.Н. Насонов высказал мнение, что кафедра в Сарае появилась, так как хану (в данном случае — Берке-хану) были необходимы «непосредственные» отношения с Русским митрополитом3. Архиерей в татарской столице стал «естественным представителем митрополита при ханском дворе»4. После восстановления своей власти в Константинополе особый авторитет приобрел византийский император; в этих условиях «Сарайский епископ явился как раз тем лицом, которому в качестве представителя русской иерархии было поручено непосредственно сноситься с Византией, выполнять обязанности посредника между Царьградом и Русской митрополией»5. Митрополит для такой роли не подходил: как полагал А.Н. Насонов, хан не доверял ставленнику непокорного Даниила Галицкого Кириллу (из-за этого, по мнению исследователя, русский архипастырь ни разу не был в Орде)6.

Б.Д. Греков о Сарайской епископии писал: «В столицу Орды Сарай отовсюду понаехало много русских. А так как здесь, на юго-востоке, на Азовском побережье и Северном Кавказе, с незапамятных времен жило много славян, то неудивительно, что в Сарае очень скоро, в 1261 г., была организована специальная православная епархия...»7. На сходные причины организации новой епархии указывал и В.В. Мавродин, по словам которого «Сарайская епархия обслуживала живших в столице Орды... русских, а также сохранившееся древнерусское население нижнего Дона, Приазовья и Северного Кавказа. Эта же епархия обслуживала уцелевшее от татарского погрома русское население Переяславской земли»8.

В.Т. Пашуто думал, что русско-византийские отношения были поставлены под контроль ордынских властей созданием епископии. Произошло это после русско-татарских и русско-никейских переговоров, в результате которых сохранился прежний порядок в русско-византийских церковно-политических отношениях9. «Русско-византийские церковные отношения были поставлены под контроль золотоордынских ханов посредством организации в 1261 г. в Сарае специальной русской епархии», — писал историк10. Г.В. Вернадский полагал, что предложение об этом расширении границ Русской церкви исходило от Александра Невского и митрополита Кирилла. Берке-хан одобрил его, так как оно представляло собой «важный шаг в сторону координации дел Русской Церкви с монгольской администрацией»11. Зависимость от монголов защищала Русскую церковь от давления папы, а «монголы, в свою очередь, вполне отдавали себе отчет в возможности использовать русское духовенство в качестве посредников в их отношениях с Византией»12. Дж. Феннел считал, что созданием новой кафедры митрополит Кирилл установил постоянную связь Церкви с ханским правительством, а также получил «удобный дипломатический канал связи с Византийской империей»13. Думается, что второе высказанное английским ученым положение не совсем верно — удобной для Руси такая связь с Византией быть не могла, ибо в данном случае было лучше сноситься напрямую, нежели иметь посредников.

М.Д. Полубояринова называет несколько причин создания епархии в Сарае. Среди них следующие: в Орде было много русских пленных рабов, князей, купцов и т. д., нуждавшихся в церковном утешении; монголы, наладив свои отношения с Церковью, не видели оснований для противодействия расширению влияния Православия. Исследовательница признает и правильность предположения А.Н. Насонова о желании монголов использовать Сарайских владык для сношений с Константинополем14. М.Д. Полубояринова замечает, что от Сарайской кафедры князья и духовенство могли получать сведения об обстановке в ханской ставке, об отношении монгольского правительства к тому или иному князю; вероятно, Сарайский владыка и сам мог «в какой-то степени» влиять на это отношение15. А.П. Григорьев называет сообщение летописи о поставлений «епископа Митрофана Сараю» «громом среди ясного неба». Инициатива здесь, по мнению ученого, исходила, прежде всего, от хана, ведь «именно он в то время был диктующей свою волю стороной»16. А.П. Григорьев также не отрицает, что монголы хотели использовать православный клир для налаживания отношений с султаном мамлюков Бейбарсом I и с императором Константинополя17. Еще большей видят роль хана в появлении этой кафедры А.И. Плигузов и А.Л. Хорошкевич. Историки пишут об этом: «В 1261 г. он (Берке-хан. — Авт.) переносит в Сарай центр Переяславской епископии, и Сарайский епископ становится доверенным лицом Джучидов». Ученые согласны, что монголы хотели использовать православное духовенство как посредников в общении с Византией18. А.С. Хорошев полагает, что духовенство стремилось помочь подавить в плененных людях дух непокорности19, однако такой подход к проблеме представляется исключительно тенденциозным: ведь вера не давала забыть о Родине и влекла людей в родные места. В.Л. Егоров напоминает, что Берке-хан был мусульманином20, а значит, Александру пришлось приложить большие усилия для создания епархии в Сарае,21 с помощью которой пленники получали связь с Родиной и через которую Александр Ярославич выкупал невольников (что и было, по мнению исследователя, главной причиной возникновения новой кафедры22). В то же время, полагает ученый, «подворье Сарайского епископа стало своеобразным дипломатическим представительством Руси в Золотой Орде, деятельность которого выходила далеко за церковные рамки»23. А.А. Шенников считал главной функцией Сарайских епископов разведывательную. По мнению историка, именно ради этого епархия создавалась и ради этой цели великие князья и императоры Константинополя ее содержали24. Н.А. Охотина думает, что Сарайская кафедра была выгодна как русским, так и татарам, а ее учреждение должно было быть оговорено «каким-то документом или устным соглашением»25. Исследовательница справедливо подчеркивает, что «не следует преувеличивать обособленность Сарайской кафедры: ее епископы принимали активное участие в жизни митрополии»26. А.Б. Малышев указал на новые возможные причины возникновения этой епархии, помимо названных другими исследователями. Это упрочение положения Церкви среди монгольского общества посредством проповеди и привлечение на русскую службу крестившейся ордынской знати27.

Как мы могли увидеть, исследователи приняли положение А.Н. Насонова о желании татар использовать русское духовенство для связей с Византией и поставить сношения Руси с Константинопольским патриархатом под свой контроль с помощью создания епархии у себя в столице. Большое значение вновь учрежденной кафедры иногда даже заставляет ученых преувеличивать значимость этого события и влияние на решения хана самого Сарайского владыки28. Тезис о недоверии татар к митрополиту, скорее всего, неточен. Монголы были уверены в его лояльности, но, в силу своей занятости, Кирилл не мог отлучаться часто ни в Сарай, ни в Константинополь. Не следует недооценивать и естественной заботы русских властей и Церкви о своих плененных соотечественниках, тем более что помимо них у монголов проживало немало православных, например, здесь бывали греческие послы29. Вероятно, в Сарае была сооружена и православная церковь30. А со временем церкви или часовни появятся во всех центрах Золотой Орды, где будет проживать более или менее большое количество русских людей31. Привлечение же монгольских кадров на службу в Русь хотя и имело место, но все же едва ли принималось во внимание при организации епархии, хотя оно и становилось естественным результатом миссионерской деятельности среди кочевников, которая, конечно, получила новый импульс с появлением архиерея в татарской столице. И среди новообращенных, как можно убедиться на примере «Повести о Петре, царевиче Ордынском», мог оказаться даже кто-то из Чингизидов. Это — свидетельство действенности проповеди русского духовенства: судя по этому памятнику, в Ростове уже в XIII в. мирно уживалась с местным населением ордынская православная община32.

Примечания

1. ПСРЛ. Т. 1. Стб. 476.

2. Клепинин Н.А. Святой и благоверный великий князь Александр Невский. С. 78.

3. Насонов А.Н. Монголы и Русь. С. 245.

4. Соколов П.П. Русский архиерей из Византии... С. 191.

5. Насонов А.Н. Монголы и Русь. С. 250. Действительно, ханы будут посылать Сарайских епископов с дипломатическими поручениями в Константинополь: например, Феогноста.

6. Там же. 245—246. На пребывание в Орде митрополита Кирилла существует одно указание в восстановленной М.Д. Приселковым Троицкой летописи: «Того же лета (6769. — Авт.) постави митрополит епископа Митрофана в Сарае (курсив наш. — Авт.)» (Приселков М.Д. Троицкая летопись. Реконструкция содержания. М., 1950. С. 327). Для реконструкции текста ученый в данном случае использовал выписку Н.М. Карамзина (Карамзин Н.М. История государства Российского. Т. IV. М., 1992. С. 214, прим. 108) (однако нельзя исключить здесь и возможную невольную ошибку исследователя). Не согласен с тем, что монголы не доверяли Русскому митрополиту, и И.У. Будовниц (Будовниц И.У. Общественно-политическая мысль Древней Руси. С. 327).

7. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и ее падение. С. 174. Филарет (Гумилевский) также полагал, что епархия была создана для русских в Орде (для пленных и для пребывающих здесь князей), но, вместе с тем, она стала и рассадником христианства среди монголов (Филарет. История Русской Церкви. С. 197—198).

8. Мавродин В.В. Очерки истории Левобережной Украины (с древнейших времен до второй половины XIV в.). СПб., 2002. С. 372.

9. Пашуто В.Т. 1) О политике папской курии на Руси. С. 74—75; 2) Очерки по истории Галицко-Волынской Руси. С. 274—275.

10. Очерки истории СССР. Период феодализма IX—XIII вв. / Отв. ред. Б.Д. Греков. М., 1953. С. 871. Еще М.Д. Приселков мимоходом высказывался о том, что созданием данной епархии Орда поставила под свой контроль русско-византийские отношения. Но при этом историк имел в виду, прежде всего, отношения церковные: «Хан, признав главою Русской Церкви Никейского императора, пожелал иметь контроль над их сношениями, для чего в Сарае в 1261 г. была организована русская епископия, через которою митрополит Русский сносится теперь с Никейской империей...» (Приселков М.Д. История русского летописания XI—XV вв. С. 158).

11. Вернадский Г.В. Монголы и Русь. С. 160. Н.А. Соловьев также писал, что епархия была образована по ходатайству Александра Невского с дозволения Берке-хана (Соловьев Н.А. Сарайская и Крутицкая епархии // Чтения в Императорском Обществе Истории и Древностей Российских при Московском университете. 1894 г. Кн. 3. (170). М., 1894. С. 3).

12. Вернадский Г.В. Монголы и Русь. С. 160.

13. Феннел Дж. Кризис средневековой Руси. С. 154.

14. Полубояринова М.Д. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978. С. 24.

15. Там же. С. 25. Еще Е.Е. Голубинский полагал, что Сарайские владыки могли поставлять на Русь какую-то информацию. Исследователь сравнивал православных епископов столицы Орды с современными посланниками — дипломатами (Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. Т. II. 1-я половина тома. С. 60).

16. Григорьев А.П. Ярлык Менгу-Темура... С. 58. О хане как инициаторе создания епархии думал и Е.Е. Голубинский (Голубинский Е.Е. История Русской Церкви. Т. II. 1-я половина тома. С. 41, 60).

17. Григорьев А.П. Ярлык Менгу-Темура... С. 59—61.

18. Плигузов А.И., Хорошкевич А.Л. 1) Отношение Русской церкви к антиордынской борьбе в XIII—XIV вв. (по материалам Краткого собрания ханских ярлыков Русским митрополитам) // Вопросы научного атеизма. Вып. 37. Православие в истории России / Науч. ред. В.И. Гараджа. М., 1988. С. 121; 2) Русская церковь и антиордынская борьба XIII—XV вв. (по материалам Краткого собрания ханских ярлыков Русским митрополитам) // Церковь, общество и государство в феодальной России / Отв. ред. А.И. Клибанов. М., 1990. С. 92—93.

19. Хорошев А.С. Политическая история русской канонизации. С. 75. Предположение А.С. Хорошева вызвало резкие возражения у В.А. Кучкина и Б.Н. Флори (Кучкин В.А., Флоря Б.Н. О профессиональном уровне книг по истории Русской Церкви // Вопросы истории. 1988, № 11. С. 148).

20. Есть даже полулегендарные сведения о воспитании Берке-хана в мусульманской среде по указанию его отца Джучи (Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. С. 15—16).

21. Думается, все же сильного противодействия со стороны ханской власти здесь не было, так как ислам, принятый Берке-ханом, не остановил проповеди русского духовенства (Сочнев Ю.В. 1) Русь и Золотая Орда: некоторые аспекты конфессиональных взаимоотношений // Россия и Восток: проблемы взаимодействия. Ч. 1—2. Ч. 2 / Под. ред. С.А. Панарина. М., 1993. С. 281; 2) Христианство в Золотой Орде в XIII в. // Из истории Золотой Орды / Отв. ред. Г.Ф. Валеева-Сулейманова. Казань, 1993. С. 109), да и в самой Орде не произошло исламизации государственной и общественной жизни (Кляшторный С.Г., Султанов Т.И. Государства и народы евразийских степей. Древность и средневековье. СПб., 2000. С. 223).

22. Эту причину возникновения епархии указал еще митрополит Макарий (Макарий. История Русской Церкви. Кн. 3. С. 18).

23. Егоров В.Л. 1) Александр Невский и Золотая Орда. С. 57—58; 2) Александр Невский и Чингизиды. С. 55.

24. Шенников А.А. Червленый Яр. Исследование по истории и географии Среднего Подонья в XIV—XVI вв. Л., 1987. С. 9. Заметим, что основным средством содержания епархий в то время были все же не княжеские пожалования, а средства, собираемые епископом со своей паствы (Макарий. История Русской Церкви. Кн. 3. С. 237).

25. Охотина Н.А. Русская Церковь и монгольское завоевание (XIII в.). С. 76.

26. Она же. Изменения в положении Киевской митрополии в условиях монголо-татарского ига. С. 172.

27. Малышев А.Б. Христианство в истории Золотой Орды. Автореф. дисс. канд. ист. наук. Саратов, 2000. С. 15.

28. Примером этого, на наш взгляд, является мнение Н.С. Борисова: «Занимавшие ее (Сарайскую кафедру. — Авт.) иерархи имели прямой доступ к хану, часто оказывались в центре всевозможных дворцовых интриг (курсив наш. — Авт.)» (Борисов Н.С. Иван Калита. М., 1997. С. 78).

29. Мейендорф И.Ф. Византия и Московская Русь. С. 368.

30. Во всяком случае, на это имеются некоторые археологические указания (Полубояринова М.Д. Русские люди в Золотой Орде. С. 27—28). См. также: Иаков, еп. Саратовский и Царицынский. Состояние Православной Российской Церкви в царстве Кипчакской, или Золотой, Орды. С. 48—51.

31. Полубояринова М.Д. Русские люди в Золотой Орде. С. 28, 130.

32. Кривошеев Ю.В. Ордынский царевич Петр и его род: некоторые бытовые и религиозные черты пребывания монголо-татар на Руси // Университетский историк. Альманах / Под ред. Э.Д. Фролова. СПб., 2002. С. 121.

 
© 2004—2019 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика