Александр Невский
 

Трактор по цене авторучки

Вопросам арбитражного управления на сельскохозяйственных предприятиях Тюменской области был посвящен семинар-совещание, прошедший в областном департаменте АПК в минувшую пятницу.

Тема эта, надо сказать, насколько злободневная, настолько и сложная.

Банкротство - и так процесс непростой и болезненный, а когда речь идет о деревне, где, с точки зрения работы для ее жителей, порой и альтернативы-то нет, - болезненный вдвойне.

Для начала приведем несколько цифр, которые озвучил первый заместитель губернатора, директор департамента агропромышленного комплекса Владимир Васильев. По его словам, в настоящее время в процедурах банкротства находятся 80 предприятий отрасли, в том числе 57 сельскохозяйственных предприятий, 11 обслуживающих, семь предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности.

Из 57 сельхозпредприятий на 44 введено конкурсное производство, на пяти - наблюдение, на одном - внешнее управление. В семи организациях арбитражный суд процедуру еще не определил.

Значительное количество процедур, отметил В.Васильев, в последнее время инициируется самими предприятиями: так, из 57 сельхозорганизаций 30% подали заявления сами. В 32% случаев инициаторами стали налоговые органы, в 21% - территориальный орган ФСФО, в 9% - органы прокуратуры.

Кредиторы подали заявления также в 9% случаев.

Всего с 2000 года, сказал Владимир Васильев, в процедурах банкротства сельхозпредприятий участвовал 71 арбитражный управляющий. За это время завершено 134 дела, 129 предприятий исключены из реестра (из них 49 - в 2003 году, 21 - за четыре месяца 2004 г.). Мировым соглашением закончено три дела, два дела прекращены из-за отсутствия признаков банкротства.

Итоги процедур банкротства показывают, что в 99% случаев дела заканчиваются конкурсным производством и распродажей имущества, и пока не было ни одного случая финансового оздоровления в строгом понимании норм закона.

В то же время, по словам Владимира Васильева, есть немало случаев, когда процедуры проведены корректно и сельскохозяйственный комплекс продан эффективному собственнику.

Что касается требований кредиторов, то они, как сказал В.Васильев, удовлетворяются на 4-5 процентов, остальная же стоимость конкурсной массы обеспечивает только затраты по ведению конкурсного производства.

Понятно, что ведение процедуры стоит недешево. Но понятно и то, что больших денег для выкупа имущества банкротящегося предприятия у сельских предпринимателей нет, особенно если учесть, что выкупленное имущество еще надо привести в работоспособное состояние, потратив в три раза больше. В.Васильев отметил случаи, когда действия арбитражных управляющих в процессе конкурсного производства нанесли непоправимый урон, и теперь покупатели остатков имущества пытаются восстановить разрушенное до основания производство.

О грубых ошибках и недостатках в действиях ряда арбитражных управляющих сказал и председатель судебного состава Арбитражного суда Тюменской области Валерий Афанасович. Иногда эти ошибки носят необратимый характер, поэтому сразу возникает вопрос - либо человек действительно ошибся, либо сделал это умышленно. Последний вариант - это, заметил В.Афанасович, уже компетенция других органов, с которыми "мы в последнее время все более тесно взаимодействуем..."

Контролируют же деятельность саморегулируемых организаций арбитражных управляющих территориальные подразделения Министерства юстиции.

Начальник соответствующего отдела Управления Минюста по Тюменской области Елена Моравская сообщила, что за период с 3 марта по 31 декабря 2003 года в управление поступила 31 жалоба на действия арбитражных управляющих, из них пять - на нарушения при проведении процедур банкротства на сельхозпредприятиях области. За пять месяцев 2004 года уже поступило 35 жалоб, восемь из которых - по сельхозпредприятиям. Основные мотивы жалоб - непринятие конкурсным управляющим мер, направленных на возврат имущества должника; нарушение сроков процедур банкротства, установленных законом; невыплата задолженности по зарплате и ряд других.

По результатам рассмотрения жалоб в 2004 году составлено 18 протоколов об административном правонарушении, три из которых - на арбитражных управляющих, ведущих процедуры на сельхозпредприятиях. Причем двоих управляющих за нарушения пришлось исключить из СРО.

Однако арбитражные управляющие, ведущие процедуры на сельхозпредприятиях, порой попадают в ситуации, которые иначе как детективными и не назовешь. Так, Нина Захарова поделилась своим печальным опытом работы по одному из хозяйств в Ярковском районе. На момент подачи заявления оно уже два года не отчитывалось в налоговой инспекции - и никто на это вовремя не среагировал. На руководителя заведено два уголовных дела, четыре деревни без работы, скота нет, техника продана. И альтернативы для жителей нет, потому что нет ни одного предпринимателя в округе - этот самый "руководитель" им просто не дает развиваться. "Мы с главой администрации бегаем, ищем технику, сообщаем в милицию... А на меня усиленно пишут жалобы", - иронично заметила Н.Захарова.

Руководитель Западно-Сибирского филиала НП "Уральская саморегулируемая организация арбитражных управляющих" Фарид Бекшенев считает, что нормальной работе арбитражных управляющих мешает ряд серьезных недостатков, общих для большинства сельхозпредприятий. В частности, основные средства не просто находятся в ветхом состоянии, но еще и не оформлены должным образом - нет актов ввода в эксплуатацию, переоценки и других документов. Аналогичная ситуация по автотранспорту и сельхозтехнике, их либо не ставят на учет в ГАИБДД, либо не снимают с учета, зачастую нет актов приема-передачи бывшим работникам в личное пользование за долги либо по продаже. Полностью отсутствуют оборотные средства и товарно-материальные ценности. Очень сложно обеспечить сохранность имущества, так как его просто негде бывает хранить и некому охранять. Бухучет ведется неудовлетворительно, сохранность документации не обеспечивается.

Существуют также проблемы по земле - ее сложно передать другим хозяйствам из-за того, что паи собственников земли не обозначены, учет крайне запутан. Нет никаких документов на передачу паев внутри хозяйства и проч. На "земельный вопрос" обратили внимание и другие арбитражные управляющие: законодательство изменилось, и очевидно, что в скором будущем земля будет попадать в конкурсную массу (хотя бы через ипотеку), поэтому тут есть над чем подумать.

Но и к департаменту АПК у участников совещания были если не претензии, то пожелания по улучшению его работы. Например, Валерий Афанасович отметил, что по материалам, которые попадают в суд, роль департамента и его участие в судьбе сельхозпредприятий проследить очень сложно. То есть, нет аналитики - почему именно это предприятие попало в такое положение, и складывается впечатление, что в какой-то момент оно осталось один на один со своими проблемами. Кроме того, уровень квалификации руководителей сельхозпредприятий, мягко говоря, оставляет желать лучшего, поэтому, считает В.Афанасович, департаменту надо усилить свое влияние на подбор руководящих кадров.

"Болевой точкой" назвал В.Афанасович несвоевременность введения процедур банкротства. Закон однозначно говорит о том, что, когда отмечаются первые признаки банкротства - а симптомы есть всегда, это не происходит внезапно, - руководители, собственники обязаны, а не просто имеют право поставить вопрос о том, что не все благополучно. Ведь есть такое понятие, как досудебная санация, есть процедура наблюдения, и срок ее увеличен. Есть и редчайшая, по определению В.Афанасовича, процедура для сельского хозяйства - внешнее управление. Таким образом, закон дает практически два года, которые можно использовать достаточно эффективно.

Еще одна болевая точка - это вопросы, связанные с сохранением имущества предприятия. Есть просто поразительные примеры, заметил В.Афанасович, когда автобус продается за 250 рублей, трактор - по цене авторучки. Понятно, что основные средства в сельском хозяйстве, как правило, сильно изношены, но в любом случае должна проводиться оценка имущества, а этого практически никто не делает.

Владимир Васильев в ответ на укор в слабом отслеживании ситуации заметил, что департамент АПК проводит аттестацию, выявляя сильные предприятия, которые могут работать эффективно и которым можно и нужно помогать, и те, которые шансов уже не имеют - финансирование таких прекращается.

Главная же цель - максимально сохранить имущественный комплекс и передать его тому, кто способен вести деятельность на этой территории. А что касается кадров, то пока, увы, еще не созданы условия, чтобы руководители в сельском хозяйстве сплошь и рядом были эрудированными и образованными.

И все же есть и прибыльные хозяйства, и руководители, с которых можно и нужно брать пример.

Серьезной проблемой, судя по выступлениям участников семинара, являются отношения между арбитражными управляющими и органами местного самоуправления. Так уж получается, что они зачастую видят один в другом не единомышленников, а врагов: дескать, задача одних - быстрее распродать, других - максимально сохранить. "Но это не мы пришли гробить, - говорят арбитражные управляющие. - Мы пришли к тому, что формировалось годами, и пытаемся "разрулить" ситуацию, прекрасно понимая, что работать на селе некому и нечем, а кушать хочется всем и всегда..."

Правда, сейчас отношения изменились в лучшую сторону - как заметила начальник отдела экономики и анализа департамента АПК Галина Макарова, если раньше руководители райсельхозуправлений и арбитражные управляющие, встречаясь на подобных совещаниях, и слышать друг друга не хотели, то теперь, по крайней мере, ведут диалог. "Надо, чтобы все работали в одном правовом поле, - сказал один из арбитражных управляющих. - Меры ответственности несопоставимы: у нас - финансовая, у администрации - максимум выговор..."

...После трехчасового обсуждения проблем участники семинара-совещания пришли к выводу, что необходимо прежде всего наладить информационный обмен между всеми структурами, задействованными в процессе банкротства - разумеется, в рамках закона, не нарушая коммерческой тайны. Также нужно выполнять условия соглашений, заключенных между департаментом АПК и саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих, в части согласования кандидатур управляющих, назначаемых на сельхозпредприятия.

Анатолий Лазаренко, который является не только арбитражным управляющим, но еще и ректором Тюменского института переподготовки кадров агробизнеса, предложил проводить обучающие семинары для арбитражных управляющих, работающих в сельском хозяйстве.

Однако есть проблемы, которые на региональном уровне не решить.

Например, все еще висит в воздухе вопрос выплаты вознаграждения арбитражным управляющим, которые работают с отсутствующими должниками. В некоторых районах, правда, изыскивают для этого какие-то минимальные средства, но только в некоторых. В целом же региональный бюджет вряд ли способен взвалить на себя еще и эту ношу. СРО, несмотря на имеющиеся предложения, тоже вряд ли создадут фонд поддержки арбитражных управляющих, работающих с предприятиями, где нет конкурсной массы или ее недостаточно для покрытия издержек, поскольку для этого нет законных оснований. Так что выход один, считают арбитражные управляющие, - платить придется заявителю...

"СП" планирует провести обсуждение этой злободневной проблемы за "круглым столом".

 
© 2004—2017 Сергей и Алексей Копаевы. Заимствование материалов допускается только со ссылкой на данный сайт. Яндекс.Метрика